Павел Усов: Ситуация такова, что каждый день для системы может стать последним

Павел Усов, belsat.eu
10 августа 2020, 17:53
Павел Усов
Электоральная революция переросла в открытое уличное противостояние. «Бархатный террор», который начал было захватывать страну, перерос в неожиданный кровавый террор и противостояние, пишет на сайте belsat.eu Павел Усов.

То, чего власти так старались избежать – произошло, появились первые жертвы. Лукашенко может праздновать «протокольную победу», но до победы политической еще далеко, если вообще о ней можно говорить в ближайшем будущем. Речь скорее может идти о выживании системы в условиях глубочайшего кризиса. И пока система будет существовать в теперешнем ее формате, кризис будет продолжаться. Из электоральной пропасти Лукашенко уже не выбраться. В ближайшие дни станет ясно, насколько сильно кризис легитимности и послушания поразил государственные институты, силовые структуры и служащих.

Тот факт, что система перестала быть монолитной, а приказы «фальсифицировать» и разгонять исполняются не всеми, являются свидетельством медленного внутреннего распада. В дальнейшем, этот процесс будет связан с тем, что произойдет в эти несколько дней. Ситуация такова, что каждый день для системы может стать последним.

Позиция немалой части белорусского общества определилась, оно не собирается беспрекословно принять «навязанный» результат. Вместе с тем, понятна и позиция действующей власти – полное господство и подавление.

Психология авторитарного лидера – это в некоторой степени психология очень жадного человека: в критической ситуации не идти на снижение градуса напряжения, а идти на обострение; не делиться голосами, а забирать; не идти на уступки, а ужесточать и давить. Именно это и было продемонстрировано 9 августа. Лукашенко нечего предложить обществу, кроме силы и террора.

В критической ситуации, когда на кон поставлено само политическое существование режима другие сценарии не предусмотрены. Власть, репрессии, превосходство — когда реальная легитимность диктатора рушится, его легитимность в цифрах становится абсолютной. Этим можно объяснить такой высокий % голосов за Лукашенко. В итоге мы имеем бумажную диктатуру, которая опирается на штыки.

Но, вместе с тем, мы имеем расширяющуюся волю народа к свободе и справедливости, волю к борьбе, к которой напрямую не призывал «объединенный» штаб Светланы Тихановской. Люди понимают, что без противостояния голоса не защитить.

То, чья воля одержит верх зависит от 3 ключевых факторов:

Готовность общества к действиям. Дальнейшая мобилизация общества и готовность протестовать с новой силой вечером 10 августа и в последующие дни. 10 августа это своеобразный момент истины для белорусских граждан. И в данном случае речь не идет о «принятии» результатов голосования, а о «принятии» жертвы (или жертв) протестов ночью с 9 на 10 августа. В истории большинства революций, мобилизирующим компонентом является именно кровопролитие, которое будоражит и восхищает все общество и лишает диктатора остатков легитимности. Кровавое насилие меняет даже равнодушных.

Если жертвы не заставляют нацию консолидироваться против тирана, то уже ничто и никто не сможет заставить их свергнуть диктатора. Кровь либо разрывает узы неволи, либо делает их сильнее, а общество послушнее. Поэтому, если 10 августа протест не приобретет новой силы, не станет масштабным – система стабилизируется, а общество снова атомизируется. Конечно, в концепцию протеста вкладывается и спонтанная организация национальной забастовки. Ее организация и проведение может стать важным если не центральным механизмом разрушения государственной вертикали и контроля. Но для протеста необходима коллективная воля и солидарность.

Готовность системы противостоять процессу консолидации общества. Установление контроля и масштабный террор. На данном этапе власти смогли удержать контроль и сбить первую волну недовольства, вместе с тем она создала причины для роста протестных настроений. В глазах большинства она стала кровавой тиранией. Основной ресурс Лукашенко это силовики, но в долгосрочном противостоянии с обществом силовой ресурс исчерпывается. Чем дольше (речь идет о кризисной ситуации) протест (забастовка) растягивается по времени, тем быстрее исчерпывается силовой ресурс. Фактически власть демонстрирует свое бессилие и неэффективность. Поэтому для системы важно быстро подавить протест и не допустить новых, масштабных и более затяжных.

Готовность электорального лидера включится в борьбу. Важную роль в противостоянии будет играть позиция лидера альтернативно-оппозиционного движения. Если в кризисной ситуации лидер дистанцируется и хранит молчание, это деморализует протестующих и ослабляет волю к борьбе. Светлана Тихановская стала символом и знаменем протеста не зависимо от того, хотела она этого или нет. Остаться в стороне означает позволить власти быстро подавить волну негодования.

Вместе с тем, власти могут предпринять шаги к тому, чтобы сломить и принудить Тихановскую «отречься» от происходящего в Минске, «осудить провокации», и призвать к «мирному разрешению» кризисной ситуации. Подобный сценарий уже имел место в 2010 году. Это тоже будет означать психологическую победу режима над своими оппонентами и глубочайшее разочарование активной части населения. Это станет колоссальным культурно-политическим надломом, который окончится триумфом власти.

Сейчас в Беларуси затишье, но кризис не разрешен. Беларусь, белорусская власть и общество находятся в «серой зоне» противостояния. Активное действие любой из сторон может кардинально изменить все.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ