«Не трогайте детей!» Особенно - в стихотворной форме

Алесь Киркевич, БелГазета
17 июня 2020, 03:26
Александр Лукашенко и младший сын Коля. Фото: Getty Images News / Andrea Verdelli
Директор гимназии в Смолевичах решил не продлевать контракт с педагогом. Подумаешь, новость. Мало ли кто с кем не продлевает контракт...

Ан нет! Учительницей оказалась Анна Северинец - писательница, поэтесса, историк литературы, востребованный и публичный человек. А контракт не продлили из-за стихотворения о Коле и его папе.

Не называя фамилий и должностей, в свойственной поэтам манере Анна Северинец описала мир, в котором белорусы безошибочно узнали окружающие их реалии: от строительства тюрем до готовности отдать приказ стрелять по людям. При этом стихотворение меньше всего похоже на политическую агитку. Скорее - предостережение сыну, на плечи которого ляжет наследие властного отца, все активы и пассивы: «Першым пакутуе сын, бо толькі яму і не ўратавацца…»

В отличие от брата Павла Северинца, Анна не политик. Она педагог. Поэтому и стихотворение не про отца Коли, не про систему, а про самого парня. Талант поэтессы немедленно оценили и - уволили: «Директор сказал, что как поэтесса я имею право на идеи о системе образования, но я не имею права как учитель критиковать власть, что наша задача - обслуживать действующую идеологию. И пока я не высказывалась в адрес первого лица, то это понимали, а теперь не понимают», - прокомментировала свое увольнение Анна Северинец.

Наша героиня уже не первый раз публично критикует действия власти, вызывая чиновников на дуэль. В частности, совсем недавно Анна инициировала обращение белорусских учителей, которые в открытом письме на имя министра образования Игоря Карпенко призвали не лишать аттестации детей, обучающихся дома в период пандемии.

Министерство тогда в своем телеграм-канале отреагировало, мол, все у нас прекрасно, учителя имеют массу свободного времени для написания всяких открытых писем и прочих кляуз, оставаясь при этом самыми свободными людьми в стране, а может, и в мире.

«В оппозиционных СМИ сейчас «разгоняется» тезис о крайней репрессивности белорусской системы образования, где учителя якобы страшно запуганы, зависимы, не имеют собственного мнения», - с некоторой обидой заметили в министерстве.


А потом парировали:

«В нашей стране никто не лишает права на профессию, не увольняют с работы, дают свободно высказаться, критиковать власть, сообщать свое очень ценное мнение и писать открытые письма».


Напомним, что все эти жизнеутверждающие и пышущие гуманизмом тирады Минобразования имели место в конце апреля. Сейчас на дворе июнь, выпускные вечера недавно прошли - и педагог с несчастливой фамилией Северинец оказалась на улице. Как же так? А право свободно высказываться? А власть критиковать? А может… «очень ценное мнение» теряет в цене из-за стихотворной формы, а в перечне дозволенного только проза: новеллы, героические эпопеи, мемуары? Как у Бутусова: «Она читала мир как роман, а он оказался повестью…»

В формате бюрократической повести, кстати, об увольнении высказался и сам министр образования:

«Продление или непродление контракта с работником учреждения образования относится непосредственно к компетенции нанимателя. Но как человек, педагог и отец я понимаю, почему директор принял такое решение. Педагог не вправе манипулировать детьми, чтобы угодить своим политическим взглядам. Не трогайте детей, кем бы ни были их родители и как бы вы к ним ни относились».


Какие-то «Отцы и дети» получаются. Детей трогать нельзя, а отцов, получается, можно? Или же нельзя трогать детей конкретных отцов? Или нельзя манипулировать обычными детьми обычных отцов против необычных детей и их необычных отцов?.. Игорь Васильевич, объясните, мы совсем запутались! Или просто-напросто список неприкосновенных отцов и детей опубликуйте на сайте Минобразования, чтобы каждому педагогу было понятно.

«Педагог не вправе манипулировать детьми, чтобы угодить своим политическим взглядам», - вот тут, кстати, сложно не согласиться. Святая правда! Возникает другой вопрос: а вправе ли педагог манипулировать детьми, чтобы угодить чужим политическим взглядам? Если проще, то взглядам государственным, которых придерживается начальство, читай - работодатель? Разве ритуалы принудительного вступления в БРСМ, которые сами дети часто записывают на смартфоны и выставляют в сеть, - это не манипуляция? Или кто-то думает, что детишек на подобные провокации науськивает Анна Северинец на пару с братом-политиком?

Кстати, в тему выпускных. В минской гимназии №192 на выпускной линейке случилось настоящее ЧП. Владислав Римашевский попрощался со школой такими словами:

«Мы все искренне надеемся, что 9 августа в нашей любимой стране произойдут долгожданные изменения. <…> Жыве Беларусь!»


Все это, естественно, в микрофон, перед бывшими одноклассниками, учителями, родителями, дирекцией школы. В последний момент микрофон отключили, но было поздно. Что записано на смартфон - не вырубишь топором. Видео мгновенно попало в сеть и набрало сотни тысяч просмотров.

Со слов Владислава, на следующий день началась коллективная «отзвонка». Классный руководитель, замдиректора школы… Парню объясняли, что делом заинтересовалась милиция. Из БРСМ, кстати, тоже пишут: спрашивают «сколько заплатили за выступление». А сам Владислав искренне жалеет, что еще несовершеннолетний и не может голосовать: так бы поддержал Светлану Тихановскую или Валерия Цепкало.

Представляю, какой разнос сейчас идет в 192-й гимназии. БРСМ, социальные педагоги, классный руководитель, дирекция… Все мечутся и выясняют, кого назначить виноватым перед проверкой от Минобразования (стоит ли сомневаться, что таковую направят к месту ЧП?). По иронии судьбы фамилия парня созвучна с фамилиями сразу двух известных «манипуляторов» и «неблагонадежных элементов»: политика Виталия Рымашевского (да-да, однопартийца Павла Северинца!) и руководительницы канала «Белсат» Агнешки Ромашевской-Гузы. Наверное, тоже будут проверять. А вдруг родственники, а вдруг - генетическая предрасположенность к провокациям и подрывным действиям?

Возможно, Владислава сейчас будут пугать страшилками из серии «ты никуда не поступишь», «это клеймо на всю жизнь» и далее в том же духе. Однако самое неприятное, если учащемуся в такой ситуации педагог говорит сакраментальное: «Ты же меня подставляешь. И меня, и класс, и всю школу». Причем без крика, а спокойно так. По-отечески. Совсем не прозрачный намек на предательство. Мол, в жизни делай себе что хочешь, а сейчас - «ты меня подставляешь». Мне кажется, что это - самая прямая и самая страшная манипуляция, которая давит на человеческое в человеке. Что еще хуже - в еще не сформировавшемся ребенке. Впрочем, какое до этого дело министерству? Ведь на таких приемах система и держится.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ