Почему нельзя убрать урожай без участия Лукашенко?

"Белорусский партизан"
21 августа 2017, 16:27
Александр Ярошук
Вчера Александр Лукашенко контролировал ход уборочной кампании с воздуха. На днях щупал колоски, рассекая по полю на квадрацикле.

Пару недель назад провел разгромное совещание, посвященное сбору урожая – некоторые чиновники вместе с угрозами лишиться должности получили персональные указания по намолоту.

"Понято, что это — спектакль, но Лукашенко продолжает летать над полями"

На этот вопрос «Белорусский партизан» попросил ответить бывшего агронома, завотделом аграрной политики ЦК КПБ в 1990-х годах , экс-замначальника главка Министерства сельского хозяйства и продовольствия Александра Ярошука.

-- Я вырос и работал в той системе, которая, к сожалению, продолжает действовать и сейчас, -- признается Александр Ярошук. -- В европейских странах совсем иные методы и подходы в том, что касается управления экономикой. Я как-то прочитал выражение, которое мне очень понравилось: люди из двадцатого века стремятся руководить в двадцать первом веке методами девятнадцатого века. Так и у нас.

Вы спрашиваете, почему без Лукашенко не обходится ни одна уборочная, почему он все контролирует. На самом деле все просто: у нас нет хозяина на земле, нет собственника. Вот и приходится ему, бедному, впахивать на этих галерах самому. Если бы он делегировал полномочия своим подчиненным, ввел частную собственность на землю, как это сделано в некоторых других странах, то сегодня и речи не было бы о том, что нужно летать на вертолетах или ездить на квадроциклах проверять ход уборочной.

-- Ну да, информационных поводов – хоть отбавляй!

-- Да, его очередные показательные выступления не остаются без внимания. Каждое появление президента обсуждают не только на страницах государственных газет, но и на всех сайтах. Кто с грустью, кто со смехом, а кто с негодованием. С одной стороны, как говорится, чем бы дитя не тешилось, а с другой --- речь все-таки идет о судьбе почти 10 миллионов белорусов. За все эти годы Лукашенко так и не понял, что нужно менять систему управления, поэтому мы очень затормозились в своем развитии. Это грустно и печально.

-- Александр Ильич, объясните, а разве руководители хозяйств не заинтересованы в том, чтобы уборочная прошла идеально? Или им нравится, когда тыкают носом публично, когда грозят уголовными делами …

-- Если бы они были собственниками, то, поверьте, отношение к работе было бы совершенно другим.

Я могу привести пример из далеких 90-х годов прошлого века. Мне тогда довелось с одним из наших министров поехать в Пользу на сельскохозяйственную выставку «ПолиАгро». У нас была назначена встреча с министром сельского хозяйства Польши, которого я, кстати, хорошо знал. И я нашего министра предупредил: только, ради Бога, не спросите, сколько им осталось собрать картофеля, а то стыдно будет. А наш министр был очень самолюбивым и поступил ровно наоборот! Польский министр с улыбкой ему ответил: а какое мне дело до этого картофеля? Как какое, удивился наш чиновник, это же продовольственная безопасность Польши! Польский министр говорит: я никакого отношения не имею к картофелю, я его не сажал и не собираюсь убирать, там есть хозяин и пусть у него голова болит об этом. А я должен делать все возможное для того, чтобы крестьянину было выгодно выращивать картофель и другую сельскохозяйственную продукцию. И если это будет выгодно для фермера, если граждан устроит его цена, то никаких проблем с продовольственной безопасностью не будет. И моя задача – способствовать тому, что принимались соответствующие законы, чтобы развивалось сельское хозяйство.

-- Это было в 90-е годы, а для нас актуально и сейчас!

-- К сожалению, да. Много лет прошло, а подходы так и не поменялись.

Что касается председателей колхозов, то я не раз наблюдал за ними во время селекторных совещаний. Президент им говорит: я последний раз занимаюсь уборкой урожая, вы сами должны! А они лукаво переглядываются между собой, потому что прекрасно понимают: на следующий год ситуация повторится один к одному!

Я не хочу сказать, что все они такие безответственные. Они реагируют на происходящее и действуют так, как могут в своей ситуации. Потому что не они хозяева этих полей, урожая, не они устанавливают правила игры.

-- И все же руководители сельхозпредприятий сегодня делают все возможное, чтобы не провалить уборочную? Или Лукашенко прав, когда заявляет, что они неважно работают?

-- Командно-административная система имеет свои пределы. Все, что можно было выжать из нее, давно выжато. Дальше зажимать уже нечего. Резьба сорвана. Но все делают вид, что гайки еще крутить можно. А на самом деле машина уже идет вразнос. У нас в стране не все благополучно с сельским хозяйством. И почему до сих пор взрослые дяди продолжают играть в эти игры и делать вид, что все хорошо, – для меня это не понятно

К тому же для некоторых уборочная – это средство дополнительного заработка. И весьма существенного. Какие копейки сегодня платят на селе – всем известно. Несут все, что можно: доярки – молоко, комбикорма, механизаторы – солярку, бензин, и так далее. Выстроили оптимальную модель, которая, может быть, всех на сегодняшний день устраивает, начиная от президента и заканчивая дояркой. Но в конечном итоге эта модель толкает страну на прозябание и нищету, потому что сельское хозяйство сегодня – это огромная черная дыра, где бесследно исчезают миллиарды долларов, не принося никакого экономического эффекта стране...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ