За высоким забором: что происходит в колониях для подростков в Беларуси

Александр Бураков, DW

На территории могилевского спецпрофтехучилища закрытого типа
В Могилеве арестованы директор специального профтехучилища закрытого типа и его заместитель. Их обвиняют в жестоком отношении к учащимся. В каких условиях находятся воспитанники закрытых учреждений для подростков?

В белорусских учреждениях образования закрытого типа содержатся и проходят обучение подростки, совершившие уголовные преступления, но в силу возраста не направленные в исправительные колонии. 26 ноября из "Могилевского государственного спецпрофтехучилища закрытого типа №2 деревообработки" (МГСПТУ №2) сбежали шестеро учащихся.

Спустя несколько часов их задержали и вернули в училище. Как установил Следственный комитет Беларуси, доставленных обратно подростков избили и поместили в изолятор. Директор спецучилища и его заместитель были взяты под стражу. Против них возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 426 УК Беларуси (превышение власти или служебных полномочий).


Коллективная ответственность за правонарушения

О побеге учащихся и последовавшим за этим наказании корреспонденту DW рассказала мать одного из подростков Елена Щавликова. Если бы не медики, говорит она, об избиении никто бы не узнал. Ее сына, 16-летнего Андрея Шупишева, были вынуждены отправить в больницу с подозрением на перелом позвоночника. Оформлявшая документы медсестра спросила мальчика о вероятных причинах травмы, и он признался, что его избили. После этого сотрудники больницы вызвали милицию и те начали проверку.

За высоким забором: что происходит в колониях для подростков в Беларуси

Елена Щавликова

Как вспоминает Елена Щавликова, администрация спецучилища даже не сообщила ей, что ее сын находится в больнице. Женщине позвонили оттуда только спустя два дня. 29 ноября она подала заявление в милицию, потребовав начать расследование. Через две недели было возбуждено уголовное дело.

Корреспонденту DW удалось поговорить с Андреем Шупишевым по телефону. Подросток рассказал, что за мелкую кражу из автомобиля суд установил ему режим ограничения свободного времени. Нарушения режима привели к тому, что 26 октября Андрей оказался в МГСПТУ №2.

Одной из особенностей спецучилища была коллективная ответственность за нарушения порядка. Как-то одного из воспитанников обнаружили курящим в туалете, и администрация запретила всем учащимся звонки, письма, передачи, любые контакты с внешним миром. Условия в училище были невыносимы, рассказывает Андрей, так что он и еще пятеро парней решили сбежать.


Никаких контактов с прессой

После того, как беглецов доставили обратно в спецучилище, трое его сотрудников, пытаясь узнать имя инициатора побега, по очереди избивали подростков. Имена избивавших уже известны следствию. Директора МГСПТУ №2, сейчас находящегося под стражей, в тот день на работе не было, говорит Андрей. Ночь все шестеро сбежавших провели в изоляторе, а на следующий день Андрей с трудом смог подняться и передвигаться. По версии медицинской части спецучилища, травму позвоночника он получил при побеге, неудачно спрыгнув с забора.

За высоким забором: что происходит в колониях для подростков в Беларуси

По версии дирекции училища, травма позвоночника у Андрея стала результатом неудачного прыжка с забора

В настоящее время обязанности директора спецучилища выполняет заместитель по учебной работе Александр Долгий. Попытки пообщаться с ним оказались безуспешными - по внутренней связи Долгий сообщил корреспонденту DW, что на время следствия ему запрещены любые контакты с представителями общественности, а попасть на территорию спецучилища и пообщаться с его сотрудниками можно столько с разрешения Минобразования.


Не первый скандал

Поскольку МГСПТУ №2 подотчетно министерству образования, общественные организации, контролирующие пенитенциарные учреждения, не могут попасть на территорию спецучилища, говорит директор Могилевского правозащитного центра (МПЦ) Владимир Кравченко. В Могилеве есть Общественная наблюдательная комиссия по контролю над системой исполнения наказания, но у нее есть право посещать лишь учреждения Департамента исполнения наказаний. Спецучилища закрытого типа находятся вне ее досягаемости.

За высоким забором: что происходит в колониях для подростков в Беларуси

Спецшкола закрытого типа, расположенная в Могилеве

Всего в Беларуси четыре таких учреждения, два из них расположены в Могилеве. Кроме спецучилища, говорит правозащитник, в городе есть спецшкола закрытого типа. Еще одно спецучилище №1 легкой промышленности находится в городе Петриков Гомельской области. А в Мядельском районе Минской области расположено лечебно-воспитательное спецпрофтехучилище №3 для детей с наркологической зависимостью.

Юрист правозащитного центра "Весна" в Могилеве Борис Бухель рассказывает, что о случаях жестокого обращения с воспитанниками спецучилищ становилось известно и раньше. В 2004 году несколько воспитателей спецшколы даже подали ряд жалоб на администрацию заведения. Дело было доведено до суда, руководство учреждения отстранили от работы, в здании сделали ремонт, однако позднее инициаторы разбирательства под давлением со стороны администрации вынуждены были уволиться.


Опасный контингент

Одна из воспитателей спецшколы, Наталья Мартынюк, сейчас работает в Могилевском правозащитном центре. Объясняя, как устроена система спецобразования в Беларуси, она рассказывает, что в могилевскую спешколу попадают малолетние правонарушители с 11 лет со всей Беларуси. После того, как детям исполняется 14 лет, их переводят в спецучилища, где они остаются до совершеннолетия.

Контингент очень сложный, и таких детей не нужно идеализировать, говорит правозащитница. Один из ее воспитанников, к примеру, нанес 112 ножевых ранений взрослому мужчине, другой задушил сверстника во время купания. Поэтому в спецучреждениях, помимо воспитателей и учителей, есть еще режимная служба, следящая за правопорядком, а для нарушителей предусмотрен карцер. "В таких заведениях дети становятся только хуже", - считает она.

В спецучилищах, по словам Мартынюк, отсутствует какая-либо социальная адаптация. Персонал заведений изначально относится к воспитанникам, как к закоренелым преступникам. Освободившись, дети возвращаются в свои семьи - зачастую, неблагополучные - и вскоре вновь совершают преступления. Юрист минского офиса "Весны" Павел Сапелко также отмечает, что нормы расходов на питание для воспитанников закрытых учреждений, установленные советом министров Беларуси, на 15 процентов ниже, чем в детских домах. По словам правозащитников, обосновать подобную разницу сложно. На момент включения статьи DW не удалось получить комментарий по этому вопросу от министерства образования.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter