"Я против, но я не оппозиция". Когнитивный диссонанс белорусского оппозиционера

Сергей Николюк, Свободные новости

В борьбе Добра со Злом не бывает полутонов. В этой борьбе можно быть или с нами, или против нас. Однако было бы странно, если бы толерантные белорусы не внесли в эту классическую черно-белую схему свой национальный колорит…

Осмысленное обсуждение чего бы то ни было возможно лишь внутри некоторой картины мира. Склонные к манихейству граждане, например, рассматривают мир как арену, на которой в последней битве сошлись Добро и Зло, Свет и Тьма. Манихейство, как подсказывает Википедия, учение, основанное в III веке религиозным философом Мани. С творчеством философа знакомы в Беларуси единицы, что не мешает тысячам стихийных манихеев ежегодно пополнять ряды его фанатичных последователей.

Типичный манихей представляет политический процесс в Беларуси как противостояние власти и оппозиции. Целью противостояния в любой точке пространства и в любой момент времени может служить только Победа (прописная буква обязательна). Если же шанс на Победу отсутствует или же действия оппозиции не могут быть восприняты как реальная «борьба за перемены», то такие действия считаются не просто ошибочными, а вредными, ибо они укрепляют легитимность авторитарной власти и вводят в заблуждение доверчивых простаков на Западе.

В борьбе Добра со Злом не бывает полутонов. В этой борьбе можно быть или с нами, или против нас. Однако было бы странно, если бы толерантные белорусы не внесли в эту классическую черно-белую схему свой национальный колорит. Почитайте посты и комментарии к ним на facebook. Противники власти пишут об оппозиции в третьем лице, они постоянно отделяют себя от оппозиции. В черно-белой картине мира такое отделения автоматически означало бы причисление себя к сторонникам власти. Но этого не происходит. Перед нами белорусский феномен: парящий в облаках противник власти, критикующий оппозицию и себя к оппозиции не причисляющий.



Майдан нельзя организовать по заказу

Мани — это III век. Книга Екклезиаста, возможно, на тысячу лет старше. Откроем ее: «Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять…»

Прежде чем заниматься словоблудием по поводу действий оппозиции, необходимо уяснить, какое на дворе время, так как бессмысленно ожидать веерного разбрасывания камней до того момента, пока камни не будут собраны.

На языке социологов «Левада-центра», время делится на время политической апатии и время политического возбуждения. Второе время в прошлом веке наблюдалось всего дважды: в 1917—1922 годах и в перестройку в конце 80-х — начале 90-х.

Эти же временные отрезки можно описывать через понятие «бифуркация» (от лат. Bifurcus — «раздвоенный»). Важным свойством систем (термодинамических, социальных), находящихся в точке бифуркации, является их способность изменяться под воздействием слабых возмущений.

Революции, в том числе и так называемые «цветные революции», — пример нахождения социальных систем в точке бифуркации. Вспомним последний Майдан. Число его активных участников не превышало нескольких тысяч, но они смогли отклонить вектор развития страны с населением более 40 млн человек. Преувеличивать роль Майдана, однако, не следует, так как его итоги обесцениваются, если не получают поддержки миллионов на выборах и в ежедневных практиках.

Майдан нельзя организовать по заказу. Как бы при этом активисты ни старались и как бы ни раскошеливался «Вашингтонский обком». Для формирования точки бифуркации (она же революционная ситуация по Марксу—Ленину) требуется структурный кризис.

Вспомним СССР. Не Горбачев развалил страну. Все гораздо проще: система, в которой частная инициатива была уголовно наказуемой, уперлась в свой предел. Совершить переход от индустриальной экономики к постиндустриальной она оказалась не в состоянии.

Оглянитесь вокруг. Все позитивные перемены последних десятилетий в экономике достигнуты не благодаря, а вопреки усилиям архитектора «белорусской модели». Корпуса былых производственных флагманов давно уже засижены мелкими арендаторами, как мухами. Заклинаниями на тему «ни в коем случае нельзя загубить производство комбайнов (тракторов, грузовых автомобилей)» их не оживить.


«Лучше мало, чем ничего»

Время собирать камни. Время собираться вместе… Регулярно штатные пропагандисты сообщают нам о том, что сплоченность народа и национальное единство — «это самое большое достижение нашего государства и самое лучшее наследие, которое мы оставим нашим детям и внукам».

О какой сплоченности и о каком национальном единстве идет речь? Если об основанных «на многообразии политических институтов, идеологий и мнений», как того требует статья 4 Конституции, то такую сплоченность и такое единство следует приветствовать. Но весь мой жизненный опыт, составной частью которого является регулярное чтение «СБ. Беларусь сегодня», подсказывает, что речь идет о сплоченности вокруг властной «вертикали».

Безусловно, сторонников подобной сплоченности в Беларуси немало. Красно-зеленый флаг им в руки. Но лично мне близки те, кто предпочитают бело-красно-белый флаг. Поэтому прежде чем объединяться, необходимо разъединиться.

Время собирать камни. И очень важно эту работу проделывать не в одиночку, а коллективно. «Каждый человек, — поясняет российский политолог Екатерина Шульман, — который делает что-то совместно с другими людьми, делает шаг к спасению своей родины».

От цитирования Ветхого Завета перейду к цитированию Нового Завета: «Всякое доброе дело, сколь бы малым оно ни было, можно поставить в заслугу человеку, его совершившему, — лучше мало, чем ничего» (послание апостола Иакова, гл. 1, ст. 17).

Говоря проще: всякое деяние есть благо. Но если учесть, что главная проблема сторонников бело-красно-белого флага — отсутствие навыков совместных действий, то всякое совместное деяние есть благо в квадрате. И в этом смысле так называемые выборы представляют серьезные возможности для совместных деяний. Важно подчеркнуть, что эти деяния непосредственно связаны с политикой, а такая возможность в условиях консолидированного авторитаризма предоставляется нечасто.

«Движение — все, цель — ничто», — любил повторять лидер II Интернационала Эдуард Бернштейн (1850-1932), и это правильный лозунг для времени сбора камней. И нет ничего зазорного в том, что сегодня противники власти должны направлять свои скудные ресурсы не на борьбу с режимом, а на решение своих внутренних задач.

* * *

В отличие от Беларуси, в России начинает складываться революционная ситуация, что и продемонстрировали выборы в Мосгордуму. Однако обольщаться не следует. Для характеристики московских протестов, пожалуй, подойдет афоризм Уинстона Черчилля: «Это — не конец, это — не начало конца, но это — конец начала».
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники