«Неожиданно смелый» Дмитриев: «Может быть, партизанская тактика более эффективная?»

Андрей Нехайчик, gazetaby.com
16 июля 2020, 15:57
Фото Игоря Мелешко / gazetaby.com
Кандидат в президенты Андрей Дмитриев объяснил, какую цель он ставит своим участием в выборах, и как относится к другим кандидатам.

Лидер гражданской кампании «Говори правду» в последние дни создал несколько информационных поводов, чтобы обратить на себя внимание.

14 июля при регистрации кандидатом в президенты он эмоционально выступил в Центризбиркоме.

15 июля Андрей Дмитриев прошел по проспекту Независимости и раздал открытки для политзаключенных.

16 июля кандидат дал пресс-конференцию в Тучинском сквере, одном из шести разрешенных мест для агитации в Минске. На вопросы Дмитриев отвечал, стоя в водоеме.

[media=https://www.facebook.com/watch/?v=771050133639354]

А накануне лидер «Говори правду» прояснил свою позицию в эфире Еврорадио, где его из-за выступления в Центризбиркоме охарактеризовали как «неожиданно смелого».

– Ты забыл 2010 год? Фингал под глазом, с которым ты был телевидению? Забыл все, смелым стал? – спросил у кандидата журналист Дмитрий Лукашук.

– Конечно, я помню это очень хорошо. И я постоянно думаю, как сделать так, чтобы никто не попал в ту ситуацию, в которую попал я, – ответил Дмитриев. – И тот фингал, и то видео, которое было сделано в СИЗО КГБ, – все эти ситуации ужасные. Поэтому я чувствую большую солидарность со всеми, кто там сейчас находится, даже если мы политически не сходимся.

То, что происходит сейчас с Сергеем Тихановским, – это пытка, невозможно так относиться к человеку, который высказывал свою позицию, показывал, как люди живут.

Предлагаем вашему вниманию другие высказывания кандидата в президенты.

***

«Если у меня найдут деньги под диваном – вот тут действительно жена рассердится. Скажет: ага, заначка. Как нормальный человек я, конечно, не хотел бы, чтобы со мной произошел такой сценарий.

И конечно, я думаю над каждым шагом. Над тем, как и что мы делаем. Сейчас мы имеем три недели агитации, и мы будем использовать полностью законные механизмы».


***

«Бабарико, как мы видим сейчас, пошел в политику с очень наивными взглядами. И понятно, что не очень хорошо понимал, что он делал и, может быть, переоценивал свои возможности. Но люди его поддержали».


***

«Позняк, как и Лукашенко, живет своими мечтами. Они помнят 90-е годы после распада Советского Союза, как выходили рабочие на улицы. Поэтому на них только и рассчитывают. Но страна за 26 лет невероятно изменилась. Говорить сегодня, что вот есть какие-то абстрактные рабочие, которых нужно ждать, а вот это какие-то ненастоящие протестующие – нельзя».


***

«Когда ты видишь, какое беззаконие делается с подписями, собранными за Цепкало и Бабарико, это вызывает злость. Но хочу сказать: не забывайте, кто сегодня крадет подписи, кто может украсть наши голоса, кому не нужны честные выборы. Это не я. И это не другие альтернативные кандидаты. Это власть. Мы как раз идем, чтобы защитить людей от унижения».


***

«Объединение с Тихановской – посмотрим. Посмотрим, как Светлана будет вести кампанию, что она будет готова делать. Сегодня Светлана борется за своего мужа и детей. Я это безмерно уважаю и готов поддерживать, чем могу».


***

«Я вот сейчас думаю: может не нужно всем (альтернативным кандидатам – С.) объединяться в один штаб? Конечно, людям такое нравится, красивый шаг. Но если это один штаб, его гораздо проще разрушить. Может, эта партизанская тактика, где есть разные группы, которые объединены одной целью и где каждая делает что в силах, – это более эффективная и в чем-то более хитрая тактика?»


***

«Я иду, не чтобы стать президентом. Я иду, чтобы добиться выборов, на которых люди смогут избрать себе президента и парламент».


***

«Почему-то у нас считается красивым шагом хлопнуть дверью и уйти. А я считаю, что мы должны оставаться и добиваться, чтобы страна была построена для жизни людей. Для меня красивый жест не важен. Мне важно сделать честный подсчет голосов и показать, что большинство желает избрать нового президента».


***

«Безусловно, люди (не важно сколько – много, немного) выйдут на улицы. Это уже понятно. Мы должны сделать все, чтобы те, кто вышли, спокойно вернулись домой, чтобы это было мирно, без провокаций.

Площадь может быть как инструментом высказать свое несогласие, но мы чудесно понимаем, что там может быть провокация, через которую возникнет кровь и изоляция страны. И что дальше – никому тут хорошо не будет».


***

«Мы никогда раньше в Беларуси не имели массового наблюдения. Это всегда была определенная выборка. Оппозиция плюс правозащитники в лучшем случае закрывали 10% участков.

Всего 6 тысяч участков – нам нужно 12 тысяч человек, а лучше 18, которые могут пробыть неделю на участке. Количество перейдет в качество. Может возникнуть полностью новая ситуация. И мне кажется, пока нужно бороться за это, а не говорить: мы уже проиграли, что мы будем делать дальше?».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ