Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Вадим Иосуб: «Кредиты на жилье не появятся, у банков нет денег»


3 января 2021, 17:38
Фото: Realt.by
Какой будет курс рубля в январе? Обвалятся ли цены на недвижимость? Что будет с экономикой Беларуси в 2021 году? Старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб ответил на вопросы, которые интересуют многих белорусов. В материале realt.by — итоги 2020 года и прогноз на 2021-й.

— Белорусы привыкли к экономическим потрясениям, ведь за последние два десятка лет мы видели и девальвации, и деноминации. Стал ли 2020 год для нас особенным, с учетом пережитого?

— Если ограничиться только экономическим аспектом, то ничего сверхъестественного в 2020 году мы не увидели. За последние 2,5 десятка лет белорусы переживали и более драматические экономические потрясения. Напомним хотя бы девальвацию 2011 года, когда курс доллара вырос почти в 3 раза. Согласитесь, на этом фоне «потери» уходящего года выглядят достаточно скромно. При этом инфляция 2020 года все-таки превзошла и ожидания правительства (5%), и результаты предыдущих нескольких лет. По итогам 11 месяцев инфляция составила 6,6%. Но, опять-таки, на фоне гиперинфляции, с которой Беларусь уже сталкивалась, здесь нет ничего запредельного.

Аналогичная ситуация с ВВП. По итогам года валовой внутренний продукт упадет примерно на 1%, в 2015—2016 годах снижение было сильнее. С одной стороны, ничего хорошего, с другой — не сильно катастрофичные итоги. Вместе с этим в 2020 году нас накрыла пандемия, которая затронула многие сферы деятельности по всему миру. Беларусь не стала исключением. И если переходить от общего к частному, то в экономическом плане для многих 2020 год стал тяжелым. Трудно пришлось авиаперевозчикам, туроператорам, больше других пострадала сфера услуг и развлечений (кафе, бары, рестораны, организация праздников и массовых мероприятий). Однако такая проблема наблюдается по всему миру, не только в Беларуси.

— Недавно США приняли «Акт о демократии, правах человека и суверенитете Беларуси», а Евросоюз подписал новый пакет санкций. Могут ли эти документы повлиять на экономику Беларуси? Как?

— Безусловно, могут, но позже. Надо понимать, что американские санкции были введены совсем недавно, так же как и третий пакет европейских санкций, в который на этот раз включили и предприятия. Напомню, раньше санкции были исключительно персональные, не затрагивающие экономику. Теперь ситуация изменилась, и Беларусь прочувствует это уже в 2021 году, если Евросоюз продолжит расширять список экономических санкций.

Еще одно из последствий политической ситуации — это проблема с рефинансированием долгов. Сейчас мы столкнулись с ситуацией, когда ежегодные выплаты по госдолгу достигли примерно 3,5 млрд долларов, а рефинансировать его практически негде. На кредиты западных банков и международных финансовых организаций рассчитывать не приходится. Единственный возможный вариант — Россия. Полмиллиарда долларов мы от нее уже получили, еще $ 1 млрд обещан — но этого мало. Нам необходимо рефинансировать ежегодно порядка $ 2,5 млрд, если не больше. Получается, что белорусское правительство полностью зависит от воли Кремля: если Россия закроет все потребности Беларуси — мы пройдем в следующий год более менее нормально; если нет — получим заметную нагрузку на золотовалютные резервы страны.

— В 2021 году белорусов, которых не «побила» пандемия, ждет новая финансовая нагрузка — повышение налогов. Коснется это в том числе и членов ПВТ. Скажите, чем чреваты такие нововведения? Не потеряет ли страна свое зарабатывающее детище — IT-сферу?

— Конечно, к повышению налогов белорусскому бизнесу не привыкать, но данные изменения имеют ряд вопиющих особенностей. Первая — повышение делается на фоне пандемии. Когда практически везде за рубежом наоборот стремятся помочь экономике: бизнесу оказываются прямые дотации, повсеместно снижаются налоги, компании получают разовые выплаты. Очевидно, что кризис — не время поднимать налоги, однако власти Беларуси думают иначе. Занятно и то, что налоговые изменения касаются не только тех, кто, на взгляд правительства, слишком хорошо живет в 2020 году, но и тех, кого в этом трудно заподозрить.

Что касается ПВТ — это вообще очередной пазл правового дефолта, который мы наблюдаем в этом году. Декретом о ПВТ 2.0 налоговый режим был гарантирован резидентам ПВТ до 2049 года. Хорошо это или плохо — вопрос отдельный, но именно такие условия подписало правительство. Сейчас же мы в очередной раз видим, что государство — хозяин своего слова: захотело дало, захотело забрало. И это самое плохое, ведь невозможно строить стабильный бизнес с партнером, который не держит слово. Инвестиционная привлекательность страны и так на уровне плинтуса, после таких налоговых изменений она упадет еще ниже. Релокейт IT-бизнеса и отдельных работников начался еще в августе. Причина — политическая обстановка в стране. Боюсь, что нарушение договоренностей и внесение изменений в налоговый кодекс только усилят этот отток.

— Средняя зарплата по стране сильно проигрывает доходам в IT-сфере. А айтишники не только зарабатывают, но и тратят свои деньги, в том числе в Беларуси. Почувствуют ли белорусы на своих кошельках, если эта «глыба» покинет страну?

— Сложно говорить, повлияет ли это на уровень жизни всех белорусов, но, конечно, вопрос масштабней, чем кажется. У айтишников самый высокий уровень зарплат в стране, и, соответственно, траты, которые протекают в экономику. Часть заработанных денег тратится внутри страны — это недвижимость, дорогостоящие товары длительного пользования, сфера развлечений и услуг. Если эти люди уедут, будут получать и тратить деньги в других местах, то белорусская экономика эти суммы недополучит. В минусе также останутся представители бизнеса и сферы услуг.

— Новогодние праздники в Беларуси всегда сопряжены с некоторой тревогой: «Что будет с рублем в январе?». Чего нам ждать?

— С одной стороны, ничего хорошего от экономики ожидать не надо, с другой — полного краха тоже не будет. Мне кажется, в 2021 году экономика продолжит плавное снижение — не обвально, а на 1−2% за год. Одни сферы прочувствуют это сильнее, другие — меньше. Цены продолжат расти, инфляция будет в диапазоне 5−10%, курс доллара вырастет за год примерно на 10%.


Падение белорусского рубля будет даже скромнее, чем в текущем году, но это возможно только в случае, если правительство будет проводить достаточно адекватную денежно-кредитную политику и не включит печатный станок. В противном случае последствия могут быть крайне негативными. Мне кажется, пока правительству это понятно.

— Вернутся ли кредиты на жилье в 2021 году?

— Что касается кредитов в целом и на недвижимость в частности — ситуация не улучшится: приостановленные банковские программы не возобновятся, новых финансовых инструментов не появится. Связано это с оценкой рисков банками. Когда экономика растет, зарплаты увеличиваются, а заемщики стабильны — банки рады давать кредиты, в обратной ситуации — нет. Однако желание — это полбеды, нужна еще и возможность. Чтобы дать деньги взаймы, у банка они должны быть. При этом в августе мы наблюдали очень серьезный отток как рублевых, так и валютных депозитов. Осенью этот процесс замедлился, но не прекратился. В итоге у банков в распоряжении меньше денег, а значит, и меньше кредитных возможностей. Усугубляют положение еще и строгие указания, к примеру — кредитовать госэкономику. На «физиков» в такой ситуации денег не остается. К слову, проигрывают в первую очередь наиболее рисковые секторы кредитования (на большие суммы и длительные сроки) — как раз кредитование недвижимости.

Чтобы кредитование начало расти, поведение вкладчиков должно измениться на 180 градусов. Они не просто должны переставить выносить деньги из банков, а активно нести их обратно. Для этого нужен рост доверия к банковской системе и государству, которым взяться сейчас неоткуда.

— Что будет с ценами на недвижимость?

— Для роста цен на рынке недвижимости необходимо совпадение трех условий: рост экономики, рост доходов населения в валютном эквиваленте и рост кредитования данного сектора. Все эти факторы в 2021 году будут в минусе: экономика продолжит падение, доходы в валютном выражении сократятся, кредитование недвижимости продолжит стагнировать. Ситуацию усложнит и возможный отъезд части наиболее платежеспособных покупателей — айтишников и мелкого бизнеса, не отягощенного привязкой к стране. Все это приведет к снижению цен на недвижимость. На рынке вторичного жилья Минска, думаю, стоимость квадратного метра снизится до $ 1200−1250. Что касается новостроек, то такие санкции, как для «Дана Холдингз», могут привести к активным распродажам того, что уже начало строиться, а это, в свою очередь, также окажет давление на цены.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ