Рикошет. Cиндром верноподданичества

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY
7 апреля 2014, 15:09
Александр Лукашенко всегда говорит аудитории или партнерам по переговорам то, что от него хотят слышать. Чтобы понравиться. Это его хорошо известный политический стиль. Поэтому то, что во время встречи с губернатором Калужской области он рассыпался в любезностях, доказывая свою преданность России, можно было бы принять за обычный прием. Если бы не ряд факторов, которые выводят эту демонстрацию не то что лояльности, но и верноподданничества на новый уровень.

Не будем брать 1990-е годы, когда Лукашенко мечтал о реальном объединении Беларуси и России. Но начиная с 2000-х годов белорусский правитель старался не говорить чего-то такого, что ставило бы под сомнение его как самостоятельного политика, а Беларусь — как независимое государство. А теперь он это говорит. Причем так часто, как никогда.

"Из-за исторического прошлого, того, что мы один народ, создаем единый проект — мы будем с Россией. Нужно прекратить эти спекуляции. Если возникнет вопрос, мы всегда будем с Россией", — заявил белорусский правитель на избирательном участке 23 марта.

"И в любой ситуации мы будем с Россией. Нужно прекратить всякие инсинуации на эту тему", — заметил президент Беларуси во время встречи с заместителем председателя правительства РФ Дмитрием Рогозиным 1 апреля.

И вот в пятницу на переговорах с губернатором Калужской области Анатолием Артамоновым он заявил:

Но запомните: что бы я ни делал сейчас, разговаривая с Украиной, Западом, Востоком и так далее, — если мы затрагиваем Россию, то я ни одного шага не делаю без согласования с руководством Российской Федерации... Если предстоит России, чтобы мы за нее работали в Украине — мы это будем делать; если предстоит России, чтобы мы ехали за тридевять земель и пользу ей приносили — мы это будем делать. Потому что это: а) в интересах нашего родного брата, б) это в интересах Беларуси, это не противоречит нашим интересам... Еще не родился тот урод на земле, который бы не понимал, что такое Россия и что такое санкции, и чем они обратятся.


Что случилось? Почему Лукашенко не боится показывать себя в качестве сателлита России? Ведь о своем имидже он заботится очень сильно.

Эти лихорадочные верноподданические пророссийские заявления выдают, что Лукашенко сильно напуган. И тут уже не до сохранения прежнего образа. Ведь глава Беларуси почувствовал реальную опасность от России. И как человек с острым политическим чувством, он на нее реагирует. И дело тут, думаю, не только в последних агрессивных шагах Москвы в отношении Украины.

Выскажу версию, что, возможно, в том печально знаменитом звонке Путина Лукашенко, после которого последний срочно принял решение позволить российской военной авиации перебазироваться на территорию Беларуси, были такие слова и угрозы, которые очень сильно повлияли на президента Беларуси. Так сильно, что мы увидели нового Лукашенко, который бесконечно и однообразно повторяет: мы все делаем "в интересах нашего родного брата".

Второй момент. Крымская спецоперация привела к тому, что в белорусском массовом сознании появился сильный пророссийский тренд. И Лукашенко стремится оседлать эту волну.

А то, что такие верноподданические репризы производят плохое впечатление, создают образ Беларуси и самого Лукашенко как сателлита, марионетки России — это побочные расходы политики. Во всяком случае, наверное, он так думает. Но открутить ситуацию назад будет уже трудно, если вообще возможно.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ