Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Прежде всего, необходимо понять, готов ли Лукашенко на то, чтобы попытаться отомстить Москве?

Андрей Суздальцев, politoboz.com
4 августа 2016, 09:31
Жизнь идет. Скоро на полях уберут зерновые, к российским границам поползут фуры с польскими яблоками нового урожая, а вот с картофелем в Беларуси ожидаются проблемы. Лето в республике оказалось засушливым…

С первой частью статьи можно ознакомиться здесь.

В том же засушливом формате остаются и российско-белорусские отношение. В разгар июльской жары вице вице-премьер белорусского правительства В. Семашко в очередной раз съездил в Москву (27 июля 2016 г.). Поговорил о газе и нефти. Пообедал вместе со свитой (продукты, понятно, привезли с собой, не российские же есть). Вернулся в Минск. Доложил президенту А. Лукашенко. В общем, всё идет по кругу... Газ идет – долг растет.


Армянский довод

Видимо не имеет смысла в очередной раз углубляться в анализ различного рода версий о ходе российско-белорусских газовых переговоров, рождающихся, чуть ли не в ежедневном режиме, так как понятно, что это занятие бесполезное. Тем не менее, периодически в белорусском медиа пространстве «всплывают» очередные обиды белорусских властей на Россию. В частности, в стиле детской считалочки у песочницы, сейчас кое-кто в Минске, указывая пальцем на снижение цены за газ для Армении, возмущается случившимся по принципу «им снизили, а вот почему нам не снижают».

В примерно таком же формате Киев в 2015 году возмущался тем, что ему «агрессивная Россия» выставляет цену за газ дороже, чем Германии. Тогда украинским «партнерам» намекнули, что, вообще-то Германия не кричит по всему миру, что воюет с российской армией и даже победила её в Донбассе…

Нечто подобное можно сказать и в отношении армянского «довода». Дело в том, что в Армении находится крупная многофункциональная российская база, которая не только обеспечивает безопасность этого небольшого и древнего государства, делая невозможным вторжение азербайджанской армии на территорию республики. К тому же, нет нужды говорить о влиянии на традиционно «теплые» отношения Еревана и Анкары, и обеспечении военного присутствия России в этом крайне сложном и критически важном регионе мира, где десятилетиями идут кровопролитные войны. Тем более российско-армянское военно-стратегическое сотрудничество актуально сейчас, когда российская группировка ВКС воюет в Сирии против ИГИЛ.

Иными словами, обеспечивая российские интересы на ближних подступах к Ближнему Востоку, Армения выступает в качестве реального, а не виртуального союзника Москвы. Так что экономическая поддержка Еревана имеет для Москвы серьезный геополитический смысл…


Любой ценой…

С Беларусью в данном случае сложнее. Переговорный процесс по газовой, а уже и нефтяной проблеме, как уже отмечалось в предыдущих публикациях, остается в тупике и политический маневр, основанный на союзнической основе, в российско-белорусских отношениях в настоящее время затруднен. Минск от союзнического долга уклоняется, с Киевом дружит, с НАТО сотрудничает…Ценность Беларуси в качестве союзника России падает.


Будет ли соглашение?

Несмотря на крайне низкий уровень доверия между сторонами, судя по настрою В. Семашко, в Минске все же надеются на то, что цена на российский газ будет снижена. В данном случае нельзя ничего исключать, но понятно, что если соглашение будет достигнуто, то оно будет сбалансировано. Россия не пойдет на реальные уступки, меняя их на виртуальные уверения в союзе и верность ранее принятым обязательствам. Так что Россия потребует от белорусского руководства исполнение тех или иных услуг, но их в Минске, как всегда, посчитают второстепенными.

Во-первых, в пропагандистском плане в случае заключения соглашения в белорусских СМИ на первый план будет мгновенно поставлен сам факт снижения цены («Россия пошла навстречу»), а о встречных уступках белорусской стороны в Минске естественно, умолчат.

Во-вторых, свои обязательства Минск по традиции не выполнит или замотает на бесконечных согласованиях, тем временем шустро выкачивая из России газ. Для примера стоит напомнить, как «выполняло» белорусское руководство обязательство по поставке нефтепродуктов на российский рынок… А нефть при этом из России качали столь активно, что в 2016 году потребовали даже увеличить квоту.

Так что задача у белорусского руководства остается прежней – любой ценой вырвать дешевые российские ресурсы. При этом пообещать Москве можно все что угодно. Между прочим, в российском руководстве в этом плане иллюзий не имеют…


Формула меняется

Но есть пара нюансов, которые носят более постоянный характер, одновременно выступая в качестве индикатора современного состояния отношений между Москвой и Минском.

Во-первых, понятно, что белорусская сторона, как говорится, попала в «яму». которую увлеченно копала «Газпрому», а в его лице и Кремлю. Но даже в данном случае у Минска были определенные основания, так поступить. Дело в том, что, уверовав в широко распространенную в 2014-2015 годах в экспертном сообществе мнение о том, что в условиях противостояния между Россией и коллективным Западом Россия не рискнет обострять отношения с Минском (автор этих строк сам об этом неоднократно писал), а у белорусского руководства появляется возможность для безнаказанного шантажа Москвы, официальный Минск решили сначала «поставить Москву на место» (отказ в размещении российской авиабазы), а потом перейти в наступление, переформатировав по своему усмотрению цену на поставляемый в РБ российский природный газ.

Однако, то, что было верно на 100% в 2015 году, в 2016 году уже верно процентов на 50. Россия выдержала санкции, близка к стабилизации экономики, добивается успеха в Сирии, не ведется на провокации Киева, чем ставит в сложное положение администрацию Б. Обамы, которой необходимо закончить президентство хотя бы каким-то внешнеполитическим успехом.

Кремль удержался и от того, чтобы быть спровоцированным на бойкот Летней олимпиады в Рио-де-Жанейро.

Понятно, что если на глобальных фронтах Москва позиции держит, то, что уж говорить о мелких стычках с соседним государством, чья зависимость от российской экономической поддержки носит критический характер.

Во-вторых, газово-нефтяная проблема, как уже не раз отмечалось, является стержневой для российско-белорусских отношений, основой для всех интеграционных проектов между Москвой и Минском. Так что отношения в данной сфере носят критический характер для всей построенной за два десятилетия структуры связей и контактов между двумя соседними и далеко не чужими друг к другу государств.

Более того, тупик в переговорном процессе по энергетической теме почти естественным путем начинает притягивать к себе другие проблемы, давно накопившиеся между Москвой и Минском. За примером далеко ходить нет необходимости: газовая проблема, как пожар перебросилась на поставки нефти на белорусские НПЗ. И далее по цепочке… Вот уже появились слухи об «интересе» российской стороны к белорусским активам, к тому же несчастному МАЗу и т.д. Понятно, что пока будут еще десяток лет выяснять пробу золотых кирпичей, из которых выстроены цеха минского автозавода, российский газ будет в республику беспрепятственно поступать… Кто-то хочет морочить голову Москве десятилетиями и для этого запускает слухи о новом «интересе» российского бизнеса к белорусским «лакомым кускам»…Давно уже нет этих «кусков», да и вкус их поменялся.


Противостояние

Все рано или поздно заканчивается. На прошлой неделе министр энергетики России А. Новак отметил, что в белорусско-российском газовом споре появились позитивные «подвижки», что, безусловно, ободряет и вооружает надеждой, как мы уже говорили выше, что соглашение все-таки будет достигнуто. Но не исключен и другой сценарий…

Несмотря на то, что «худой мир лучше доброй ссоры», нельзя исключать, что газовый тупик может вылиться в вялотекущее противостояние и в этом случае очень хотелось бы попытаться спрогнозировать формат шантажа со стороны Минска.

Прежде всего, необходимо понять, готов ли А. Лукашенко на то, чтобы попытаться отомстить Москве?

Годы наблюдения за поведением белорусского президента позволяют утверждать, что А. Лукашенко вообще-то злопамятен и мечты о сокрушительной мести представляют для него особое удовольствие. Более того, по мелочам, исподтишка, то на украинском или китайском внешнеполитических «векторах», да и на других направлениях , т.е. там, где есть для это возможности, официальный Минск неоднократно играл и продолжает играть против России.

Были и более масштабные и демонстративные шаги. Стоит напомнить, как во время «молочной войны» между РБ и РФ в июне 2009 года А. Лукашенко пригрозил Москве не только вернуть таможни на российско-белорусскую границу, но даже стал открывать посты на автострадах. Тогда же возникли проблемы с позицией Минска в ОДКБ.

Между прочим, теоретически Минск и сейчас может объявить «молочную блокаду» России.


«Молочная блокада»

Если учесть, что больше 90% белорусской экспортной молочной продукции поставляется исключительно на российский рынок, то такой выпад Минска можно было бы посчитать безумием, если не знать укоренившиеся в белорусской элите мнения о «голодной России», которая не проживет без белорусских продуктов. Между прочим, усилиями белорусских СМИ это же мнение активно забивается в головы белорусского населения, которому при каждом обострении отношений белорусских производителей с Россельхознадзором «убедительно» доказывают, что российские конкуренты чинят препятствия для молочной продукции из РБ по причине того, что их собственная продукция проигрывает по качеству белорусской.

В принципе, при всей абсурдности, «молочный выпад» А. Лукашенко против России, учитывая эмоциональность и самоуверенность белорусского президента, возможен. Белорусское руководство вряд ли готово просчитать последствия данного шага, который, конечно, будет с восторгом принят Российским молочным союзом.


Транзитная блокада

Беларусь – транзитная страна, и, автор этих строк не раз утверждал, что при любой власти и при любых политических силах, которые будут контролировать эту страну, белорусское руководство рано или поздно обязательно будет хвататься за транзит, как последнюю возможность надавить на соседей-партнеров, буквально вырвать из трубопровода или фуры ресурсы или деньги, заставив с собой считаться.

В начале 2016 года, когда разразился российско-польский кризис перевозчиков (изменились условия работы польских перевозчиков на российском рынке транспортных услуг), Россия столкнулась с проблемой польской транзитной блокады, к которой фактически присоединилась Украина. Белорусская сторона со своей стороны попыталась перехватить российский транзит, рассчитывая на загрузку своих фур, но Россия уперлась, попутно фактически арестовав все украинские фуры на своей территории.

В итоге, с Варшавой Москва договорилась, но вот Украина на полном ходу «влетела» в транспортный тупик. Россия фактически закрыла украинским транспортникам российский транзит в страны Центральной Азии, включая Китай.


Реплика

Зимний кризис с российским транзитом в Европу продемонстрировал, что реальная транспортная блокада России возможна только в условиях практически сформированного политического союза между Киевом и Минском. Однако до столь решительного геополитического поворота пока далеко.

Необходимо помнить, что в основе нынешних вполне «теплых» и доверительных отношений между Украиной и Беларусью лежит не позитив, а лютая ненависть элит этих государств к России. Во всяком случае, нынешний «ближний» круг А. Лукашенко в составе В. Макея, Ф. Повного, А. Шакутина и двух этнических украинцев – генералов Станислава Зася и Гора (прямая коммуникация с Киевом) живет в каком-то антироссийском угаре, буквально выискивая поводы для конфронтации с Москвой.

Для реального, стратегического сближения двух государств совместной ненависти к третьей стране маловато и в данном случае не поможет и относительно высокий уровень совместной торговли. Понятно, что и Минск и Киев, если им будет выгодно, не задумываясь, подставят друг друга…


Конфискат

Транспортная блокада Москвы пока невозможна, но вот затруднить российский колесный транзит белорусскому президенту вполне по силам. Для этого ему необходимо только натравить на фуры и вагоны, транзитом пересекающие Беларусь, собственных таможенников. В этом случае в сеть реализации конфиската будет направлен новый поток высоколиквидного товара.

Понятно, что поводов для конфискации российских грузов белорусской таможней будет найдено предостаточно – от неправильно поставленной точки или запятой в сопроводительных документах до забрызганного тента. Но в данном случае необходимо отметить, что в первом десятилетии текущего века А. Лукашенко уже применял против России тактику таможенной войны. Размах был столь ощутимый, что эта практика обратила на себя внимание российского руководства.

Минск тогда получил по рукам. Так что у белорусских таможенников есть непревзойдённый опыт разграбления транзитного груза, которым они, при желании, могут воспользоваться в полную силу, тем более, что конфискат, как инструмент шантажа в руках белорусского руководства на полке не лежит.

В качестве примера можно напомнить продолжающийся не первый год спор между Калининградом и Минском о судьбе разграбленного на территории Беларуси каравана с собранными в Калининграде телевизорами, следовавшими транзитом на российский рынок. Конфискованные телевизоры давно проданы на территории РБ.


«Оборонная» блокада

Есть вариант с разрывом отношений между оборонными комплексами двух стран. В данной сфере у сторон накопилось немало претензий друг к другу, связанным не только с неуклонно падающим технологическим уровнем белорусского ВПК, но и излишне тесными и коммерчески выгодными отношениями Минска с Киевом и Пекином в сфере военно-технического сотрудничества. Эти факторы приводят к тому, что «оборонки» России и Беларуси пусть медленно, но все-таки удаляются друг от друга.

Однако в белорусском руководстве остаются иллюзии того, что белорусский ВПК играет едва ли не ведущую роль в перевооружении российской армии. Безусловно, есть небольшое количество сфер, где белорусы находятся в передовиках, но стоило бы напомнить, что ни по одной из позиций Беларусь не является монопольным производителем. Это касается и продукции Минского завода колесных тягачей.

Попытки мягкого шантажа в сфере ВПК белорусской стороной уже предпринимались, что заставило Москву с особым вниманием отнестись к задаче открытия аналогичных производств на территории России.

Учитывая, что Россия не рвется модернизировать армию «верного союзника», Минск пытается шантажировать Москву попытками создания собственных образцов современной техники в кооперации с внешними игроками. Политическая формула, применяемая здесь, носит характер рэкета: «Если не получим от вас, то получим от ваших потенциальных противников».

Наиболее показательным примером данной политики является рождение белорусско-китайского РСЗО «Полонез», который должен был продемонстрировать не только высокий технологический уровень белорусского ВПК, но и обратить внимание Москвы.

Необходимо отметить, что Россию «Полонез» не впечатлил. Шесть или семь установок «Полонез», из которых, как оказалось, стреляет только одна, а остальные предназначены только для участия в парадах, не оставили сомнений в пропагандистском формате данного «изделия».

Кроме того, качество китайских ракет хорошо известно и в данном случае они «не подкачали». Ракеты летят на дальность от 50 до 200 км, то есть, как им заблагорассудится. Но даже если такая ракета, напевая по дороге бессмертное музыкальное произведение, являющееся вкладом польской музыкальной культуры в мировое наследие, и долетает до цели, то отклонение от заданной точки попадания может достигать километр (!).

Иными словами, нет никакого РСЗО «Полонез», а есть пропагандистский миф и одновременно «стрелялка», призванная развлечь главнокомандующего белорусской армии.

Но неужели у А. Лукашенко не остается никаких вариантов для реального шантажа Москвы?


Атомный шантаж

Есть еще одна сфера, и она требует особого внимания и глубокого анализа. Это неумолимо приближающийся ввод в строй действующих двух энергоблоков Белорусской АЭС, строящейся в Островце.

Уже в настоящее время судьба пока возводимой станции находится под пристальным вниманием новых друзей А. Лукашенко на Западе и Юге. В свою очередь в Минске с огромным интересом наблюдают за попытками украинской атомной энергетики выйти из-под технологического контроля «Росатома» и отказаться от поставок из России топлива для АЭС.

Автор этих строк не сомневается в том, что Минск уже сейчас ищет варианты уклонения от выполнения соглашений, включая кредитные, с Россией, обеспечивающих эксплуатацию Белорусской АЭС, но только после ввода станции в строй.

Необходимо напомнить, что до настоящего времени строительство АЭС является самым крупным российско-белорусским проектом, судьба которого, несомненно, повлияет не только на развитие отношений между странами, но и на ситуацию в столь сложной регионе Восточной Европе на стыке Беларуси со странами НАТО и Калининградской области. Для А. Лукашенко Белорусская АЭС может стать главным козырем в его политическом выживании.

Атомный кризис, скорее всего, неотвратим и он уже сейчас требует особого внимания, так как будет сказываться на судьбе уже другой постлукашенковской Беларуси.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ