Эксперт: Лукашенко стал заложником

Валерий Карбалевич, "Свободные новости плюс"

Валерий Карбалевич. Фото: DW
Итак, на человечество обрушилась опасная пандемия, которой не было с 1918 года. На 23 марта в мире зафиксировали более 339 тысяч случаев COVID-19.

От болезней, которые вызвал новый коронавирус, в мире умерли более 15 тысяч человек. Причем ситуация развивается по пути эскалации. С каждым днем число зараженных болезнью и смертей фиксируется все больше.

В связи с пандемией, страны мира одна за другой закрывают границы, объявляют чрезвычайное положение, вводят карантин. Даже в Мекке и Медине прекратили доступ к мусульманским святыням.

В Беларуси на 21 марта Министерство здравоохранения сообщает о 76 подтвержденных случаях коронавируса. Но, согласно оценкам международных исследований, количество нерегистрируемых носителей вируса примерно в 5—15 раз больше официально зарегистрированных.

Однако Беларусь — фактически единственная страна в Европе, которая не закрыла границы, не осуществила другие более жесткие меры против распространения коронавируса. Более того, Александр Лукашенко и с гордостью заявил, что наша страна ничего этого делать не собирается. Лукашенко назвал всемирную пандемию, объявленную Всемирной организацией здравоохранения, «психопатией», «психозом», считает, что это «глупость абсолютная и несусветная». Лукашенко утверждает: «Вы видите: мир сошел с ума от коронавируса или, может быть, на основе этих всех рассуждений по коронавирусу. Но для нас не это главное и страшное. Мы эти вирусы переживали, переживем и этот... Я этот коронавирус называю не иначе как психозом и от этого никогда не откажусь». И выводы из уст Лукашенко: «Нам не нужно закрываться ни от поляков, ни от россиян, ни от украинцев. Они хотят — пусть закрываются. Нам не нужно этого делать, потому что это пустое». И призвал белорусов: «Не бегайте по аптекам и не скупайте маски, спецодежду или какие-то лекарства». А что надо делать? Пить водку, ходить в сауну и работать на тракторе. И это говорится в момент, когда в мире умирает от пандемии около 1 тысячи человек в день.


В итоге в Беларуси не отменяются ни занятия в системе образования, ни спортивные, культурные и иные массовые мероприятия. Наша страна — единственная в Европе, где продолжаются матчи чемпионата по футболу. Проводятся репетиции парада, который запланирован на 9 мая. Все это очень напоминает первые дни после чернобыльской аварии. Государственные СМИ, вслед за Лукашенко, тоже называют пандемию и меры защиты от нее фейком и психозом. Ставка делается только на отслеживание и изоляцию людей, у которых выявили эту болезнь.

И, кстати, правительство России объяснило закрытие своей границы для белорусов тем, что в Беларуси не принимаются адекватные меры по борьбе с вирусом.

В чем причина такой странной, в чем-то перпендикулярной позиции Лукашенко относительно беды, с которой борется весь мир? Она вытекают из той философии, которую исповедует существующий режим. Главное в стране не отдельный человек, его жизнь и здоровье, а государство, его величие и авторитет. И чтобы продемонстрировать это, надо любой ценой провести военный парад.

В авторитарном государстве превыше всего ценится порядок. Оно страшно боится чего-то неконтролируемого, например, паники. «Я абсолютно убежден, что мы можем больше пострадать от паники, нежели от самого вируса», — заявляет Лукашенко.

Кроме того, в авторитарном государстве не существует прямой ответственности, подотчетности власти перед обществом. Она не зависит от голосов избирателей.

Лукашенко в определенном смысле стал заложником своего концепта стабильности. Долгие годы государственная пропаганда формировала образ Беларуси как остров спокойствия и безопасности на фоне катаклизмов, которые бушуют в мире. Помните, как во время мирового экономического кризиса Лукашенко как заклинание твердил, что у нас нет никакого кризиса, забудьте о нем. И теперь появился соблазн сильнее утвердить этот образ на фоне того, что «мир сошел с ума от коронавируса».

Лукашенко долгое время гордился тем, что Беларусь в 1990-е годы не пошла вслед за соседними странами по пути рыночных реформ и демократии. Был выбран альтернативный вариант (белорусская социальная модель), на который, по его словам, с завистью смотрел весь постсоциалистический мир. И теперь он пытается реанимировать тот опыт, снова идти не в ногу с соседями, чтобы потом доказать, что мы были правы.

Другой момент. Преимущество Беларуси, с точки зрения Лукашенко, состоит в том, что здесь государство контролирует все. Поэтому власть легко и быстро способна взять любую ситуацию под контроль. И с этой точки зрения нет необходимости забегать вперед.

И еще. Лукашенко в отношении значимых мировых событий руководствуется конспирологической логикой. Если случаются какие-то катаклизмы всемирного масштаба, то он считает, что их организовала некая мировая закулиса. С десяток лет назад по миру распространялся свиной грипп, Лукашенко комментировал это так. Дескать, фармацевтические компании искусственно раздувают ажиотаж и панику, чтобы заработать деньги на лекарствах. Думаю, какое-то подобное видение ситуации у него и сейчас, о чем он и говорит: «Абсолютно убежден, что это очередной такой же психоз, который кому-то будет на руку»; «Спланировали и устроили какой-то психический дом».

Кроме того, в непривычной ситуации Лукашенко теряется, возникает состояние ступора перед острой проблемой.

В итоге в который раз страна становится заложницей представлений о мире одного человека. Никто из окружения Лукашенко не смеет сказать ему правду. А как известно, авторитарные правители, особенно те, которые долгое время находятся у власти, не живут реальностью. Они ее творят.

Но, занимая такую позицию, Лукашенко очень рискует. Иллюзия всемогущества государства в эпоху пандемии может иметь тяжелые последствия. Это пагубная самонадеянность. Ибо на кону уже не зарплаты и пенсии, а жизни людей. Важно отметить, что Лукашенко действует вопреки доминирующим настроениям в белорусском обществе. Чтобы в этом убедиться, стоит почитать социальные сети, где активно обсуждается версия, что власти собираются избавиться от пенсионеров. Бред, но ведь обсуждается.

Если ситуация с коронавирусом пойдет в Беларуси по негативному сценарию, не дай Бог, начнут умирать люди, то нетрудно догадаться, кого будут обвинять и проклинать. Нынешняя политика — это опасная игра с огнем.

Проблема еще и в том, что в белорусском обществе существует традиционное недоверие к власти, основанное на долгом опыте. И Минздрав это недоверие только усугубляет. Информация о масштабе распространения коронавируса в Беларуси публикуется не каждый день, причем очень усеченная. Например, в последние дни сообщается не общее число заболевших, а только количество вылечившихся, находящихся на лечении. Ничего не сообщается, в каких городах находятся очаги заболевания. В громкой истории со смертью 58-летней женщины в Витебске, в первое время и пресс-служба Минздрава, и руководство витебской больницы категорически отказывались отвечать на вопросы о диагнозе. Попытки прятать информацию не увеличивают доверие к власти. А указание Лукашенко КГБ бороться с фейками и слухами только подтверждает неспособность политического руководства нормально разговаривать с обществом.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

Подписывайтесь на нас

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники