Чем войдет в историю президентская кампания-2020

Анжела Белуш, Intex-press
30 июня 2020, 13:18
Фото: «Радыё Свабода»
Эти выборы запомнятся. Кампания проходит на фоне пандемии, мирового экономического кризиса, падения рейтинга власти, высоких волн протеста и захлестывающих репрессий. Intex-press посмотрела, чем особенны эти президентские выборы.

1. Неожиданная пандемия


Властям сразу не повезло с этой кампанией. Выбирая даты президентских и парламентских выборов, они неудачно остановились на парламентских в невыразительном 2019 году, который запомнился разве что 25-летием Александра Лукашенко у власти. Оппозицию в парламент даже в виде Канопацкой не допустили. Могли провести тогда вялые президентские выборы.

2020 год не стал ходить вокруг да около. Мир полыхнул пандемией коронавируса. Лукашенко долго уверял белорусов в их особом, отличном от цивилизованного мира пути, однако в этот раз дело касалось здоровья, жизни и смерти. Пока другие страны закрывали границы, останавливали производства и запрещали людям выходить на улицы без крайней надобности, в Беларуси проводили субботники, парады, чемпионаты по футболу. Люди начали болеть. Медики перешли на осадное положение – ситуацию в больницах и в конкретных регионах засекретили.

Минздрав ежедневно выкатывает столь элегантную статистику, что способен восхитить ЦИК.

В то время как другие страны спасали людей, в Беларуси спасали экономику. То, что их жизни так мало значат, потрясло белорусов. Кто-то из них похоронил родных, которые могли бы жить, если бы Беларусь не пошла по своему, немноговышебогаизбранному пути. Отсутствие правды, материальной поддержки, соболезнований семьям умерших возмутило даже преданный электорат власти.

2. Неожиданная активность кандидатов


После брутальной кампании 2010 года и чисто символической президентской гонки 2015 года от выборов 2020 года не ждали ничего. Состояние, в котором находилось общество, – парализующая усталость. Усталость от одного и того же лица, нищеты, лжи, несправедливости, делания вида на всех уровнях, что у нас все хорошо, а у других и того хуже, и посмотрите, что в Украине, а вы вот не помните, как хлеба у нас на три дня оставалось и мы в лаптях ходили.

Плесень, которой покрылась общественно-политическая жизнь Беларуси, слетела со скоростью распространения коронавируса.

Поначалу 55 кандидатов захотели зарегистрировать свои инициативные группы. Но зря, что ли, Лидия Ермошина ест свой хлеб – удалось это только 15.

Среди них впервые за долгое время появились люди из элиты, и за них хотелось голосовать. Это банкир и миллионер, выходец из Заводского района Минска Виктор Бабарико, а также Валерий Цепкало, основатель Парка высоких технологий.


Еще один популярный претендент не был зарегистрирован по техническим причинам – видеоблогера Сергея Тихановского держали в это время в ИВС. Его место, к восхищению многих, заняла супруга Светлана. Она сделала это застенчиво, неуверенно и исключительно из любви к мужу.

В эту кампанию, и это тоже заметная особенность, многое делается из любви, к людям и стране.

Сейчас в президентской гонке остается семь претендентов — Виктор Бабарико, Андрей Дмитриев, Анна Канопацкая, Александр Лукашенко, Светлана Тихановская, Валерий Цепкало, Сергей Черечень. Кого из них зарегистрируют кандидатами, станет известно к 15 июля.

3. Неожиданная активность электората


Политологи позже решат, кто кого разбудил – кандидаты общество или запрос на ярких личностей вывел их на тернистый путь политической борьбы.

Но даже СМИ не подозревали, какой спрос на правду накопился в людях. Сначала белорусы ушли в Youtube от унылого телевидения, которое работает для одного зрителя. Там они увидели, как говорят правду другие белорусы, и стали говорить сами. И сегодня люди не могут наговориться, как во времена перестройки.


Чтобы быть услышанными, что перемены нужны, люди выстраивались в очереди подписаться за претендентов. За любого, кроме одного. Эти очереди, которые выстраивались не только в Минске, но и в маленьких городах, стали символом мирного белорусского протеста.


26 мая, Барановичи. Сбор подписей за Светлану Тихановскую. Фото прислал читатель Intex-press

Белорусы отдали альтернативным кандидатам рекордное число подписей. Но кроме этого, многие, кто раньше никогда не ходил на выборы, решили сами пойти в участковые комиссии, чтобы проверить, правда ли у нас фальсифицируют итоги голосования. Только от инициативы «Честные люди» заявления подали более 2000 человек. Почти всем им по невероятному совпадению отказали. В исполкомах не стеснялись объяснять такое решение «отсутствием опыта работы в избирательных комиссиях», что звучало, конечно, двусмысленно.

Власть по-прежнему отказывается услышать, что белорусы требуют правды и честного голосования. С представителями кандидатов в комиссиях, с публикацией на сайте ЦИК результатов по каждому участку, чтобы люди сами видели, какие цифры складывают и какой получается итог. И пусть победит сильнейший.

4. Неожиданное падение рейтинга власти


Глядя на всю эту «вакханалию», Александр Григорьевич проявил твердость характера и заявил, что очереди – это большая и малая карусель. Неизвестно, что это значит, но понятно, что президент не верит в народную нелюбовь и считает очереди – политтехнологиями.


Между тем в каруселях, больших и особенно в малых, усиливались слухи, что рейтинг президента не так уж велик. Благо результаты соцопросов в стране давно не публикуют. Вероятно, по той же причине, по какой не говорят, сколько заболело коронавирусом в Барановичах и сколько умерло от него в Столбцах. Положение дел с народцем не обсуждают, потому что не вашего ума дело.

СМИ шутки ради запустили опросы среди читателей, за кого те проголосовали бы на выборах. Шутки ради, поскольку это мнение определенной аудитории – читателей конкретного СМИ, а не всего общества. В некоторых опросах президент получил 3%. Но в некоторых и шесть. Так в большой и особенно малой карусели появился мем про 3%.

И вот такого не было никогда, и этим тоже запомнятся выборы. СМИ и всяким там телеграм-помойкам запретили проводить опросы своей аудитории. Реально запретили спрашивать мнение читателей по поводу, кто из кандидатов им нравится больше после Лукашенко. Смысл прежний – чем меньше правды у народца, тем больше он это заслуживает.

Но Александр Григорьевич расстроился. Он впервые за долгие годы вышел к людям, в чем-то даже оппозиционерам, противникам аккумуляторного завода в Бресте. Понятно, что выборы и рейтинг здесь ни при чем. Президент 2,5 года следил, как брестчане кормят голубей, и он просто пожалел их (возможно, перекормленных голубей). Лукашенко прямо перед охраной и камерами спросил, верят ли люди, что его рейтинг 3%. И оказалось, что нет, никто не верит. Честно так и промолчали перед охраной президента и камерами (телекамерами).

Президент пожурил всех и попросил его не оскорблять, потому что он сам здесь никого лично не оскорблял. Но ему припомнили других.

5. Неожиданные репрессии


Вообще-то, нельзя сказать, что репрессии стали неожиданными. В иной стране это было бы сюрпризом, но в нашей привыкли. Возможно, власти и не считают репрессиями, когда стоящих, молчащих, хлопающих или даже кричащих «Выпускай» людей пакуют в автозаки, штрафуют, сажают на сутки. Не юристу трудно понять, как можно так изогнуть Конституцию, которая гарантирует нам свободу собраний (хоть толпой, хоть цепью), уличных шествий и демонстраций, права на свободу выражения мнения, на получение и распространение информации.

Может, милиция и судьи реально уверены, что они действуют по закону. А может, и смеются над нами, когда их никто не видит, как Администрация Фрунзенского района Минска над формированием участковых комиссий.

Неожиданностью же этой кампании стали скорость и ярость, с которой власти наступили берцем на предвыборную вольницу. Обычно нас приводят в чувства уже после выборов.

Задержали Сергея Тихановского, воспитывали у него послушание карцером. Павла Северинца добивают условиями, которые можно приравнять к пыткам. Сторонников «Страны для жизни» штрафуют и сажают на сутки, не заглушая автозаков. В СИЗО КГБ отправили претендента в кандидаты Виктора Бабарико, с сыном и друзьями семьи, чтобы уж наверняка творить правосудие.

Причем мелочная мстительность выглядит слабостью. 15 суток дали фермеру, который рассказал о своей жизни каналу Тихановского, зачем-то сломали при обыске палец его матери, зачем-то дали семь суток фельдшеру из Лиды и лишили работы в период коронавируса. Зачем-то закрыли платформу MolaMola, где белорусы собирали деньги медикам. Зачем-то вынудили закрыться магазин Symbal.by, а к очереди, которая выстроилась за покупками, прислали автозак. Зачем-то председатель КГБ лично занимался компроматом на бабушку из Гродно, которая не любит Лукашенко и считает его, извините, невыдающимся президентом. Это реально преступление – не любить Лукашенко?

Ну и, наконец, давить стали на блогеров и СМИ. Только за два дня, 19 и 20 июня, при выполнении работы задержали 14 журналистов. Ганцевичскому корреспонденту Сергею Багрову дали 15 суток. На сайты идут DDoS-атаки. «Радыё Свабода» обвинили в управлении пикетами. Уголовные дела возбудили в отношении известных блогеров Игоря Лосика, Владимира Неронского, Владимира Цыгановича и Сергея Петрухина.

Хотели страну для жизни? Получите. И ты, пенсионерочка. И ты глухонемой. А не, ты пока извини. А вот ты, блогерчик, держи свое. Свободы хотите? И еще раз получите. Принуждением к любви назвал это обозреватель Сергей Чалый.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ