Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Федута: «Они заложники друг друга, Лукашенко - силовиков, силовики — его власти…»

Радио «Свобода» / перевод ex-press.by
6 февраля 2021, 14:10
Александр Федута. Фото: baj.by
Публицист Александр Федута в интервью обозревателю «Свободы» Виталию Цыганкову рассуждает, что означают новые задержания среди банкиров и предпринимателей, анализирует, имеют ли силовики собственные политические амбиции, и отвечает на вопрос, на чьей стороне будет номенклатура.

— В последние дни состоялось несколько громких задержаний представителей бизнеса — директор ГУМа, некоторые банкиры и предприниматели из окружения бывшего премьера Сергея Румаса. Сам Румас фактически убежал за пределы Беларуси. Знамениями чего можно считать эти задержания, свидетельствуют ли они об определенном процессе и определенной тенденции?

— С моей точки зрения, Александр Лукашенко не уверен в том, что его поддерживают элиты. Сегодня он фактически управляет только силовиками. Все остальное — люди, которые в любой момент могут его, как он считает, «предать». И прежде всего он не уверен в представителях крупного бизнеса. Именно поэтому дело Бабарико не закончилось только на Белгазпромбанке, это вообще дело белорусского бизнеса.

Понятно, что сам Румас не интересен Лукашенко, но как представитель определенной нелояльной корпорации он очень важен. И его арест был бы знаковым, он должен был бы заставить представителей банковского сообщества бояться и быть лояльными. Ведь страх - единственный инструмент сохранения власти, который остался у Лукашенко. Румас сбежал, но будут хватать его знакомых, будут брать заложников, чтобы он вернулся. Я думаю, он не вернется.

— Румас представлял группу чиновников, которых условно в белорусских обстоятельствах можно было назвать «экономическими либералами». Можно ли предположить, что именно эта часть чиновников составляет для Лукашенко угрозу и именно там будет чистка?

— Скорее всего, да. Экономически-либеральное крыло правительства будет значительно прочищено. Единственный, кого, скорее всего, не будут трогать — это председатель правления Нацбанка Павел Каллаур. Ведь если его сейчас тронут, то стабильность белорусской национальной валюты может нарушиться.

— Вы сказали, что Лукашенко не уверен в том, что его поддерживают элиты. Но разве можно арестами восстановить эту поддержку элит? Вряд ли от таких действий в номенклатуре явится к нему уважение. Или он на уважение уже не рассчитывает, а главное — посеять страх, чтобы чиновники продолжали работать на нынешнюю власть хотя бы исключительно из страха?

— Именно так. Был такой большой режиссер на «Беларусьфильме» Леонид Нечаев. И в его фильме про Красную Шапочку маленький мальчик говорит чепуху – «тебя отхвостят плетьми, и ты полюбишь меня как миленькая». Теперь «маленький мальчик» пытается именно таким образом заставить всех любить его. Так не бывает, но ничего другого ему не остается.

— Александра Лукашенко не зря называют «президентом ОМОНа». Очевидно, за последние месяцы, особенно после августа 2020 года, позиции силовиков существенно усилились. Меняет ли возвышение силовиков позиции различных группировок в структурах власти?

— Они заложники друг друга, Лукашенко - силовиков, силовики — его власти. Он чувствует себя в безопасности только до того момента, пока ОМОН на его стороне. Тот момент, когда силовики почувствуют, что Лукашенко собирается убежать из Беларуси, станет последним мгновением его власти. Ведь тогда они реализуют собственную возможность, чтобы захватить его и вступить в торг с теми, кто, по их мнению, будет новыми руководителями страны. Чтобы обеспечить ценой его выдачи свою свободу.

И это довольно ужасно, ведь в момент, когда никто не контролирует ни человека, отдающего приказы, ни силовиков, которые их выполняют, - в такой момент обычно и происходят самые жестокие события.

— У меня насчет политической воли силовиков немножко другие впечатления. Мне кажется, что они не способны к самостоятельным политическим поступкам. Теперь они выполняют приказы одной власти, будет другая - будут выполнять приказы новой власти, в том числе задерживать своих бывших руководителей или сослуживцев. Не вижу, чтобы они чувствовали свою силу как некая совместная корпорация и были способны на какие-то самостоятельные поступки...

— Они все всё понимают. У нас страна, живущая по принципу «вы же сами всё понимаете». Очень серьезные подвижки происходят среди силовиков, прежде всего на уровне среднего звена, от майора до полковника. Им есть что терять и нет возможности избежать в будущем наказания. Генерал может улететь на самолете, а куда полетит полковник? У него нет ничего, кроме квартиры, машины, семьи. А сейчас даже квартиру продать очень трудно, так как нет покупателей, так как многие уезжают из страны. И я думаю, что именно эти люди подготовлены к тому, чтобы перейти на сторону того, что называют революцией. Но революции пока не происходит, и им переходить некуда.


— В 90-е годы одним из самых распространенных жанров в независимой белорусской журналистике были публикации на тему войны и конкуренции среди различных белорусских силовых ведомств и структур. Но давно уже мы таких публикаций не видим. Означает ли это, что сейчас, и особенно после событий августа, все силовые структуры по одну сторону баррикад и временно забыли о ссорах между собой?

— Просто сейчас нет тех журналистов, кому силовики доверяют и с кем могли бы встречаться и сливать информацию. Нет Игоря Герменчука (редактор газеты «Свобода»), Петра Марцева (издатель «Белорусской деловой газеты»). Поэтому мы не знаем, что там происходит. Но там происходят очень серьезные процессы.

— А вы имеете какие-то сведения, факты о противостоянии, столкновении между различными силовыми ведомствами?

— Это вопрос, который я оставлю без ответа.

— Номенклатура, очевидно, не является полностью лояльной к Александру Лукашенко. Как говорил мне в интервью бывший чиновник администрации президента Александр Пласковицкий, номенклатура ждет, кто выиграет в битве между Лукашенко и народом, чтобы потом примкнуть к победителю. Так ли это, способна ли номенклатура на самостоятельную роль?

— В Беларуси нет такой номенклатуры, которая бы осознавала какие-то свои отдельные интересы. У них нет лидеров, нет политической организации. Именно поэтому возможно только ожидать, что, если власть изменится, у новой власти будет достаточно поклонников среди старой номенклатуры, желающих и впредь работать на старом месте. В Беларуси не самые плохие чиновники, надо признать...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ