Каковы шансы Беларуси спрыгнуть с интеграционного поезда?

Наталья Колесниченко, "Завтра твоей страны"

Иллюстративное фото
Пятничная встреча властей Беларуси и России закончилась договоренностями по сельскому хозяйству, таможне, алкогольному рынку, связи. Остались открытыми важные для белорусской стороны вопросы − по газу, нефти и налогам.

Может ли Беларусь вообще отказаться от этой затеи из конца 1990-х, "Завтра твоей страны" рассказали эксперты.


Гипотетически разворот возможен

Эксперты сходятся во мнении, что Беларусь может в любой момент отказаться развивать проект Союзное государство. Но только гипотетически.

— Лукашенко всегда был мастаком это делать. Но это не будет означать отказ от других интеграционных форматов. К примеру, членство в ЕАЭС мне представляется одной из красных линий, которую Беларусь не может сейчас перейти, включая непрепятствование транзиту российских энергоресурсов на Запад и продолжение военного сотрудничество. Отказ от этого фактически означал бы начало конца поддержки в целом Лукашенко со стороны России, − отмечает аналитик исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST) политолог Андрей Елисеев.

В самом договоре 1999 года указано, что одна из двух стран может провести референдум и принять решение выйти из Союзного государства. И, как напоминал в прошлом году премьер-министр России Дмитрий Медведев, была возможность оставить положение в замороженном виде. Правда, в этом случае Беларуси перестала бы получать экономические бонусы, которые она имела в годы тесной дружбы с Кремлем. Как видно, Москва слово держит: дешевые энергоносители выбить все сложней и споров по экономическим вопросам все больше, компенсации за российский налоговый маневр не обещают.


Год назад белорусские власти решили выбрать «продвинутый» вариант сотрудничества, или, как стало принято говорить, − углубление интеграции. Политический обозреватель Александр Класковский считает: Минск надеялся, что ему снова удастся выторговать выгодные для себя экономические условия, увернувшись от неудобных пунктов, прописанных в старом договоре о Союзном государстве. Как видно, пока это не удалось.

− Теоретически можно было бы отказаться и выбрать консервативный вариант. Но таких слов из уст белорусского руководства не звучит. Напротив, звучат убаюкивающие высказывания: дескать, экономическая интеграция никак не грозит суверенитету, − отмечает эксперт.


Придется выбирать между сложным и политически неудобным вариантами

Приняв однажды правила игры и согласившись год назад на продолжение интеграционных процессов, Минск уменьшил свои шансы соскочить с формата Союзного государства, считают эксперты.

В свое время официальный Минск привязывал к интеграции любые выгодные для него решения. И теперь стоя лицом перед глубокой интеграцией, белорусские власти обнаружили, что на ней завязаны практически все аспекты отношений двух стран. Спрыгнув с этого формата, Беларусь не вернется к прежнему статус-кво, а окажется в худшем положении, считает Андрей Елисеев.

Отказ Минска от ведения переговоров и разворот в другую сторону означал был шок для белорусской экономики, добавляет Александр Класковский. В отличие от начала 2000-х, Москва не намерена продавать Беларуси дешевые энергоресурсы и давать кредиты.

− Лукашенко сейчас стоит перед «дьявольской альтернативой»: если отказаться от углубления интеграции – это будет шоком для экономики, а если продолжать – это значит быть на крючке у Москвы, − говорит политический обозреватель.

Отказ от углубленной интеграции потребовал бы серьезной мобилизации всех внутренних ресурсов в стране. И даже в этом случае, по крайней мере в первые годы, решение негативно сказалось бы на экономической ситуации. Это касается не только цен на энергоносители. Это вопрос и товарооборота, около половины которого приходится на Россию, и различных кооперационных связей, отмечает директор института «Палітычная сфера» политолог Андрей Казакевич.

Преодоление экономических последствий потребовало бы определенных жертв в плане комфорта и экономической стабильности в течение нескольких лет.

− Но для белорусского государства нехарактерно думать в категориях долгосрочной стратегии, доминируют краткосрочная тактика в пределах 1-3 лет. И если исходить из такой логики, то игра в переговоры с Россией кажется единственным рациональным выходом, − говорит директор института «Палітычная сфера».

Более того, спрогнозировать, как Россия отреагирует на решение Минска выйти из орбиты ее влияния, достаточно сложно. История показывает, что реакция может быть самой жесткой.

− Возможны различные действия России по дестабилизации внутриполитической ситуации, создание и финансирование различного рода политических проектов, ну и в крайнем случае никто не исключает военного вмешательства, − отмечает Андрей Казакевич.


Остается хитрить и выкручиваться?

Наиболее вероятный исход – продолжение торга и перетягивание каната, считают эксперты. Самым успешным итогом для Беларуси будет заморозка реанимации Союзного государства и сохранение статус-кво.

При этом крайне важно реформировать экономику, снижая ее зависимость от России, и вести сбалансированную внешнюю политику, позволяющую найти партнеров в регионе и мире, которые стали бы противовесом российскому влиянию.

Но если выдерживать внешнеполитический баланс Минску в последнее время более или менее удается, то в экономическом плане ситуация остается печальной. Несмотря на озвученные намерения диверсифицировать экономику и уменьшать влияние на нее российского рынка, официальные цифры показывают, что зависимость от России остается достаточно сильной, а запасов на время перестраивания экономики белорусские власти не сделали.

Подписывайтесь на нас

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники