«Кампания приобретает новый смысл. Речь если не о победе, то о максимальной делегитимизации власти Лукашенко»

Валерий Карбалевич, Свободные новости
22 июля 2020, 01:59
Валерий Карбалевич. Фото: zautra.by
Каждое общество заслуживает не только своих правителей, но и свои выборы.
Николай Петров


Регистрация кандидатов в президенты 14 июля не принесла сенсации. Главный оппонент Александра Лукашенко, находящийся за решеткой Виктор Бабарико, не был зарегистрирован.

Причины отказа в регистрации, озвученные ЦИК, были очень сомнительными. Дескать, он не указывал доходы, полученные преступным путем. Эти выводы ЦИК были основаны на предварительной информации следственных органов. Игнорируется принцип презумпции невиновности, согласно которому преступление любого гражданина может быть признано только судом. А то, что участие сотрудников «Белгазпромбанка» в инициативной группе В. Бабарико было расценено как помощь иностранного государства, т. е. России, вообще будет включено в учебники юриспруденции как правовой курьез.

В любом случае, в белорусских выборах в очередной раз пробито дно.

Собственно говоря, после ареста В. Бабарико другого решения по его кандидатуре и не могло быть. Было бы странным и нелогичным решение отправить главного конкурента за решетку и оставить его фамилию в избирательном бюллетене. Ведь заключение в тюрьму основного конкурента — это больший удар по легитимности победы А. Лукашенко, чем его нерегистрация.

И уж было бы совершенно нелогично регистрировать Виктора Бабарико после того, как подписи в поддержку Валерия Цепкало были забракованы. Ведь тогда все голоса сторонников последнего перешли бы к В. Бабарико.

Тогда что означало заявление А. Лукашенко от 12 июня о будущем В. Бабарико: «Я хочу, чтобы он пошел на выборы ... Мы не сделаем его узником совести»? Видимо, власти рассчитывали, что после ареста В. Бабарико и массированной дискредитации его государственными СМИ популярность альтернативного кандидата резко упадет, и в таком случае он не будет представлять опасности даже в случае регистрации. Но все получилось с точностью до наоборот, общественная поддержка В. Бабарико, напротив, возросла. Ведь заработал фактор симпатии к жертве произвола. В результате у А. Лукашенко не было иного выбора, кроме как исключить В. Бабарико из избирательного процесса.

У действующего президента был, правда, еще один вариант решения проблемы В. Бабарико. Можно было оставить его в бюллетене и сделать ставку на избирательную машину, которая за четверть века научилась давать желаемый результат. Но тут есть одна проблема. В начале кампании журналисты спрашивали Виктора Бабарико, дескать, на что вы надеетесь? Разве не знаете, что в Беларуси нет выборов? Он отвечал, что если за него проголосует 80%, то вся избирательная машина сломается, и ЦИК будет вынужден дать реальные результаты.

Насколько гипотеза В. Бабарико правильная, никто не знает. Но А. Лукашенко не стал рисковать и проводить такой эксперимент, проверять эту версию оппонента. Он великий перестраховщик. Поэтому просто руками ЦИК выбросил В. Бабарико из избирательного процесса. Вслед за Сергеем Тихановским и Валерием Цепкало.

Но такое решение означает серьезные перемены в политической жизни Беларуси. Меняется образ А. Лукашенко, способ легитимизации его власти и даже природа правящего режима. Действующий президент пожертвовал имиджем сильного политика, который не боится конкуренции. На протяжении многих лет, начиная с первых президентских выборов, А. Лукашенко успешно презентовал образ Победителя. Он побеждал реальных и сильных оппонентов, а не искусственных противников. И во многом на этом базировалась его легитимность.

Но теперь сложилась такая ситуация, что А. Лукашенко вынужден спасать свою власть любой ценой. Не до жиру, быть бы живу. Он не может скрыть от населения, что испугался реальной конкуренции с сильными оппонентами. И теперь главными его соперниками стали женщины. Теперь он вынужден показывать всем — обществу, номенклатуре, иностранным субъектам, что он слабак, что его легитимность сомнительна. И что вся эта информация о рейтинге в 76% — туфта. Ибо с таким рейтингом можно было регистрировать всех альтернативных кандидатов.

В тот же день, 14 июля, по всей Беларуси прошли акции протеста против таких итогов регистрации. На другой день несколько тысяч человек пришли в ЦИК для подачи жалоб на незаконное решение, очередь растянулась более чем на километр. Было подано около 5 тысяч заявлений, после чего ЦИК отказалась принимать жалобы. Тогда люди пошли к главпочтамту, чтобы отправить жалобу почтой – но почтамт сразу закрыли. Милиция стала хватать людей и забрасывать в автозаки.

Та ситуация, которая сложилась после регистрации, потребовала от оппонентов режима разработки новой тактики. Самым оптимальным вариантом было бы объединение всех альтернативных претендентов вокруг одного кандидата и одного сценария, а остальным сняться. Но этот вариант не очень реален. Власти не скрывали, что приписали подписи Анне Канопацкой, Сергею Черечню и даже чуть-чуть Андрею Дмитриеву. Расчет сделан на то, чтобы дискредитировать их в глазах протестного электората и создать крючок, пусть и слабый.

Но события стали развиваться по иному пути. Было объявлено об объединении штабов Виктора Бабарико, Валерия Цепкало и Светланы Тихановской в поддержку последней. Такой ход отразил настроение значительной части политизированной общественности. Координатор штаба В. Бабарико Мария Колесникова, жена Валерия Цепкало Вероника и Светлана Тихановская стали символами белорусского Сопротивления. Это вызвало определенный энтузиазм в обществе и дало основание полагать, что еще ничего не закончено, как считают многие, борьба продолжается.

Но дело в том, что объединить штабы легче, чем объединить электорат. А здесь есть определенная проблема. Ведь электорат, с одной стороны, Светланы (и Сергея) Тихановской, с другой, Виктора Бабарико и Валерия Цепкало, отличается. Сторонники Тихановских — это люди, которые руководствуются принципом «Кто угодно, только не он». Сторонники Бабарико и Цепкало — это граждане, которые нацелены на рациональный выбор, они хотели бы видеть в качестве президента эффективного менеджера, а не домохозяйку. Кроме того, Светлана Тихановская постоянно презентовала себя в качестве технического кандидата. Она заявляла, что не претендует на должность президента, а участвует в кампании только ради моральной поддержки своего мужа. И вдруг неожиданно для себя она оказалась на вершине общенационального протеста.

И чтобы снять эту проблему, был придуман достаточно изящный ход. Сама Светлана и ее напарницы заявили, что она не собирается управлять государством. Ее функция в качестве президента сводится к тому, чтобы освободить политзаключенных и провести новые демократические выборы. Это жест — вопреки политической арифметике, по законам высшей электоральной математики.

Таким образом, вокруг Светланы Тихановской сегодня сосредоточен протестный потенциал общества. Голосование за нее — это не выборы нового президента, а голосование против А. Лукашенко. Это просто способ избавиться от единоличной власти одного человека. И теперь другие кандидаты оказываются вне игры. Логика политического процесса вытолкнула Светлану, первоначально технического кандидата, на пик предвыборной борьбы. Так бывает, что история выбирает своими агентами совершенно неожиданных персонажей.

Избирательная кампания приобретает новый смысл. Речь идет если не о победе, то о максимальной делегитимизации власти А. Лукашенко.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ