Карбалевич: Китайский кредит - политический, в пику России

Валерий Карбалевич, Свободные новости
19 декабря 2019, 09:13
Валерий Карбалевич
Репутация державы точнее всего определяется суммой, которую она способна взять в долг.
Уинстон Черчилль


Эхо сочинских переговоров долго оставалось главной темой СМИ и экспертного сообщества.

Некоторые подробности об их итогах сообщил вице-премьер и посол Беларуси в России Владимир Семашко. По его словам, сторонам удалось согласовать еще две дорожные карты — по электроэнергетике и сотрудничеству таможенных служб. Сейчас остаются несогласованными 8 из 31 карт. В. Путин пообещал, что Россельхознадзор лишится возможности вводить ограничения на поставки белорусской продукции в одностороннем порядке. Также Россия готова компенсировать Беларуси потери от налогового маневра только после унификации налогового законодательства, т. е. к 1 января 2022 года.

Судя по всему, у Минска, в отличие от Москвы, никакой разработанной стратегии в ходе этих переговоров нет. Есть тактика, которая сводится к тому, чтобы получить российскую экономическую помощь, беря на себя, по возможности, символические обязательства по унификации экономического законодательства. Дескать, как-нибудь выкрутимся, если что-то и подпишем, то выполнять не будем. Видимо, не случайно из уст официальных лиц появился новый термин «гармонизация законодательства» вместо «унификации». В переводе на понятный язык сие означает внесение чисто косметических изменений в законы. И это можно назвать «углублением интеграции». Ибо реальное изменение, например, налогового законодательства вызовет такой шок в белорусской экономике, ущерб от которого могут перекрыть потери от российского налогового маневра.

Между тем у официального Минска появилась возможность в очередной раз продемонстрировать политическую лояльность Кремлю. Беларусь вошла в число 19 стран, не поддержавших резолюцию ООН, в которой Россию призвали вывести свои войска из Крыма и прекратить оккупацию территории Украины. Показательно, что из союзников РФ по ОДКБ, Москву, кроме нашей страны, поддержали (т. е. проголосовали против) только Армения и Кыргызстан.

Все теперь задаются вопросом: что дальше? После сочинских переговоров министр экономического развития России Максим Орешкин сообщил, что президенты Беларуси и России проведут следующую встречу 20 декабря в Санкт-Петербурге. Но очень сомнительно, что в этот день удастся о чем-то серьезном договориться. Ибо 20 декабря в Санкт-Петербурге пройдут два саммита — ЕАЭС и СНГ. Вряд ли у В. Путина останется время для основательного разговора с А. Лукашенко. А опыт показывает, что им нужно минимум пять часов, чтобы переговоры имели какой-то смысл.



Любопытно, что уже 10 декабря, во время встречи с новым главой Администрации президента Игорем Сергеенко и председателем Совета Республики Натальей Кочановой, А. Лукашенко уже не был уверен во встрече с В. Путиным 20 декабря. О дате и месте нового саммита было сказано очень неопределенно («в предновогодние дни... мы где-то встретимся»). «И не только с президентом России, но сможем сверить часы и с премьер-министром», — заявил белорусский лидер. Вроде бы Д. Медведев готов даже приехать в Минск.

Такая неопределенность свидетельствует о том, что Москва поставила Минск в режим ожидания. Дескать, нам особо торопиться некуда, это у вас горит. Кроме того, В. Путин решил снизить уровень переговоров, предложив А. Лукашенко договариваться с премьером России Д. Медведевым. Тем самым он показывает, что не царское это дело, обсуждать дорожные карты. И президент Беларуси уже провел телефонные переговоры с главой российского правительства в тот же день, 10 декабря.

И как раз в такие критические для белорусского руководства дни пришла поддержка из Китая в виде кредита. Шанхайский филиал Банка развития КНР выделяет Беларуси деньги в долг в размере более $500 млн. Соответствующее соглашение подписано 16 декабря в Шанхае. Кредит будет получен до конца 2019 года и рассчитан на пять лет.

Нет информации о процентах, которые придется выплачивать белорусской стороне. Нельзя исключать, что китайцы выдвинули какие-то дополнительные условия, даже не связанные напрямую с этим займом.

В любом случае, само это событие довольно необычное и в каком-то смысле знаковое. До сих пор все кредиты, которые давали китайцы, были связаны. Они предоставлялись на реализацию конкретных проектов, предусматривали покупку китайского оборудования и использование рабочей силы из Китая.

Нынешний кредит выделен, как отмечается в президентском указе от 13 декабря, «в целях погашения и обслуживания государственного долга, поддержания золотовалютных резервов, а также содействия развитию двусторонней торговли между Беларусью и Китаем». То есть этими деньгами белорусское правительство может распоряжаться свободно, по собственному усмотрению. Подобного рода кредиты до сих пор Беларуси выделяли только Россия, Евразийский банк стабилизации и развития и МВФ.

Банк развития Китая — учреждение государственное. Это значит, что выделение данного кредита — политическое решение китайского руководства.

Немного странно, что деньги выделяет Шанхайский филиал банка. Ведь с Шанхаем и вообще с южными провинциями Китая Беларусь до сих пор сотрудничала слабо.

Но главная значимость этого жеста со стороны Китая заключается в том, что кредит появился в момент экономического шантажа Беларуси со стороны России, когда Москва фактически выкручивает руки официальному Минску, принуждая к «углублению интеграции». И во многих столицах мира задают вопрос: сохранит ли Беларусь независимость?

Официальные представители белорусского правительства утверждают, что в следующем году страна может вернуть только 25% прежних займов, а остальные 75% придется рефинансировать, т. е. где-то искать заемные средства. Ранее обычно кредиты для рефинансирования выделяла Россия. Однако теперь Москва готова дать деньги только в обмен на «углубление интеграции». Поэтому А. Лукашенко, выступая в Национальном собрании 5 декабря, заявил, что запретил правительству просить кредит у РФ.

И вот в такой критический момент является упомянутый китайский кредит. Это не первый случай, когда Китай действует на белорусском направлении в пику России. Когда Москва отказалась поставлять в Беларусь новые ракетные комплексы, технологию для создания Беларусью собственного подобного оружия дали китайцы. Сейчас это хорошо известный «Полонез».

Очевидно, этот китайский кредит — политический. Этот жест является косвенной поддержкой официального Минска в его противостоянии с Москвой, ясным сигналом, который должен засвидетельствовать, что Китай заинтересован в существовании независимой Беларуси. Точно в стиле восточной дипломатии.

Но есть и проблема. Этот кредит придется обязательно возвращать, причем строго в оговоренный соглашением срок. Вести себя так, как с российскими кредитами, не получится. Ведь обычно Минск не возвращает долги России, а берет новые кредиты для рефинансирования старых. С китайцами такая игра не пройдет.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ