Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Федута: С 2021 годом нас поздравит еще этот человек, а с 2022-м уже другой. И это зависит не от Лукашенко, а от других факторов


27 декабря 2020, 17:36
Александр Федута. Фото: baj.by
Из Киева вернулся Александр Федута. Доктор филологических наук, исследователь литературных связей, журналист – но еще и политконсультант. В Киеве он тоже консультировал. Так что вчера поговорили с ним о том, как наши дела смотрятся с Владимирской горки, пишет журналист и издатель Борис Пастернак.

— Есть разница во взгляде на Беларусь из Москвы и из Киева. В России часть общества искренне переживает за Беларусь и искренне хочет, чтобы у нас все получилось. Украина же в полном составе переживает за себя – в первую очередь. Я понимаю, чем это вызвано — там идет война, есть внешняя агрессия. И все, что происходит в Беларуси, рассматривается с одной-единственной точки зрения: это усиливает внешнего врага Украины или ослабляет? И это при том, что за конкретных демократов, протестующих против диктатуры, украинцы тоже активно переживают.

Я в Киеве находился со 2 июля по 27 октября. До момента встречи Путина и Лукашенко в Сочи вся демократическая Украина исходила из того, что Лукашенко — последний оплот белорусского суверенитета. Украинцы боялись, что, если Лукашенко проиграет, Россия посадит в Минске своего человека, и Беларусь больше не будет сопротивляться. Начинаешь объяснять, что происходит в Беларуси, и добрая половина твоих собеседников говорит: «Но Бабарико же пророссийский, и трам-тарарам…» А потом тебя спрашивают: «А Тихановский откуда взялся? Это проект России?» И это все до бесконечности, и ты не в состоянии никому ничего объяснить.

— А эти твои собеседники — люди «политического класса»?

— Это и аналитики, и журналисты. Достаточно посмотреть, что писал в то время такой достойный, мыслящий обозреватель как Виталий Портников. Мне не удалось с ним, правда, встретиться в этот приезд — то он был в отъезде, то я болел — но то, что он писал, меня просто поражало. Он прямо говорил, что вот сейчас пророссийские силы свергнут Лукашенко и дальше все пойдет по накатанному: Россия войдет в Беларусь и начнет угрожать нам еще и с севера. Хорошо бы, чтобы Лукашенко удержался, потому что все, у кого конфликт с Путиным, Украине полезны. Прямо так, конечно – чтобы Лукашенко удержался – он не говорил, но выбирая между Лукашенко и Путиным выбирал явно не Путина.

После встречи в Сочи на ситуацию стали смотреть чуть иначе. Украинцы продолжали думать о себе, но они видели, что Лукашенко готов делать все, чтобы Путин его поддержал. И мы начали получать из Украины кучу непрошенных советов. Главный из них был такой: до тех пор, пока вы не начнете самоотверженно гибнуть, ничего у вас не получится. А когда в ответ начинаешь объяснять, что, ребята, есть лишь одна жизнь, которую человек может прожить — это его собственная жизнь. И призывать его отдать эту жизнь во имя чего-то — по меньшей мере безнравственно. Если бы еще это говорили люди, которые сейчас рискуют жизнями на Донбассе, это был бы один разговор. Но об этом мне говорили мирные киевляне. Они, конечно, прошли через Майдан, но их близкие не погибли.

— То есть сам по себе Лукашенко этих людей вполне устраивает?

— Он их устраивал в тот момент, когда отказался признать Крым частью Российской Федерации. Или когда продолжал продавать в Украину горюче-смазочные материалы, произведенные из российской нефти. Или когда он поставлял в Украину товары двойного предназначения, военного в том числе.

Кстати, по этому поводу в Минске некоторое время назад ходила история, как Владимир Владимирович не согласился на передачу власти в Беларуси от отца к сыну. Якобы еще два года назад это обсуждалось. Но во время переговоров в Сочи Александр Григорьевич предложил Путину: тут со мной помощник по вопросам национальной безопасности, он владеет фактурой, не возражаете, если он поприсутствует? На что Владимир Владимирович якобы спросил: а что, он уже перестал продавать оружие Украине?

— Это легенда?

— Разумеется. Но очень характерная. Что же касается Украины, еще раз подчеркну: в Киеве отношение к Лукашенко рассматривается только через призму его противостояния Москве. Только. У Лукашенко очень высокий рейтинг среди украинского электората. Что при этом думает украинский прогрессивный политический класс, никого не волнует.

— История с «вагнеровцами». Тот российско-белорусский конфликт действительно был спровоцирован Украиной?

— Судя по тому, что в Украине на самом высоком уровне, с участием офиса президента и руководителей всех спецслужб, начались жестокие разборки по этому поводу — да, похоже. «Как утекла информация!» Они же ждали, что эти «вагнеровцы» каким-то образом окажутся на территории Украины. Что они разоблачают наемников перед Лукашенко, а тот выдает их Киеву — там несколько граждан Украины. Переговоры об этом шли.

— А известно, кто сказал Лукашенко, что эти триста наемников прибыли из России его свергать?

— В Украине говорят, что они не в курсе, кто такую информацию вбросил в публичное пространство. Им важно было заполучить всю компанию в Украину, а эта операция сорвалась. Виноваты, как всегда, некие таинственные блогеры. Но заметьте, информация о «свержении» легла на очень благодатную почву. Ведь целый год в Беларуси шла антироссийская кампания. Отчасти ее жертвой и стал Виктор Бабарико.

— Как ты думаешь, эта кампания завершена?

— Да нет, она даже усиливается. Только сейчас она усиливается, овладевая массами. Потому что то, как ведет себя Кремль, в глазах белорусского общества выглядит очень глупо. Связываться с уходящей натурой… Ребята, вы уже один раз связались с Януковичем. Получилось не сильно здорово.

— А как ты думаешь, почему так выходит?

— Хвост виляет собакой. Пока Александр Григорьевич управляет политикой России в нашем регионе, а не наоборот. То ли в Москве этого не видят, то ли им там не до того.

— Может, это их устраивает?

— Скорее он их переигрывает. У него существуют свои стереотипы, у них свои. Согласно этим стереотипам, речь идет не о прагматических интересах, а о дружбе народов. Слова о братстве, которые произносят господа Песков или Лавров, звучат почти всерьез. А Лукашенко понимает, что это лишь церемониал, и оценивает все достаточно трезво. Он видит, где у него есть поле для маневра, а где он должен присесть и сказать «ку». И он точно знает, что нужно сказать, чтобы дали денег. И он это говорит.

— А противоположная сторона этого не понимает?

— А противоположная сторона скрипит зубами и считает, что по итогам она его все равно дожмет. Ну, посмотрим.

— А как ты сам считаешь, дожмет?

— Я неоднократно говорил, что с 2021 годом нас поздравит еще этот человек, а с 2022-м уже другой. И это зависит не от Лукашенко, а от других факторов.


Первый из них я называю фактором вулканической лавы. Лава может остыть — но впихнуть ее назад невозможно. В отличие, кстати, от зубной пасты, которую все время поминают. Пасту можно просто смыть с поверхности, не обращать на нее никакого внимания. Лава, даже остывшая, меняет ландшафт. Наш политический ландшафт уже изменен. Сорок тысяч членов избирательных комиссий напуганы до полусмерти, второй раз они в эту игру уже не сыграют. Если бы Лукашенко был уверен, что он в состоянии провести референдум, он бы его провел завтра. Если бы он был уверен, что он в состоянии провести новые выборы на своих условиях, он бы тут же их провел. Но такой уверенности у него нет, и он просто тянет время.

А уходить ему теперь можно только под контролем Кремля, потому что после всего того, что он тут наворочал, никаких внутренних гарантий он не получит. Условно говоря, до 9 августа он получал бы все гарантии даже здесь. Сейчас ситуация другая, единственный гарант его безопасности — Кремль.

— А насколько оправданы опасения украинцев, что после этого Москва непременно посадит в Минске своего человека и против Киева откроется еще и «северный фронт»?

— Не будет северного фронта никакого, Борис Натанович! Хоть вы этой истерике не поддавайтесь! Наследник (не преемник, а наследник) Лукашенко будет вынужден нормализовывать отношения не только с Россией, но и с коллективным Западом. А это точно означает, что в российско-украинском противостоянии мы разве что будем опять бутерброды подносить во время встреч на высшем уровне, как было в момент подписания «минских соглашений» – и считать это своим вкладом в региональную стабильность и безопасность. Правда, по словам экс-президента Франции Олланда, бутерброды в тот раз у нас были не лучшие.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ