«Сильный ход», «демонстрация слабости» или «сложная игра»? Политологи о Лукашенко в СИЗО

Пётр Юдский, UDF.BY
11 октября 2020, 02:39
Фото: Пул Первого
Александр Лукашенко ровно через два месяца после президентских выборов впервые за последнюю пару десятков лет сел за один стол с оппозицией. В субботу, 10 октября, он посетил СИЗО КГБ, где устроил круглый стол с политзаключенными, среди которых Виктор Бабарико, его сын Эдуарда, юрист Лилия Власова, бизнесмен Юрий Воскресенский, политтехнолог Виталия Шкляров и другие.

Что это значит? UDF.BY собрал мнения политологов и обозревателей


«Крепко стоящим на ногах лидерам не нужен диалог с уголовниками»


Артём Шрайбман, политический обозреватель

«Крепко стоящим на ногах лидерам не нужен диалог с уголовниками. Монополисту на рынке не нужно ни с кем торговаться. 80% легитимности дают право делать реформы без похода в СИЗО».


«Основание для осторожного оптимизма»


Андрей Казакевич, политолог

«Сегодняшняя встреча — историческое событие. По крайней мере, в горизонте политической эволюции последних двадцати лет. От известных переговоров при участии миссии ОБСЕ накануне выборов 2001 года. Публичное признание политической альтернативы — важное основание для осторожного оптимизма».


«Как бы ни бравировал Лукашенко, а суровые обстоятельства его прижали»


Александр Класковский, политический обозреватель

«Что бы ни хотел Лукашенко показать этим походом в СИЗО — прежде всего показал, что как никогда слаб», — считает Класковский и указывает на факторы слабости: протесты, конфликты с Западом и Россией, экономические перспективы, полагает и «тревожные процессы» внутри вертикали Лукашенко.

Класковский прогнозирует возможный торг политзаключенными с Западом и игру на раскол противников режима.

«А вот какую игру начал этим пиаровским ходом правитель, всегда думающий лишь о сохранении своей власти, пока можно только предполагать», — пишет Класковский.


«Можно трактовать как слабость»


Рефлексия и реакция, телеграм-канал

Лукашенко пошёл на переговоры, «разумеется, не по своему желанию». «Но он сегодня показал всем, что есть сила, которая способна заставлять его делать то, что ему не нравится, и то, что на уровне риторики все эти месяцы он не приемлел категорически.

Завтра очень важный день. Завтра те люди, которые выйдут на улицу, будут показывать свою субъектность. Показывать, что договариваться нужно, только учитывая их интересы, и потенциальная перевербовка кого угодно из их формальных лидеров не остановит протестов без решения принципиальных задач. Режим так долго боялся показать слабость — и в итоге показал то, что можно трактовать как слабость напрямую».


«Сильный ход» и «разведка боем со стороны властей»


Юрий Царик, политаналитик

«Это сильный ход с заявкой на собственную стратегию и выход из русла внешнего управления со стороны Кремля», — считает Царик.

По его мнению, встреча с политзаключенными — это сигнал «о начале адекватной "работы ума" во властных коридорах, нацеленной на принятие неудобной реальности и работу в пространстве возможного, а не в иллюзорном пространстве желаемого тех или иных лиц».

Важна и перспектива, отмечает политический аналитик. «Если стороны договорятся, то потенциально "круглый стол в СИЗО КГБ" может открыть путь к преодолению раскола в белорусском обществе, минимизации внешнего (в том числе — российского) вмешательства во внутренние дела страны, преодолению нынешнего политического кризиса. Пока же это основательная "разведка боем" со стороны властей. И её результаты нам ещё не известны».


«Лукашенко начал сложную игру»


Валерий Карбалевич, политический обозреватель

Визит Лукашенко в СИЗО КГБ сломал ряд стереотипов, отмечает политобозреватель. Во-первых, пошел на переговоры за круглым столом — от чего открещивался сам и что называли демонстрацией слабости эксперты. Во-вторых, в экспертном сообществе сетовали на отсутствие субъекта для переговоров (многих лидеров выгнали за границу), но лидеры нашлись внутри страны — хоть и в тюрьме. «Так что, если хочешь начать переговоры, найдешь с кем. Было бы желание», — пишет Карбалевич и отмечает, что на переговоры «пригласили» именно умеренную оппозицию (не Статкевича с Тихановским).

Это все указывает на имитацию, а не реальные переговоры с протестующими, считает Карбалевич. Но даже имитация означает, что Лукашенко считает свои позиции не такими уж сильными. Хотя да, они усилились по сравнению с первыми двумя неделями после выборов. И теперь Лукашенко с позиции силы посылает обществу сигнал о том, что готов к некоему символическому компромиссу.

Это также сигнал Западу и России, которые подтолкнули Лукашенко к переговорам, считает политобозреватель, и особенно Путину: «Возможно, это одно из условий, которые требует от него президент России в Сочи. Москва будет удовлетворена имитацией переговоров, а Запад — нет».

Лукашенко начал сложную игру, тогда как до сих пор тяготел к простым и грубым решениям, отмечает Карбалевич. «Если бы начались настоящие переговоры с представителями протестующего народа, помощь Путина была бы не так уж и необходима. Лукашенко что-то пообещал Путину в Сочи. Теперь он что-то пообещал политзаключенным в тюрьме. Теперь можно попытаться лавировать между этими обещаниями, не выполняя ни одно из них до конца».


«Достижение последовательного и массового протеста»


Максим Кац, российский политблогер

«На содержание разговора не стоит обращать никакого внимания, — считает Кац, — так как он проходил попросту не на равных: с одной стороны — политзаключённые, а с другой — человек, от которого зависит, доживут ли те до утра. Будет большой ошибкой воспринимать этот шаг отчаяния как реальную альтернативу.

Лукашенко чувствует, что безнаказанные прогулки граждан по улицам — это реальная угроза, гасить которую надо любой ценой, в том числе и сменой дискурса. Куда важнее само событие, ведь оно показало неспособность Лукашенко контролировать ситуацию и его желание пойти на торг. Еще вчера эти люди были врагами государства, по словам самого Лукашенко, а сегодня он с ними уже обсуждает Конституцию.

Все это — достижение последовательного и массового протеста, это признание, что силовой ресурс просто исчерпал себя. Виктору Бабарико, Виталию Шклярову, всем политзаключенным и всем гражданам поможет не “подобревший” от отчаяния Лукашенко, который “готов на переговоры” (он готов на них только в свою пользу), а ровно то, что его к этому привело — массовый и последовательный протест. Настойчивый протест, включающий в себя всё общество, — вот что ведёт к победе».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ