Сивицкий: "Даже если до 8 декабря будет что-то подписано, Россия на этом не остановится"

Беседовал Виталий Цыганков, радио "Свобода"

Фото с официального сайта президента России
Глава белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий заявляет, что даже если 8 декабря будет что-то подписано, Россия на этом не остановится и будет требовать все больше.


Минск все больше разочаровывается в возможности договориться с Россией

- До 8 декабря главы Беларуси и России публично пообещали подписать какие-то интеграционные документы. Белорусское общество сильно беспокоится по этому поводу, тем более, что работа над этими документами идет в условиях секретности. Можно сказать, что официальный Минск выдерживает определенную дистанцию, или власти могут «заиграться» и сами не заметят, как независимость Беларуси будет поставлена под еще большую угрозу?

- Действительно, на сегодня мы знаем об этой «программе углубленной экономической интеграции» только из российских источников. Исходя из комментариев российской и белорусской сторон, сегодня можно на 100 процентов констатировать, что Минск и Москва совершенно по-разному воспринимают эту программу интеграции и ее конечные цели.

Для Беларуси это прежде всего инструмент, с помощью которого можно создать так называемые единые рынки, единое пространство для движения капитала, товаров, рабочей силы. Для России углубление интеграции является способом еще больше закрепить Беларусь в сфере своего геополитического влияния.


Арсений Сивицкий

Эти позиции по сути конфликтные. Ведь для Минска такое отношение не решает никаких проблем, которые набрались за последние годы. Очевидно, что Кремль не собирается тут идти на уступки. Шанс на то, что Москва пойдет на такие уступки, даже если Минск согласится подписать программу, тоже очень невелик.

По сути, мы находимся в такой сложной ситуации, когда отказ от подписания программы интеграции будет означать переход на новый уровень эскалации напряженности с Россией. С другой стороны, существует риск того, что, как только Минск согласится подписаться под программой, Москва сразу выкатит новые предложения, которые будут касаться уже интеграции не только в экономической, но и в военно-политической сфере. Тем более, что Россия часто ссылается на договор о создании Союзного государства 1999 года, где речь идет не только об экономической, но и о военно-политической интеграции.

- Вы не раз говорили об определенном изменении в последние годы подходов Кремля к тому, как они воспринимают Беларусь. От Минска сейчас все больше требуется геополитическая зависимость. Если белорусские власти видят эти изменения, почему они не реагируют?

- Мне кажется, Минск заметил определенные изменения в отношении России к Беларуси. Поэтому сегодня Беларусь пытается довольно интенсивно диверсифицировать внешнюю политику и экономические связи.

Но среди белорусской номенклатуры существует группа, которая пытается убедить Лукашенко, что с Москвой можно договориться, и при этом не пойти на стратегические уступки. Довольно долго белорусские власти находились в этой иллюзии. Последний год мы видим, что Минск все больше разочаровывается в возможности договориться с Россией, поэтому ищет альтернативные варианты.

Но мы потеряли 4-5 лет. Вместо того чтобы интенсивно диверсифицировать внешнюю политику и экономику, мы пытались договориться с Москвой. При том, что было очевидно, что для Москвы нынешний статус-кво, где Беларусь и Россия имеют одинаковый вес в «союзном государстве», модель неприемлемая.

С 2015 года Кремль пытается эту модель трансформировать в модель «несимметричной зависимости» от России. Самая главная проблема - сколько у Беларуси осталось времени для того, чтобы с помощью мобилизации внешней поддержки, убедить Москву, что сохранение нынешнего статус-кво - оптимальная опция и для России.


Даже если до 8 декабря будет что-то подписано, Россия на этом не остановится и будет требовать все больше

- Белорусские чиновники работают над этими интеграционными документами в самых разных сферах, и иногда даже сообщают об этом в СМИ. Но, с другой стороны, и министр иностранных дел Макей, и даже сам Лукашенко иногда заявляют, что никакой потери суверенитета в той или иной сфере не будет. Для чего тогда белорусские чиновники тратят свое драгоценное рабочее время на это, заранее зная, что результата здесь не будет и даже, если смотреть с белорусской точки зрения, и не должно быть?

- Здесь две основные причины. Первая связана с тем, что у государственного аппарата отсутствует стратегическое видение того, чего Беларусь должна достигать в отношениях с Россией и другими странами мира. Видение, которое стратегически создавало бы те или иные линии, переход которых запрещен.

Вторая причина - существуют различные группы в белорусском бюрократическим аппарате, и одна из них играет в пользу углубления интеграции. Некоторые представители этой группы ведут сепаратные переговоры с Кремлем. Другая группа выступает против углубления интеграции с Россией. Это приводит к тому, что мы получаем довольно противоположные сигналы.

Белорусская сторона пытается добиться уступок от России в налоговом маневре, в цене на газ и нефть. Но мне кажется, что этот ориентир иллюзорный. Кремль давно объявил свою позицию по этому поводу. Известно, что если Минск подпишется под «процессами интеграции», которые завершатся только в 2024 году - тогда Кремль может начать решать определенные критические темы с Минском. Тогда непонятно, зачем было соглашаться обсуждать эту программу интеграции.

Я не исключаю только один резон. В следующем году нас ждут президентские выборы, и Минск не хочет обострять отношения с Москвой.

- Но это довольно веская причина. Мы знаем, как Москва умеет использовать избирательную ситуацию в Беларуси для продвижения своей силовой позиции. Разве здесь нет такого эффекта, что, давая согласие обсуждать «экономическую интеграцию», Минск дает основания Москве требовать все больше?

- Безусловно, именно так. Я здесь согласен, скорее всего, Кремль в переговорах будет опираться на силовую позицию. Кремль хочет решить задачу удержания Беларуси в сфере своего геополитического влияния. Есть оценки спецслужб, что Кремль не исключает, что через 5-10 лет Россия может «потерять» Беларусь. Поэтому надо что-то делать, считают они, чтобы закрепить Беларусь в своей геополитической орбите.

Мне кажется, что Кремль будет наращивать давление на Беларусь. Даже если до 8 декабря будет что-то подписано, Россия на этом не остановится и будет требовать все больше.

Я не исключаю, что дальше, перед президентскими выборами, Кремль может сформулировать пакет предложений по военно-политической интеграции. Беларусь попадает в определенную интеграционную ловушку, но окно возможностей еще есть. Для того, чтобы мобилизовать международную поддержку, предпринять внутренние меры, чтобы сдержать Кремль от реализации жестких сценариев, направленных на то, чтобы подорвать наш суверенитет и независимость.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники