Референдум-1995: все могло быть иначе

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор, Свободные новости
14 мая 2020, 09:20
Михаил Пастухов. Фото: Наша Нива
Время постепенно отдаляет нас от событий недавней истории. 14 мая 1995 года состоялся первый республиканский референдум. Он многое изменил в жизни белорусского государства и общества. Что было самым важным?

Вопросы для обсуждения


С инициативой в проведении референдума выступил А. Лукашенко. Он предложил на всенародное обсуждение четыре вопроса: 1) Согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским? 2) Поддерживаете ли вы предложение об установлении новых Государственного флага и Государственного герба Республики Беларусь? 3) Поддерживаете ли вы действия Президента Республики Беларусь, направленные на экономическую интеграцию с Российской Федерацией? 4) Согласны ли вы с необходимостью внесения изменений в Конституцию Республики Беларусь, которые предусматривают возможность досрочного прекращения полномочий Верховного Совета Республики Беларусь в случаях систематического или грубого нарушения Конституции?

Следует отметить, что в тот период действовал закон «О всенародном голосовании (референдуме) в Республике Беларусь» от 13 июня 1991 года. Среди прочего, в нем определялись вопросы, недопустимые для республиканского референдума (ст.3).

Проведение республиканского референдума возлагалось на Центральную комиссию по выборам и проведению республиканских референдумов и соответствующие территориальные комиссии (тогда председателем Центризбиркома был профессор Александр Абрамович).

Если посмотреть на вопросы, предложенные на референдум, то становится очевидным, что первый и второй посягали на «неотъемлемые права народа Республики Беларусь на суверенную национальную государственность, государственные гарантии существования белорусской национальной культуры и языка». Третий вопрос носил провокационный характер, поскольку положительный ответ означал одобрение проводимой белорусской властью политики на углубление интеграции с Россией. По большому счету, такой вопрос подрывал основы суверенитета страны.

Формулировка четвертого вопроса о предоставлении президенту права досрочно прекратить полномочия Верховного Совета вступала в противоречие с принципом разделения властей и умаляла самостоятельный статус тогдашнего парламента как высшего представительного и единственного законодательного органа власти. Это можно было расценить как попытку захвата власти посредством проведения референдума.

Следует также учесть, что согласно ч.2 ст.148 Конституции запрещалось вносить изменения и дополнения в Конституцию в последние шесть месяцев полномочий Верховного Совета. А это имело место в тот период. К тому же на 14 мая 1995 года планировалось проведение выборов в новый состав Верховного Совета.

Голодовка депутатов


Референдум 1995 года запомнился еще и голодовкой депутатов Верховного Совета, которые выступили против инициативы А. Лукашенко. Вот список этих депутатов: Николай Аксамит, Сергей Антончик, Лявон Барщевский, Юрась Беленький, Игорь Герменчук, Валентин Голубев, Владимир Заблоцкий, Борис Гюнтер, Лявон Дейка, Леонтий Зданевич, Николай Крыжановский, Николай Маркевич, Виталий Малашка, Сергей Наумчик, Зенон Пазьняк, Сергей Попков, Петр Садовский, Олег Трусов, Александр Шут.

Благодаря смелой и принципиальной позиции вышеназванных депутатов предложение А. Лукашенко не получило поддержки Верховного Совета. Однако А. Лукашенко настаивал на его принятии. Тогда несогласные депутаты вышли к трибуне и объявили о бессрочной голодовке.

В ночь с 11 на 12 апреля 1995 года в Овальный зал, где разместились голодающие депутаты, были введены несколько сотен вооруженных людей и группа людей в масках. Они применили силу в отношении депутатов. Многих из них избили и на милицейских машинах вывезли в разные части города.

По факту противоправных действий в отношении депутатов прокуратура возбудила уголовное дело. Однако проведение расследования вскоре было приостановлено из-за противодействия Администрации президента, которая отказалась предоставить видеопленку «ночных событий» в Овальном зале.

На следующий день после «эвакуации» протестовавших депутатов заседание Верховного Совета возобновилось. Большинством голосов референдум был назначен (с точки зрения регламента, это было нарушение процедуры голосования).

Позиция суда


В истории референдума 1995 года мало упоминается о позиции Конституционного суда. Известно лишь то, что суд уклонился от рассмотрения вопроса о конституционности решения Верховного Совета о назначении референдума. Почему так поступил суд?

В то время я был членом Конституционного суда и хотел бы прояснить ситуацию. Следует учитывать, что после образования Конституционного суда в апреле 1994 года суд работал без должности председателя, поскольку по Конституции 1994 года кандидатуру председателя Конституционного суда предлагал президент. После избрания на должность А. Лукашенко «тянул» с внесением такой кандидатуры. Только 23 марта 1995 года он предложил избрать председателем суда Валерия Тихиню. Однако вскоре разочаровался в своем выборе, так как Конституционный суд занимал принципиальную позицию по ряду правовых вопросов. В. Тихиня попал в немилость.

В такой ситуации в Конституционный суд обратился председатель постоянной комиссии Верховного Совета по вопросам образования, культуры и сохранения исторического наследия Нил Гилевич. Он предложил начать производство о конституционности принятого решения о назначении референдума. Однако суд по формальным причинам отказался рассматривать данное предложение.

Я считаю, что суд тогда занял «страусиную позицию». Мы, судьи, обязаны были вмешаться в процесс и принять соответствующее решение. Оно могло быть одно — такой референдум нельзя было проводить, поскольку он был направлен против белорусской государственности, культуры и языка.

Негативные последствия референдума обрушились на страну. Белорусский язык стал постепенно вытесняться из всех сфер жизни. Национальные символы в виде флага и герба были, по сути, запрещены. Курс на интеграцию с Россией стал приоритетом в политике белорусских властей.

Несмотря на «успехи» в голосовании по вопросам референдума, выборы нового состава Верховного Совета были сорваны. В первом туре избрали, насколько я помню, 122 депутата из 260. Верховному Совету 12-го созыва Администрация президента не разрешала продолжить свою деятельность, ссылаясь на окончание срока полномочий. Довыборы в Верховный Совет 13-го созыва прошли лишь в ноябре 1995 года и завершились формированием неполноценного парламента в количестве 196 человек. В январе 1996 года он приступил к работе. Но это уже другая история...

Вспоминая тот референдум, я соглашаюсь с мнением многих политиков и независимых юристов, что он был незаконным и его результаты не имеют юридического значения. Это означает, что национальные символы белорусской государственности должны быть восстановлены, а белорусский язык должен стать единственным государственным языком.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ