Первые итоги визита Лукашенко к политзаключенным: добился ли он своей цели?

Петр Семченков, UDF.BY
16 октября 2020, 13:10
Фото: dw.com
Начался диалог или его симуляция?

В Беларуси продолжают обсуждать визит Александра Лукашенко в СИЗО КГБ, где за «круглым столом» он встретился с политзаключенными: Виктором Бабарико, Сергеем Тихановским, Виталием Шкляровым и другими.

14 октября телеграм канал «Пул первого», близкий к руководителю страны, нервно отреагировал на заявление адвоката Марии Колесниковой о том, что ее на встречу не приглашали, но она ехать отказалась.

«На встречу ее не приглашали. Реальные участники, как один говорят: до прибытия президента не знали, куда и зачем их привезли. А госпожу Колесникову, якобы, оповестили заранее. Ну-да, ну-да... Впрочем, ее точку зрения на обсуждавшиеся вопросы все примерно представляют. А вот стремление набить себе цену – это безусловно. Так-то на встрече и без пятого колеса обошлись», – написал «Пул первого».


UDF.BY поинтересовался у экспертов, каким они видят первые итоги визита Лукашенко к политзаключенным.

«В ближайшее время политзаключенных начнут отпускать»



Директор института «Палітычная сфера» и доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии UDF.BY отметил, что отношение властей к персонам среди политзаключенных может несколько отличаться.

Первые итоги визита Лукашенко к политзаключенным: добился ли он своей цели?

Фото: svaboda.org

«Оно разнится в зависимости от того, сколько международного внимания привлекает та или иная персона. Так получилось, что, наверное, к Бабарико и Колесниковой сейчас больше внимания, чем к Сергею Тихановскому, т.к. они вели более заметные кампании. Плюс с точки зрения властей важным фактором являются соображения о том, кто может стать важной фигурой после выхода на свободу, кто может составить конкуренцию Лукашенко», – сказал Казакевич.


После визита в СИЗО КГБ появилась версия, что Лукашенко вынужден был пойти на определенный диалог из-за давления Москвы.

«Думаю, что нужно говорить не только о давлении Москвы, но и Европейского Союза. Все внешние силы призывают белорусские власти остановить насилие и выпустить политзаключенных. Об этом говорят, в том числе, и напрямую: через дипломатические каналы. Москва это делает возможно по своей инициативе, а возможно в том числе потому, что ее просят поспособствовать европейские лидеры», – считает Казакевич.


В целом эксперт позитивно оценивает общение руководителя страны с политзаключенными.

«Диалог начался. Конечно, пока мы видим скорее его симуляцию, но при этом дискуссия о его начале завоевывает публичное пространство. БелТА другие новостные государственные каналы постоянно дают информацию об обсуждении изменений в Конституцию», – сказал Казакевич.


По его мнению, это решение далось властям непросто и было принято под внешним давлением.

«Власти были настроены откладывать запуск процесса, продолжать делать вид, что и так все хорошо», – считает Казакевич.


Освободят ли политзаключенных после общения с Лукашенко?

«Прогнозировать сложно, т.к. все зависит от воли одного человека. Но мне кажется давление на власти будет продолжаться. Поэтому можно предположить, что в ближайшее время людей начнут отпускать», – полагает Казакевич.


«Попытка Лукашенко провалилась»


Член политсовета ОГП Лев Марголин в комментарии UDF.BY отметил, что встреча в СИЗО КГБ «сильно напоминала посещение зоопарка».


Фото: belgazeta.by

«Люди сидят за решеткой, а один приходит посмотреть на них, поговорить и попытаться выторговать что-то в обмен на освобождение. Но ничего не получилось. Ни с Бабарико, ни со Знаком, ни с Тихановским. Думаю, это была попытка Лукашенко обменять освобождение политзаключенных на их участие в процессе по обсуждению изменений в Конституцию, благодаря чему он приобрел бы подобие разносторонности и определенной легитимности. И она провалилась. Всем остальным эта встреча нужна не была, и она ничего не принесла, если не считать помывки в бане», – сказал Марголин.



По его мнению, к Колесниковой, которая отказалась покидать страну, порвав паспорт на границе, у Лукашенко, возможно, личная антипатия.

«Но ее присутствие ничего бы не изменило. За исключением господина Воскресенского, который присвоил себе право быть спикером (хотя по условиям домашнего ареста нельзя давать интеревью, но он их дает направо и налево), все остальные придерживаются единой консолидированной позиции. Не может быть никаких референдумов, изменений в Конституцию, обсуждений – без освобождения всех политзаключенных, без возбуждения уголовных дел по фактам пыток и насилия и без признания выборов нелегитимными», – отметил Марголин.


Какими будут дальнейшие действия власти по отношению к политзаключенным?

«Возможно, еще будут попытки договориться. Но я уверен, что даже в том формате, в котором это хочет осуществить Лукашенко, проведение референдума в принципе невозможно при наличии политических заключенных», – сказал Марголин.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ