Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Дмитриев: Для того, чтобы обновить систему, именно эти выборы будут ключевыми


24 декабря 2020, 10:28
Андрей Дмитриев
Всебелорусское собрание не станет новой властью, а поправок в Конституцию не будет, потому что они угрожают очередным всплеском нестабильности. Власть отказалась от диалога с обществом, а без него не получится достичь гражданского мира.

На начало нового, 2021 года, анонсирован съезд Всебелорусского народного собрания. Александр Лукашенко высказал идею передать этой структуре часть полномочий президента, которые у него отнимет новая Конституция. Является ли это схемой трансформации режима и приемлема ли она для белорусского общества, «Ежедневник» спросил у сопредседателя общественной организации «Говори правду», кандидата в президенты на выборах-2020 Андрея Дмитриева.

Станет ли Всебелорусское народное собрание новой властью?



«Как будет называться должность Лукашенко – «президент» или «глава Всебелорусского собрания» – не имеет никакого значения в случае, когда это: а) сам Лукашенко, б) полномочий у него столько же или еще больше», - считает Андрей Дмитриев.


«Это все выглядит как попытка закидывать в общество разные идеи о трансформации политической системы, которая в итоге не должна никак поменяться. То, что нам описывается – это простая перестановка фигур на доске. Это нельзя назвать преобразованием политической системы. Это называется: давайте мы сбоку бантик повесим и скажем, что это новая конструкция.

Впрочем, лидер «Говори правду» уверен, что затея с переписыванием Конституции и формальным изменением должности для Лукашенко дальше слов не пойдет. По крайней мере, в среднесрочной перспективе.

«На самом деле, никто режим менять не собирается. Если Лукашенко увидит, что он удерживает ситуацию на ближайшие два года, то никаких изменений в Конституцию не будет вообще. Потому что Конституция сейчас работает на него.

А если он видит, что ситуацию не удерживает, тогда зачем ему создавать еще одну зону конфликта? Пока я не вижу смысла такого политического хода. Хотя надо сказать, что за последние годы администрация Лукашенко и его доверенные лица посоветовали ему много вещей, которые очевидно делать не стоило. Что собственно и привело к политическому кризису.

Мы понимаем, что на него давит Россия, потому что он обещал конституционную реформу. Но мы видим, что в августе, когда он ездил в Сочи, речь шла про ноябрь. Теперь уже нам говорят – конец января. И речь уже идет не об «изменении», а об «обсуждении изменений» Конституции. Я уверен, что эти даты могут еще несколько раз переноситься.

С Россией задача Лукашенко понятна: удержать ситуацию под контролем, и тогда в какой-то момент он ставит Кремль перед фактом, что не надо ничего менять, потому что все успокоилось».

Нужно ли править Конституцию до смены власти?



По сути, конституционная реформа для чего нужна в идеальном мире? Чтобы стороны, которые сегодня противоборствуют и ни одна не может получить решающего преимущества, вышли на какой-то диалог. И смогли договориться о будущем политическом устройстве, где для каждого есть свое место, согласованные правила игры, со своими гарантиями.

Но то, как сегодня этот процесс видит власть, совершенно исключает вторую, протестующую сторону. Действия властей ведут не к изначальной задаче – вернуть гражданский мир в страну, а наоборот, только раскалывают общество, усиливая конфликт. Лукашенко четко свою позицию высказал: он ни к какому диалогу не готов. Маркером этого является наличие политзаключенных. Первым шагом к диалогу было бы освобождение людей из тюрьмы.

Что касается Всебелорусского собрания, в каком-то смысле оно могло бы стать площадкой для диалога. Если бы, например, за несколько месяцев до съезда сказали бы его дату, сделали бы прозрачной процедуру выдвижения делегатов. Но в этом случае получилась бы такая же национальная мобилизационная кампания, как на выборах, которую власть проигрывает. Абсолютное большинство будет представлять ту точку зрения, с которой сама власть не согласна.


Поэтому они зажаты в тиски и сделают, как всегда. Где-то по исполкомам и на территориях предприятий формально выберут кого-то подконтрольного и проведут сами для себя свое мероприятие. Чтобы было тихо, спокойно. Если процедура непрозрачна, значит, эта процедура не решает вопрос создания диалоговой площадки. А решает вопрос только один – обострение гражданского противостояния.

Как договориться с властью?


Важно понимать, что этот диалог не будет таким, как мы бы хотели. Диалог – это всегда достижение общей позиции, где мы понимаем, что у нас есть приоритет гражданского мира в Беларуси. Приоритет также в том, чтобы белорусам вернули право выбора. Всем белорусам. Ведь этого права лишены не только противники Лукашенко, но и его сторонники – их голоса тоже никто не считает. Нужно серьезно думать о некоей системе, которая позволит и действующей власти, и ее оппонентам пойти на этот диалог.

Но я бы сказал, что это такое пожелание и оптимистичный сценарий на будущее, потому что пока мы видим, что ставка делается на то, чтобы никакой диалог не был бы возможен: через задержания, через насилие, выдворение из страны. Все, с кем мог бы быть диалог, все, кто на национальном уровне мог бы представлять оппозиционную сторону – созданы условия, что их просто нет.

Что нужно менять в Конституции?


Принимать новую Конституцию мы должны после того, как достигнем гражданского мира. Это можно сделать, например, за счет новых выборов, как вариант. А потом уже говорить про новую Конституцию. Иначе мы просто откроем ящик Пандоры, когда каждая следующая власть будет заниматься только одним: переписыванием Конституции под себя.

В новой Конституции должно быть прописано разделение властей, чтобы в Беларуси появился реальный парламент, реальное местное самоуправление. Чтобы главы городов получили полномочия и выбирались напрямую людьми. Президенту оставить ограниченные полномочия, в первую очередь представительские.

Люди, поддерживающие перемены, четко высказались, что сам Лукашенко должен уйти. Для него не должно быть новой должности, кроме какой-нибудь почетной, если он захочет.

Главная задача – вернуть людям право выбирать, право решать. Предметом диалога является, как это осуществить. Но говорить о трансформации политической системы сейчас, в отсутствии базового доверия, которое полностью разрушено последними событиями, невозможно.

Для «Говори правду» парламентские выборы важнее президентских



Следующий год, если он будет удачным для нас, станет годом трех выборов: парламентских, местных, президентских. Сейчас все думают о том, кто будет следующим президентом. Мы в «Говори правду» и партии, которую сейчас создаем, будем нацелены на то, чтобы готовить общество к парламентским и местным выборам. Потому что, в случае изменения Конституции, именно там окажется реальная власть и реальные полномочия. И это является ключевым вызовом.

Представьте себе, что политическая система меняется. Мы что, будем жить с этими же 120-ю депутатами, которые никого не представляют и Советом Республики, о котором вообще никто слыхом не слыхивал, (кроме как о Качановой, назначенной главой этой структуры). А еще есть 18 тысяч депутатов местных советов.

Для того, чтобы обновить систему, именно эти выборы будут ключевыми. Сотни и тысячи людей должны быть подготовлены к такой работе и к противостоянию. Чтобы не получилось, что победить-то мы победили, но только ключевые решения как принимались людьми, которые это делали раньше, так и принимаются. И мы через два года окажемся у разбитого корыта с разочарованным обществом.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ