А если Путин не поедет в Минск?

Андрей Суздальцев, politoboz.com
25 января 2016, 10:32
Белорусское руководство истерично ищет деньги. Население лишилось последних льгот, подняты тарифы ЖКХ, штрафы за всё и про всё превратились в прозу жизни.

Власти предпринимают все возможное и невозможное для возвращения белорусского покупателя на национальный рынок потребительских товаров: ищут способы закрыть доступ гражданам республики в приграничные соседские гипермаркеты, травят и изводят ИП за торговлю импортом, ведут безудержную пропагандистскую кампанию за доминирование белорусской продукции на собственном рынке.

Зарубежные инвесторы, как и банки, обложены поборами на 150%. С государственных предприятий взять нечего, как и с аграрного сектора, но берут с инфраструктуры, казино, контрабандно-таможенного сектора.

Бдительно высматриваются все возможные и невозможные варианты для подработки на российском рынке, но стоит одному из белорусских предприятий сделать прорыв на этот рынок, так его тут же обкладывают поборами в такой степени, что производство сразу начинает задыхаться. Бывает еще хуже, когда «прорывное» производство мгновенно подвергают волне проверок, снимают руководство (сажают) и передают руководство одному из «семейных» олигархов, так сказать, «сажают на деньги». Иными словами, о будущем не думают: деньги политическому режиму нужны немедленно.

Россия занимает особое место в финансовых поисках белорусского руководства. Официальный Минск активно пытается втереться в любые экономические программы, разрабатываемые или запускаемыми российским правительством, требует доступа в российскую систему госзакупок (разрешено, но носит односторонний характер), пытаются перехватить российскую программу импортозамещения (по итогам декабрьского Высшего Госсовета СГ принято решение в рамках данной программы не считать белорусские товары импортными). В целом, везде, где имеются какие-то финансовые потоки из российского бюджета, можно обнаружить белорусских лоббистов, активно занимающихся перехватом инвестиций под маркой партнера по Союзному государству.

Любопытно то, что белорусское руководство пытается встроиться и в экономические стратегии, пока только обсуждаемые в российском экспертном сообществе. В частности, активно лоббируется белорусское участие в стратегии индустриализации, которая пока не собирает критической массы в российском истэблишменте и научном мире, так как успех стратегии возможен только в режиме экономической автаркии (экспорт сомнителен).

Белорусское лобби в Москве активно пробивает участие Минска в данной программе, утверждая, что в Беларуси простаивает «мощный» экономический потенциал (МАЗ, «Горизонт», БМЗ и т.д.), но, старательно «забывая» при этом отметить, что технологический уровень этого «потенциала» на уровне 1980-х годов, а значительная часть белорусских производственных «флагманов» фактически работают на склад (что еще позитивно) или свернули производство до крайне незначительного уровня (грузовики по десятку в сутки, пару сотен собранных из китайских деталей телевизоров). Деиндустриализация белорусской экономики продолжает ускоряться.

Особые надежды, учитывая размах программы перевооружения российской армии, возлагает белорусское руководство на производственную кооперацию российского и белорусского ВПК, которое в настоящее время постепенно затухает по причине недоверия партнеров. Дело в том, что в Москве в свое время были отмечены факты перепродажи в Китай белорусскими партнерами российских секретных военных технологий, полученных белорусскими предприятиями для выполнения российских заказов. Понятно, что доверие между партнерами в сфере производства вооружений носит первоочередной характер.

В этом плане белорусское руководство делает ставку на Минский завод колесных тягачей (МЗКТ), утверждая, что технологии, используемые данным предприятием, уникальны и не имеют аналогов, забывая при этом, что эти технологии белорусские власти уже продали в свое время в тот же Китай.

Понятно, что МЗКТ останется еще какое-то время поставщиком шасси в российский ВПК, но вряд ли Москва, стремясь сконцентрировать оборонные производства на своей территории, будет в дальнейшем делать ставку на данное предприятие.

Белорусские власти, живучие по принципу «день простоять, да ночь продержаться», пытаются дотянуть до получения первых траншей кредита МВФ и решения Москвы о выделении Минску 2 млрд. долларов. Но надежды тают, как снег на подоконнике…


Кредитов нет

На завершившейся неделе официальный Минск получил очередной «подарок» из Москвы. По предварительным данным, в российском правительстве обсуждается своеобразный мораторий на предоставление кредитов для стран постсоветского пространства, что, учитывая сложную экономическую ситуацию в России, вполне понятно и вероятно. Но есть определенные нюансы:

- в настоящее время только т.н. «белорусский кредит» остается в российской правительственной «сфере» в своеобразном «подвешенном» состоянии и, одновременно, не вызывает энтузиазма у финансового блока российского правительства;

- в российском политическом классе и обществе, после скандала с кредитом В. Януковичу (3 млрд. долларов), который Киев отказался возвращать, отношение к кредитованию ближайших соседей остается крайне негативным;

- нельзя не учитывать общее недовольство позицией Минска на фоне внешнеполитической ситуации вокруг России. В российском руководстве считают, что белорусское руководство вместо поддержки своего стратегического союзника в настоящее время активно извлекает экономические и политические выгоды из противостояния РФ и Запада, решительно уклоняясь от выполнения союзнического долга.

Кроме того, в Москве учитывают, что у РБ не очень хорошая кредитная история по отношению к России. Как правило, официальный Минск, по традиции, несмотря на то, что российские кредиты обычно предоставляются на весьма комфортных условиях, не торопится возвращать Москве деньги, настаивая на реструктуризации задолжности и даже на полном списании долгов на основе «союзного» статуса Беларуси.

Демонстративное уклонение Беларуси от выполнения союзнического долга, особые отношения с Украиной, Турцией и Грузией; поставки белорусского топлива в зону АТО, пока неподтверждённая официально продажа через Катар оружия ДАИШ, с которым воюет Россия; контакты с Саакашвили; отказ от размещения российской авиабазы и т.д., создали в российском обществе весьма негативный образ белорусских властей, которые вспоминают о России только тогда, когда необходимы деньги или ресурсы, а чаще и то и другое.


Лицемерие

Автор этих строк уже отмечал, что белорусское руководство успело «зашить» еще не полученный российский кредит в бюджет республики на 2016 года. Такая уверенность в том, что «Россия никуда не денется и обязательно «даст» является одной из основ исключительно комплиментарного отношения белорусского истэблишмента, а также солидной части белорусского политического класса к статусу Беларуси. То есть её значения для современной России, а также твердой уверенности в том, что Беларуси все, включая, прежде всего Россию -- должны и обязаны.

При этом нельзя не отметить поразительную традицию, привитую белорусской номенклатуре с еще советских времен: феноменальную уверенность в собственной безнаказанности. На практике это приводит к тому, что в отношении России в понимании белорусской правящей группировки можно творить буквально все: заниматься масштабной контрабандой на российском рынке, демонстративно травить россиян некачественными продуктами: Россельхозадзор держит буквально «белорусский фронт», выявляя фактически в каждой партии мясомолочной продукции из РБ, то растительный жир, то некачественное польское мясо, то антибиотики, то мел в молоке, то нитраты в запредельных дозах в «белорусских» дынях, арбузах и винограде.

Можно воровать газ (2004 год) и нефть (2007 г.), натравливать на Россию Евросоюз (саммит европейской программы «Восточное партнерство» в Риге в мае 2015 г.), вести третье десятилетие жесткую антироссийскую пропаганду, когда даже печатный рупор АП РБ, не моргнув глазом, обвиняет Россию в «агрессии».

Но при этом, буквально в последние недели в белорусском медиа пространстве в формате «держи вора», появляются некие списки российских структур и граждан, заранее обвиненных в «разжигании» вражды между Москвой и Минском, межнациональной розни (!) и даже развале Союзного государства.

Параллельно развернулась неспешная, но уверенная информационная кампания, призванная продемонстрировать недоумение и даже обиду официального Минска на Москву, которая не ценит «единственного союзника» (не выделяет очередного кредита). Загадки в столь странном на первый взгляд поведении Беларуси нет. Просто Минску срочно нужны деньги и он, как уличный воришка, одной рукой протягивает руку для милостыни, а другой шарит в кармане сердобольного прохожего.


Реплика

Любопытно то, что всего несколько месяцев назад в белорусском медиа пространстве активно распространялась дезинформация о готовности Москвы провести в Беларуси государственный переворот. Сейчас Москву прямо или косвенно обвиняют в отказе от поддержки «единственного союзника» и сетуют на отсутствие доверия (!). Понято, что в любом варианте Москва всегда останется виноватой для Минска…


«Обиженная кампания»

Последний раз такая же лицемерная информационная кампания в формате «ну если России не нужна союзная Беларусь», была развёрнута в белорусских СМИ весной и летом 2011 года. Но как только был получен кредит от АКФ ЕврАзЭс в 3,5 млрд. долларов (первый транш в 440 млн. долларов пришел летом 2011 г.), так «обиженная» пропагандистская компания тут же была свернута, и белорусская правящая группировка приступила к освоению «добычи».

Нынешняя пока только разворачивающаяся «обиженная кампания» еще более циничная и ничего, кроме банального «перевода стрелок», не представляет: вроде как не Минск изменяет союзническому долгу, а Москва «бросает союзника в беде». Но цель понятна: белорусским властям надо, во что бы то ни стало, вытянуть из России льготный кредит.


Что делать?

В силу создавшихся условий, белорусскому руководству в первую очередь необходимо успокоить и обнадежить правящую группировку и население страны, которое начинает нервно смотреть на табло у обменников. Ссылки на то, что российский рубль тоже падает, мало кого обнадеживает, так как белорусская валюта девальвируется по сравнению с российским рублем опережающими темпами, что связано с мизерным объемом белорусских золотовалютных резервов.

Российский кредит был призван укрепить национальную валюту и подготовить её к деноминации в середине 2016 года (выдающийся пример государственного идиотизма). Дело в том, что на фоне ускоряющейся девальвации деноминация окажется лишь этапом для нового броска к миллионным ценникам в белорусских магазинах. Это понимает даже последний грузчик с Минского Комаровского рынка, но власти живут в формате «все хорошо, прекрасная маркиза…», рассчитывая на то, что «агрессивная Россия» («СБ») в очередной раз поделится деньгами.

И вот первая реакция в белорусской официальной прессе: «Ситуация с теперешним (стиль! – А.С.) бюджетом сложилась чрезвычайно непростая (словосочетание какое-то покореженное – А.С.). Не факт, что она не помешает правительству России предоставлять кредиты» (http://www.sb.by/politika/news/rossiya-beret-pauzu-v-vydache-kreditov.html).

С первого прочтения последнего в данной цитате предложения и не поймешь, что имелось в виду: или России все-таки помешает «теперешняя» экономическая ситуация выделить кредит той же Беларуси, или нет, «не факт». В любом случае, задача запутать читателя решена блестяще, но попутно в ней, как ни странно, угадываются современные настроения в белорусском руководстве.

Но еще в большей степени изощренный вариант нашел сам Лукашенко, который буквально через несколько часов после заявления Сергея Сторчака о кредитах для стран постсоветского пространства, вдруг предложил, чтобы очередной Высший Госсовет Союзного государства прошел в Минске.

Между прочим, любопытно то, что как мы уже отмечали в конце прошлого 2015 года, декабрьский Высший Госсовет в Москве прошел как-то незаметно и безрезультатно, во всяком случае, для официального Минска.

В данном случае, замысел белорусского руководства вполне понятен: надо вытащить В. Путина в белорусскую столицу. Находясь в Беларуси, российский президент, как, видимо, надеется А. Лукашенко, не сможет отказать белорусским властям в кредите. А там, глядишь, и деньги МВФ подоспеют.

А если президент России не поедет в Минск?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ