«Будем перекрывать проспект Дзержинского, пока вы не выполните наши требования».

Евгений Корнеевец, фото: Павел Садовский / Realt.by
24 июля 2020, 11:42
Фото: Павел Садовский
«Жилстройкомплект», 23 июля встретились держатели жилищных и валютных облигаций с представителями администрации Московского района, Мингорисполкома, Госстройнадзора, Департамента по ценным бумагам, а также «Жилстройкомплекта». Как прошла встреча, читайте в нашем материале.

Напомним, Жилой комплекс «Грушевский посад» расположен в нескольких минутах ходьбы от станции метро «Грушевка». В состав комплекса входят четыре каркасно-блочных дома высотой от 18 до 23 этажей. Возводит его крупный столичный застройщик, который берет свои истоки в Кобрине — «Жилстройкомплект» (ЖСК).

ЖСК за все время успел возвести только два дома из комплекса, а после стройка практически полностью остановилась. По словам главы администрации секции 1 и 2 дома № 3 должны были быть сданы в эксплуатацию еще в конце июля 2019 года. Сейчас их готовность составляет 93%. Секции 3 и 4 этого же дома должны были быть сданы в апреле 2020 года. Их процент готовности — всего лишь 30%. Дом номер № 4 и вовсе не начинали возводить, хотя по планам он должен был быть сдан к концу этого года.

Мингорисполком не единожды продлевал сроки, в которые застройщик должен был сдать два дома, но это не приводило к каким-либо движениям на строительной площадке.

В начале июля, на встрече главы администрации Московского района Минска Татьяны Колядко с жителями района, держатели облигаций пригласили руководителя района встретиться с «дольщиками» непосредственно на объекте. Также письменное приглашение было отправлено в Мингорисполком. Наконец, эта встреча состоялась.

«Это не ко мне вопрос»


Вопросов у держателей облигаций «Грушевского посада» было очень много. Всевозможные сроки строительства объекта давно истекли. На площадке тишина. По словам держателей облигаций, вчера из-за задержек в зарплате уволился последний сторож, который охранял долгострой. Площадка закрыта на замок, опалубка убрана, бытовки пустуют.

Но у будущих жителей этого комплекса возникли вопросы и по недострою. Точнее технологии возведения домов. К примеру, сваи забивались при возведенных секциях. Причем сваи не буронабивные, а которые забиваются специальной машиной. Это могло оказывать негативное воздействие на рядом возведенные секции, что является грубым нарушением технологии. Причем ООО «Жилстройкомплект» это все сам снимал на видео и успешно делился на своем сайте, как отчет о строительстве.

В Гостройэкспертизе согласились, что такие нарушения были.

— Да, были вопросы в этой части. Но при выявлении этого факта, действительно такое существовало (вбивание свай при возводимой секции — прим. ред.), но департаментом было вынесено административное взыскание исполнителям работ, и они были наказаны. Потом было проведено за счет ЖСК исследование, где вынесено решение о том, что основание первой, второй, третьей и четвертой секции выполняло свое функциональное назначение. Но штрафы застройщику были, — поделился Иван Турченко, инспектор Гостройнадзора. — Дополнительно были проведены мониторинги этих объектов по несущим конструкциям, проведены испытания, по результатам вопросов у нас нет.




Также ЖСК был наказан за «самострой», коим являлся некоторое время дом № 3 по генплану. Дело в том, что нормативный срок на возведение объекта начинает свой отсчет с момента подачи заявления о начале производства на объекте. Напомним, у «Грушевского посада» он составлял: дом 3 секция 1−2- 22 месяца и должен был быть завершен в июле 2019 года, дом 3 секция 3−4 — 26,5 месяцев и истек в апреле 2020 года. Однако «Жилстройкомплект» начал работы на площадке, не заявив об этом в соответствующие органы, что является самовольным строительством.


— Если подрядчик не заявился, а начинает выполнять работы — это является самостроем. За это «Жилстройкомплект» был наказан. Но, товарищи, вы же разделяйте факт свершившийся, от факта, который вы желаете получить, — рассказывает Иван Турченко.

— А случившиеся факты не привели к тому, что мы сейчас имеем? — задают вопрос держатели облигаций.

— Это ваше, так сказать, виртуальное мнение. А у меня есть документы.

— А жить нам где после этого?

— Не ко мне вопрос.


«Нам уже терять нечего»


По мнению держателей облигаций спасти проект (читай — найти денег), и завершить возведение ЖК «Грушевский Посад» поможет только один вариант — увеличение этажности домов.

— Неважно, кто будет достраивать: Волох, УКС, или кто-то еще. Будем перекрывать проспект Дзержинского, пока вы не выполните наши требования. Ничего смешного в этом нет! Нам уже терять нечего, — обращается к чиновникам один из присутствующих «дольщиков».


Представитель Госстройнадзора не смог ответить на вопросы, что могло привести к возникновению долгостроя, и как лучше из него выйти. Инспектор сослался на то, что в организации недавно и курировать этот объект взялся тоже не так давно. Может говорить только по фактам, которые есть сейчас.

— На сегодня готовность первой и второй секции более высокая, третья и четвертая — в конструктиве. То, что необходимо подрядчику исполнять нормативные сроки и технические требования всех сооружений, — мы будем проверять и контролировать. То, что там будет дальше: сроки, увеличение этажности, изменения проектов — тут уж извините, — рассказал Иван Турченко. — Я могу лишь контролировать непосредственного исполнителя. То, что на площадке сейчас никого нет, — по каким-то причинам, в которые я не имею права вдаваться. Я не имею права вдаваться в хозяйственную деятельность ни заказчика, ни подрядчика.

— Так может в этом и есть вся проблема?

— Я не могу прийти и сказать: «Ты чего не строишь?».

— А кто может?

— Ну у меня есть бумага о продленных сроках по 3−4 секции по конец декабря 2020 года. По 1−2 секции сейчас выносят решение. Когда у меня будут эти бумаги, тогда я буду требовать к срокам возвести объект. По качеству и технологиям — вот моя основная задача, — резюмировал инспектор Гостройнадзора.




«Строители появятся на объекте через 2 недели»


Успокоить накал страстей решил Дмитрий Короткевич, заместитель директора ООО «Жилстройкомплект» по строительству. С его слов, он единственный обладает информацией, которая сейчас есть в ЖСК, так как директор, к большому сожалению Дмитрия, находится «далеко».

— У меня есть такая информация: в банке РРБ планируется взять кредит (сейчас над этим работают финансисты), чтобы возобновить строительство. Деньги планируется получить на следующей неделе. Так что в лучшем случае строители появятся на объекте через две недели. Начнутся работы по фасаду и благоустройству. Это на ближайшее будущее, — рассказал Дмитрий Короткевич.

— Мы слышали этот ответ уже 2 месяца назад, — доносится из толпы.

— Согласен. Но тут, как говорится, без комментариев.




Однако надежда на кредит от РРБ или другого банка, скорее всего, небольшая, так как у ЖСК, по состоянию на конец марта, долги в размере 18 миллионов рублей. И банк вряд ли пойдет на такие риски, особенно в связи с последней аналитикой Нацбанка.

Держатели облигаций также не поверили в слова про кредит, так как на прошлой встрече «дольщиков» с руководством ЖСК им обещали деньги по договору с «одним инвестором», и что договор уже зарегистрирован. Однако позже сотрудники ЖСК сообщили: сделка провалилась.

— У меня такой вопрос: как может сорваться зарегистрированный договор? Я хочу обратить внимание, что на стройке нет даже сторожа. Мы все здесь свидетели предполагаемого преступления. Подчеркну — предполагаемого, так как не хочу никого оклеветать. Так что еще один вопрос всем присутствующим госслужащим: вы здесь никакого состава преступления не видите? Хотя бы какое-то предположение о преступлении у вас не появлялось? — задается вопросом одна из присутствующих девушек. — Ну вот потом не найдут ничего на Илью Павловича (Волоха — прим. ред.), окажется он белым и пушистым, а мы останемся без квартир.

— Что вы хотите, чтобы мы знали? В правоохранительные органы отправлен запрос. Проведут проверку — будет видно, — отвечает на вопрос председатель комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома Ирина Гонтарева.




Чиновники подтвердили, что рассматривают вариант увеличения этажности секций, как один из вариантов «спасения» долгостроя. Однако, «Жилстройкомплекту» никто не даст изменять проект. Это может произойти только в одном случае: если участок изымут и передадут государственному застройщику по указу президента и если на то будет техническая возможность.

— Дмитрий, у вас есть разработанная и утвержденная проектная документация на ведение строительных и монтажных работ на 1−2, 3−4 секции 3-го дома и дома № 4? — задает вопрос заместителю директора ООО «Жилстройкомплект» один из «дольщиков».

— Мы проводили расчеты, был проект на возведение не 23 этажей, а 21-го. То есть такая возможность увеличения есть. Что касается утвержденной проектной документации, то по третьему дому имеется вся необходимая документация, по четвертому — только на стадии «архитектурный проект», но на первый этаж есть и конструктивная часть, — отвечает Дмитрий Короткевич.

— Тогда вопрос к властям: как вы могли продлевать сроки строительства 4-го дома, если по нему нет разработанной проектной документации?

— Сроки продлены только по четырем секциям третьего дома, на который есть разрешительная документация, — рассказала Ирина Гонтарева.




«А если денег у застройщика нет?»


По словам Ирины Гонтаревой, сейчас собирается вся информация по «Жилстройкомплекту», по выпущенным облигациям, доходам, чтобы понять — сможет ли компания самостоятельно достроить два дома. Если нет — то куда делись денежные средства. Она не исключает возбуждения уголовного дела правоохранительными органами.

Представитель департамента по ценным бумагам рассказал, что все жилищные и валютные облигации были проданы ЖСК. Во владении компании облигаций не осталось.

— Если застройщик нарушает сроки, предусмотренные соглашением о строительстве, или нарушает другие условия соглашения о строительстве, которые заключаются в характеристиках объекта, то вы имеете право требовать расторжение этого соглашения. В этом случае застройщик обязан выплатить фактически уплаченные денежные средства, то есть всю сумму, которую вы реально заплатили, не номинал. И плюс за весь период пользования этими средствами ставка рефинансирования. Это обязанности застройщика, которые предусмотрены законодательством, — рассказал Алексей Красинский, директор департамента по ценным бумагам Минфина.


— А если денег у застройщика нет?

— Каждый выпуск облигаций обеспечен. Каждый гражданин при приобретении облигаций должен знакомится с эмиссионными документами и понимать, какое обеспечение предоставлено застройщиком.

У держателей облигаций были большие вопросы к обеспечению облигаций. Точнее к стоимости залогового имущества. Они считают, что цена за имущество, которое находится в залоге, сильно завышена.

К примеру, 32 выпуск жилищных облигаций обеспечен недвижимым имуществом в Кобрине по улице Советская, 120 и оценен в половину миллиона долларов. Вот этот объект (все фото сделаны одним из держателей облигаций по просьбе редакции Realt.by):

30 выпуск: недвижимость по адресу г. Кобрин, ул. Ленина 62, корпуса 8,3,7,10,5,18,15Б. Оценка дала этим объектам стоимость — 2 814 847 $. И корпуса 6, 8, 2, 3, 7, 10, 12, 5, 13, 1, 18, 15, 14, 16 по этому же адресу стоят 4 405 044 $. Вот так выглядят эти постройки.

А это строения, которые оценили в 722 914 $. Тоже Кобрин.

— Переоценку имущества, выступающего в качестве обеспечения облигаций в праве производить заинтересованное лицо. Либо сам залогодатель, если он не выступает эмитентом, либо эмитент, если он является залогодателем, либо залогодержателем. В качестве залогодержателя выступает держатель облигаций, — поделился Алексей Красинский.




«Московский инвестор»


Отвечая на вопрос держателей облигаций про возможные варианты достройки, если банк откажет в кредите, заместитель директора ООО «Жилстройкомплект» по строительству сообщил, что у компании есть потенциальный инвестор.

— Переговоры уже закончены, ожидается буквально сегодня, вернее с понедельника ждем это письмо, но человек, который должен был подписать это письмо с некими гарантиями, методикой заключения договоров, сейчас находится в командировке. Но вот обещает сегодня-завтра это письмо отправить. Могу открыть название инвестора. Это — ОНЭКСИМ, Москва, — поделился Дмитрий Короткевич.

Для тех, кто не знает, группа компаний ОНЭКСИМ — частный российский инвестиционный фонд, принадлежащий предпринимателю Михаилу Прохорову. Штаб-квартира расположена в Москве. Направления деятельности: финансы, металлургия, традиционная энергетика, девелопмент, медиа, инновационные проекты, нанотехнологии. Именно Михаил Прохоров и компания ОНЭКСИМ занимались разработкой знаменитого российского автомобиля будущего «Ё-мобиль». Проект которого был приостановлен в 2014 году.


Ранее сообщалось, что помогать достраивать жилой комплекс «Грушевский посад» будет польская компания VGM group. Даже было подтверждающее письмо, которое передали в Мингорисполком (фото документа предоставлены держателями облигаций):




— Мы отложили переговоры с этим инвестором до сентября, — рассказал на встрече Дмитрий Короткевич.

Что известно про VGM group? На сайте rejestr. io (польский аналог нашей Картотеки), сообщается что председателем совета правления VGM group c 2018 года является Ilya Volakh. Тот ли это Илья Волох, которому принадлежит ООО «Жилстройкомплект», или полный тезка — мы не знаем.


— Завершение 1−2 секции планируется за счет средств кредита от РРБ банка. За это время, август-сентябрь, планируется вступление нового инвестора и возобновление полноценного финансирования и строительства этого объекта, — резюмировал Дмитрий Короткевич.


«Вам мало Тамбаза?»


Также держатели облигаций были крайне возмущены, почему строительство «Грушевского посада» приостановили из-за санитарно-эпидемиологической обстановки в стране. Именно такая формулировка была в ответе на обращение за подписью первого заместителя председателя Федора Римашевского.

— В стране что карантин объявлен?

— Какой странный вопрос у вас, — удивилась Ирина Гонтарева. — Вообще не на этом основании была приостановлена стройка. Где вы такое увидели? Есть административная процедура, которая предусматривает продление сроков строительства, если они не завершены в нормативный срок. Заказчик обращается, предоставляет соответствующий пакет документов, указывается процент готовности объекта, и по остатку ему продляется нормативный срок. Это не зависит от эпидемиологической, или какой-то другой ситуации. Если срок строительства не продлять, то объект переходит в разряд «самостроя» и должен быть изъят.

— А если они не успеют к вашим очередным продленным срокам?

— Значит обратятся еще за продлением.




По словам чиновника, если застройщик не строит сегодня, то и завтра не построит. А продление сроков — чисто формальная процедура, чтобы разрешить строительство.

А вот на вопрос, что делать держателям облигаций, если в отведенные сроки строительство не начнется, председатель комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома ответить не смогла.

— Ну вы у нас не единственные и не первые, — коротко ответила чиновник.

— Почему вы, как органы власти не поднимете вопрос, что люди никак не застрахованы при покупке облигаций?

— А потому что, люди все равно продолжают их покупать. Вам мало «Волыни», «Тамбаза»? Все равно продолжаете покупать эти облигации. И никто у нас не спрашивает, — парирует председатель комитета.

— А почему вы допускаете к стройке таких застройщиков?

— Все было куплено на аукционе, мы не имеем права проверять, — завершает беседу Ирина Гонтарева.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ