Бомбардировщик Лукашенко уже вышел на боевой курс

ARCHE / перевод с бел. EX-PRESS.BY
4 июля 2020, 16:51
Иллюстративное фото
В знаменитом романе Джозефа Хеллера "Catch-22" есть хорошее описание ужаса, который охватывал пилотов американских бомбардировщиков, когда те выходили на боевой курс.

Боевой курс - это предсказуемое движение по прямой, как необходимо, чтобы сбросить бомбы точно на цель. Это курс, который противовоздушная оборона может вычислить и прицельно направить свой огонь, пишет историк Юлий Королёв.

Далее будет лонгрид, придуманный лично мною; любые совпадения имен, дат, географических названий и оценочных суждений исключительно случайны. Резюме для нетерпеливых:

Бомбардировщик Лукашенко уже вышел на боевой курс. Цель - очередная "элегантная" победа. Все элементы этого курса (тотальная фальсификация выборов, насилие в отношении участников уличных протестов и максимальные препятствия их самоорганизации) видны уже сейчас. Они останутся неизменными следующие шесть недель. Поэтому развитие событий является кристально ясным уже сейчас. Вечером 9 августа Ермошина объявит об очередных 83 процентах. Потом будет Площадь 2020. Что бы ни делали до вечера 9 августа штабы кандидатов, "старая" оппозиция и пассионарные инфлюэнсеры, открытым остается, по сути, только вопрос: будет ли Площадь большой.

А теперь собственно лонгрид.

То, что Лукашенко - предельно откровенный человек, не отмечал только ленивый. О своем намерении не отдавать власть никому, и о своей решительной готовности отстаивать ее до последнего (с прозрачным намеком на события в Андижане) он заявил публично еще в мае. Но если бы даже он молчал, курс можно было бы рассчитать из его действий.

Что будет


Первое: выборы будут цинично сфальсифицированы так же, как и в предыдущие годы. Зарегистрируют ли Бабарико, оставят ли в списке кандидатов Тихановскую, Канопацкую или Дмитриева – не существенно. Будет 83 процента – чьи бы имена не были в избирательном бюллетене.

Бабарико, конечно, не зарегистрируют – скорее всего, по каким-то формальным зацепкам (вроде мелкой ошибки в декларации). Судебные перспективы апелляции - ниже нуля. Солидарное самоснятие зарегистрированных кандидатов (кого–то же надо оставить) – и так крайне маловероятно, глядя на их личности – предотвращено профилактическим “взятием за гениталии” некоторых из них. Неожиданное решение Гайдукевича не быть политическим секс-работником и внезапно сняться с выборов, вряд ли самостоятельное, показало, как это работает. А вот возможность пронзительно заглянуть в глаза тех, кого Ермошина допустит до кандидатства, и кто не снимется сам, у нас скоро будет.

Далее будет массовое досрочное голосование, учительские ляжки вокруг столов с бюллетенями, удаление наблюдателей и цифры в протоколах, которые до председателей избирательных комиссий уже доведены: всем, кроме гаранта – по три процента. Почему по три? Во-первых, это красиво: “кто таракан – три процента? Сам ты - три процента!" И не надо апеллировать к совести членов комиссий: во-первых, они уже прошли соответствующую мичуринскую селекцию, а во-вторых - как минимум с 2010 года связи между содержанием и количеством бюллетеней в урнах и цифрами в протоколах, которые вписывают председатели - уже нет. Так что учитель, который честно считает свою стопку бюллетеней – не такой уж и оксюморон. Только вот итоговые цифры - все те же.

Второе: разгон любых уличных акций, задержания и избиения их участников будут продолжаться до дня выборов. Тихари, дубинки, автозаки, сутки и уголовные дела по любому поводу.

Тем, кто придет поддержать апелляцию на нерегистрацию Бабарико будут (после разгона) инкриминировать массовые беспорядки, давление на суд и попытку срыва выборов.

Посадят ли Бабарико и Тихановского - вопрос пока теоретический, но девятого августа они точно встретят в СИЗО. А несколько сотен - в пыточной на Окрестина.

И третье: самоорганизация общества будет блокироваться всеми средствами. В предыдущие времена было достаточно целево отработать тысячу оппозиционеров с карандашного учета КГБ, и время от времени засылать правдивых казачков. Сейчас удар по оппозиционным штабам не то что бы не эффективен - он противопродуктивен для режима, так как поддерживает иллюзию управляемости народного протеста. По количеству употребления лукашистами термина “кукловоды” видно, что этой иллюзии они еще не лишились. Ну что же, тем хуже для них. Показательно, что Бабарико, неожиданно для себя оседлавший электоральную приливную волну, также благодарил в первую очередь свой штаб, а не 400 000 подписавшихся за него. Такие вот ментальные последствия четвертьвекового ручного управления страной, где только солнце восходит не по команде, и то временно.

Социальные сети вместе с Ютубом и Телеграмм-каналами - это те сегодняшние аналоги почты и телеграфа 1917 г., которые Лукашенко будет срочно брать под контраль. Он, кстати, уже делает это обычными для него методами - задержанием блогеров и стримеров, и перехватом контроля над онлайновыми каналами. где-то утром 9 августа товарищи из Оперативно-аналитического центра (ОАЦ) доложат Лукашенко, что это не помогает, и что вечером нужно вводить в действие план Б: отключить электричество, мобильную связь, стационарные телефоны и интернет, остановить общественный транспорт и перекрыть центральные улицы, и может даже еще раз продезинфицировать воду в кранах.

Уточняю: ни один патриот под прикрытием деталей плана Б мне, к сожалению, не слил; поэтому приходится реконструировать этого тираннозавра всего по нескольким косточкам. Редактор говорит, что выглядит невероятно. А мне так кажется, что такие разудавшиеся гиперболки иллюстрируют мысли Лукашенко и его окружения.

Но соглашусь, все электричество не отключат - ведь тогда Ермошина не сможет распечатать бумажку с "83%" и прислать ее факсом в БелТА.

Почему он не отвернет


Есть две причины, почему курс бомбардировщика Лукашенко останется неизменным.

Первая: он не отвернет, так как это гарантированно приведет к бесславному политическому концу. Любые изменения в обкатанном избирательном спектакле - это приближение к свободным выборам, весьма вероятному второму туру и так далее. А Лукашенко еще в 1994 году железно усвоил урок Кебича: что бывает, когда позволяешь народцу свободные выборы. То же самое касается и свободы собраний: не разгонишь людей сегодня – получишь Майдан и Ростов-на-Дону завтра.

Вторая: экипаж бомбардировщика Лукашенко разучился летать не по прямой. Никакой гибкости, никаких декоративных послаблений, ведь система так не работает, ведь они не умеют импровизировать. Все, что требуется от лукашенковского актива - ”высшая исполнительная дисциплина" (вот здесь настоящий оксюморон).

И еще очень важный момент. Известный анекдот про Лукашенко, который перебирает картошку по телефону, смешной, но вводящий в заблуждение. Эффективно управлять таким образом можно только в патриархальной семье либо небольшом племени. Даже совхоз "Городец" является слишком большой системой: всех трактористов лично не отлупишь. Его подчиненные - отобранные по признаку личной лояльности и готовности выполнять любые приказы – могут надежно выполнять только простейшие команды. Поэтому лично управлять разгоном акций протеста приезжают большие милицейские начальники - чтобы убедиться, что несложная установка “вязать всех” выполняется точно. Установка "поддерживать общественный порядок в соответствии с законом" – слишком сложна и поэтому практически невыполнима. Ведь непонятно - кого вязать и когда. Если сразу и всех, то почему так сразу и не скомандовать, а если “по обстоятельствам”, то к каждому “космонавту” по Караеву не приставишь.

Поэтому - только сразу и только всех.

Еще несколько слов о "расколе правящей элиты" – еще одной фикции, в которую многим хочется верить. Эта "элита" сейчас - в том самом бомбардировщике, и Лукашенко напоминает им при каждом случае, что парашютов нет. Эти люди когда-то начинали ментами на избирательных участках, а сейчас управляют национальным телевидением и видят угрозу в очереди к магазину “символ.бай". Это люди - кремни, люди-гвозди, люди-нелюди. Отдельные силовики могут сколько угодно постить в социальных сетях свои контуры и удостоверения вместе с ”Мы - 97%", но это не значит вообще ничего. Они выйдут защищать Лукашенко, как миленькие, плотными рядами.

Об ужасе и насилии


А теперь про ужас. Лукашенко и его помощники боятся не только потерять власть и связанные с ней блага – они также боятся физического насилия. Может впервые Лукашенко интересуется лояльностью военных. Не столько, как подпереть ими ряды ОМОНа на площади 9 августа, а чтобы знать - на чью сторону они станут, если ОМОН прольет первую кровь, и если начнется ответное насилие.

Здесь я, возможно, несправедливо обижу депутата Воронецкого, который красиво высказался против насилия во время выборов. Некоторые могли подумать, что он дипломатично протестует против нынешнего милицейского насилия. Мне же кажется, что Воронецкий помогает Лукашенко как может, отговаривая от насилия тех, кто никогда не начнет его первым – будущих участников Площади. Ведь прослужив Лукашенко верой и правдой четверть века, он не может не знать точно: тот перед насилием 9 августа точно не остановится и начнет его первым. Будьте бдительны, люди: лукашисты, которые умоляют о недопустимости насилия, подразумевают только насилие в их отношении самих. Насилие к протестующим, которые они применяли, применяют и будут применять – всегда первыми – не есть для них насилием, так как это только "поддержание общественного порядка" и ”обеспечение политической стабильности".

Что делать сейчас


Подумаешь, бином Ньютона, скажет тот, кто начал следить за политической жизнью страны не с момента каминг-авто Бабарики, а пораньше. Э-э-э нет, уважаемые, на самом деле - это очень хорошая новость для тех, кто хочет активно поучаствовать в этой жизни здесь и сейчас. Ведь планируемые действия Лукашенко - как на ладони. Вы знаете, что будет делать он, и можете сделать что-то вопреки.

Мацкевича я включать не буду и скажу просто: что Лукашенко раздражает – то и делайте. Критерий полезности здесь один - раздражение Лукашенко, хорошо видимое из его выступлений. В продолжение военно-воздушной аналогии, назовем это заградительным огнем. Бомбардировщик вы, скорее всего, не собьете, но дырок в крыльях и фюзеляже наделаете.

При этом категорически нельзя забывать, что серебряная зенитная пуля только одна, и это – не подача апелляции Бабарико трехсоттысячной толпой. Это Площадь. Площадь не только в Минске, но и в каждом областном центре, в каждом стотысячнике, в каждом пятидесятитысячнике и даже в райцентре-герое Ганцевичах.

Интересно, что Площадь, возможность и модальности которой обсуждались с самого начала избирательных кампаний 2006 и 2010 годов, в сегодняшнем политическом нарративе практически отсутствовала. Понятно, что всех "баламутов" режим упаковал заранее, и что еще не упакованные общественные деятели и инфлюэнсеры обоснованно осторожничают. Звать людей на Площадь сейчас - дело рискованное и неблагодарное, да по сути и не нужное. Площадь 2020 произойдет в любом случае - об этом дальше. Вопрос только в том, какой она будет.

Тем же, кому интересно, советую присмотреться к тем, кто начнет разговоры о том, что Площадь не нужна, что можно без нее обойтись, что время площадей прошло, и что она вообще вредна. По этим плодам вы узнаете людей либо недалеких, либо простых друзей Лукашенко.

Шансы Площади на успех


Как говорил Наполеон, ”Бог на стороне великих батальонов". Лукашенковские "большие батальоны“ (ОАЦ, КГБ, МВД, прокуратура, суды, исполкомы, избиркомы, "Белая Русь" и БРСМ) уже выстроены и переведены в режим полной боевой готовности. Победить их могут только "батальоны" еще больше – как это случилось в 1813 году под Лейпцигом и в 1815 году под Ватерлоо.

Не знаю, насколько большими должны быть наши батальоны. Некоторые деятели верят, что победу обеспечит пятидесяти - или стотысячная толпа на Октябрьской либо Независимости. Мне категорически не нравятся такие расчеты. Во-первых, они исключительно гипотетические и спекулятивные; во-вторых, они пораженческие. Они не только попахивают элитаристской фанаберией (“историю делает пассионарное меньшинство”), но и подсказывают отмазку тем, кто надеется, что на Площади уже как-то справятся и без него или нее, что все решается исключительно в Минске, а провинции остается только ждать.

Если от 1,3 миллиона избирателей в Минске отбросить четверть поклонников Лукашенко, остается примерно миллион совершеннолетних минчан. Есть 400 000 избирателей, которые подписались за выдвижение Бабарики. Есть сотни тысяч, которые подписались на других кандидатов. В каком количестве эти люди выйдут на Площадь вечером 9 августа, и выйдут ли они не только в Минске, но и в других городах – последняя и главная интрига выборов 2020.

Все остальное - мене, текел, фарес.

Поэтому нет смысла обсуждать сейчас, достоин ли кандидат Бабарико, достаточно ли пробелорусским является Цепкало, сможет ли управлять страной Тихановская. Ведь эти вопросы являются релевантными только во время свободных выборов, которые состоятся после Площади – когда она состоится и когда она будет большой.

Здесь должен быть аналитический пассаж, который объяснит настроения электорального большинства в отношении Площади. Я не смог его одолеть, эта задача ждет настоящих титанов политической мысли. Как по мне, то "электоральное большинство" - это вообще дело в себе, которое видно только во время свободного волеизъявления избирателей, или через качественную и независимую социологию. В сегодняшней Беларуси, к сожалению, нет ни того ни другого.

Я же опираюсь только на собственные чувства, которые, конечно, можно легко списать на идиотизм окружения, на эти вездесущие “хватит бояться” в фейсбучной ленте. Мне кажется, что величие и притягательность сегодняшнего политического момента в том, что к вечеру девятого августа еще ничего не решено.

Соответственно, главный и единственный вопрос для каждого из “97 процентов”, где бы они не жили, сейчас только один: выйдет ли на Площадь лично он или она. Какой будет Площадь, каким будет совокупный результат тысяч личных выборов “ идти ли” – единственных выборов, которые оставил избирателям Лукашенко – мы узнаем только девятого августа.

О роли личности в истории


А что же делать штабам кандидатов? Быть готовыми возглавить процесс, если Площадь произойдет.

Площадь 2020 – это, возможно, последний шанс и звездный час для "старой" оппозиции, которая, в отличие от “новых небитых”, имеет соответствующий опыт и навыки.

После одного интервью Бабарико, в минских книжных магазинах исчезло "Восстание масс" Ортеги-и-Гассета.

Ведь, повторюсь, судьба Площади 2020 зависит, в конце концов, только от количества людей, которые выйдут на нее 9 августа.

Только от этого зависит, долетит ли бомбардировщик Лукашенко до цели.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ

Последние новости
08:41

Рабочие на площади Независимости. Силовики опустили щиты. Шестой день протестов - онлайн

Я умудрялась не рыдать, читая новости, все эти дни, но ребята из МТЗ меня невозможно растрогали ❤️ Какой же мы охуенный народ, как же я нами горжусь.— костюгова перемен (@lessprit) August 14, 2020 C утра снова вышли люди с лозунгами против насилия, протесты и митинги на десятках подробности