Пока интеграция Балкан на замке — никто не задумается о европерспективе Украины и Беларуси

Виталий Портников / belsat.eu

Виталий Портников
После отказа Брюсселя начать переговоры о вступлении Албании и Северной Македонии в Евросоюз руководители македонских политических партий договорились о проведении досрочных парламентских выборов 12 апреля 2020 года. Но создается впечатление, что все происходящее результат других договоренностей – Макрона и Путина.

Вполне возможно, что эти выборы приведут к смене власти в стране и после прозападных социал-демократов премьер-министра Зорана Заева управлять страной будут лидеры партии ВМРО-ДПМНЕ («Внутренняя македонская революционная организация – Демократическая партия за македонское национальное единство» – Прим. «Белсата»), правительство которой еще недавно ориентировалось на Кремль.

Чтобы понять всю глубину возможного балканского кризиса, стоит обратиться к истории вопроса.


Договорились с Грецией, не угодили Франции

Отказ Албании не стал неожиданностью просто потому, что еще до саммита сразу несколько стран ЕС выражали сомнение в возможности начать переговоры с ней, а Нидерланды сделали это публично.

С Северной Македонией совершенно другая история. Переговоры с этой бывшей югославской республикой были начаты Евросоюзом еще в начале тысячелетия, но сразу же были заблокированы Грецией, которая требовала изменения конституционного имени страны.

Когда западные лидеры уговаривали македонцев согласиться с греческим условием, они в первую очередь обещали разблокировать вступление в НАТО и начать переговоры о вступлении в Евросоюз. Подписание македонско-греческих соглашений и необходимость их имплементации привели к серьезному расколу среди македонцев. Но правительство страны, несмотря на неудачу референдума о переименовании и отсутствие конституционного большинства в парламенте, смогло добиться конституционных изменений.


Результатом этого решения стало не только ослабление позиций власти в Северной Македонии, но и смена власти в Греции.

И, тем не менее, новое греческое правительство, сформированное силами, изначально выступающими против греческо-македонских договоренностей, не стало блокировать европейскую перспективу Северной Македонии.

Это сделал Эммануэль Макрон.


Макрону – отмену санкций, Путину – Северную Македонию и место в «восьмерке»

При этом никаких логических объяснений такому решению французская дипломатия не может предоставить. Но если подумать, мы найдем эти объяснения в том диалоге, который президент Франции в последние месяцы ведет с президентом России Владимиром Путиным.

И тогда готовность остановить евростремления македонцев вполне коррелирует с давлением, которое Макрон оказывает на нового украинского президента Владимира Зеленского, чтобы любой ценой добиться проведения в Париже саммита «нормандской четверки». Ведь в Париже не случайно приветствовали подписание украинской стороной злополучной формулы Штайнмайера, хоть и понимали, что это путинское условие.

Мы можем считать, что Макрон просто не понимает, к каким последствиям для Северной Македонии может привести его решение. А почему бы не решить, что наоборот – очень хорошо понимает.

Ведь победа на парламентских выборах в этой стране сил, которые будут ориентированы на Москву – такой же успех для Франции, как договоренности Москвы и Киева, пусть даже на российских условиях.

Мы не можем доподлинно знать, что обещал Путин Макрону во время переговоров президентов в форте Брегансон этим летом. Может быть, уход России из бывших французских колоний в Африке – хотя, судя по проведению в Сочи в эти дни саммита «Россия-Африка» Путин не собирается оттуда уходить. Или просто нормализацию ситуации с Украиной, что позволило бы отменить санкции и начать переговоры о возвращении России в G7, пусть даже после ухода из большой политики Ангелы Меркель.



Пугающая гармоничность

Хотя нельзя не заметить, что Макрон и Путин после этой встречи действуют с пугающей последовательностью и гармоничностью – от попыток загнать нового украинского президента в узкий коридор уступок Москве и до отказа разблокировать переговоры с Северной Македонией.

Последствия этих действий, впрочем, могут быть, совсем другими. Они могут привести не к восстановлению российской сферы влияния, а к тотальному кризису. Как это уже было, когда Украиной руководил пророссийский президент Виктор Янукович, а Северной Македонией – пророссийский премьер Никола Груевский.

Впрочем, вполне возможно, что именно этого и добивается сам Путин, когда соблазняет доверчивого Макрона стабилизацией. Ведь пока интеграция Западных Балкан на замке – никто на Западе даже на мгновение не задумается о европейской перспективе Украины, Молдовы и уж тем более Беларуси.

А значит, у Путина останется куда больше времени на восстановление погибшей империи.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники