Просили помощи у милиции – поставили на колени и избили

Кристина Авакумова, Белсат

Ольга Гальченко, Александр Виноградов и их сын
«Мое обращение к вам вынужденное. Я в отчаянии, потому что ни одна структура, в которую я обращалась, не нашла нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов», – с такими словами обратилась в редакцию belsat.eu витебчанка Ольга Гальченко.


Кого бережет витебская милиция?

Инцидент произошел летом 2017: судебные документы свидетельствуют, что Ольгу Гальченко и ее мужа Александра Виноградова избили трое мужчин из соседнего дома, а поводом послужила ссора между детьми: соседи пришли «по-мужски» разобраться.

«Мы были дома, в дверь постучали. Муж пошел открывать: у двери стоял Александр Печень из соседнего дома и двое его друзей хорошо подпитые, – рассказывает Ольга. – Мужа вытащили на улицу и начали бить, а следом и меня. 11-летний сын тоже выскочил на улицу и пытался их отвлечь, но мужчины отталкивали его. Не знаю, чем бы это закончилось, если бы не соседка, вышедшая на крыльцо и начавшая кричать на них. Мужчины ушли».

Просили помощи у милиции – поставили на колени и избили

Соседка Галина Мальковская увидела драку через окно, позже она выступила свидетелем в суде.

Сразу после драки Ольга вызвала милицию. Правоохранители сразу направились к обидчикам. Через 20 минут они подошли и к потерпевшим.

Ольга Гальченко выразила им свое недовольство – нападавших не задержали. Один из милиционеров повел себе совершенно неожиданно: на глазах у соседей Галины Мальковской и Любви Барановской, мужа и сына, закрутил Ольге за спину руки и надел наручники.

Женщину закрыли в милицейской машине, где её держали более получаса. В это время никто к ней не подходил.

«Сержант Александр Торбенко приказал мне встать на колени, у меня не было выбора, так как он начал выкручивать и так уже выкрученные руки, что я лицом ударялась об пол машины. Мои руки торчали назад и мешали закрыть дверь в машине. Тогда милиционер начал ударять дверью мне по локтю. После этого я лечила руку больше месяца, и теперь она еще не до конца здорова», – Ольга Гальченко рассказывает подробности задержания.


«Бил по голове, называл сепаратисткой»

Просили помощи у милиции – поставили на колени и избили

Ольга Гальченко

Женщина говорит, что её долго возили в милицейской машине по городу.

«Все это время Александр Торбенко издевался надо мной не только физически, но и психологически. Он бил меня по голове, называл меня сепаратисткой, потому что я украинка, и самое страшное для меня, как для матери, он угрожал моему сыну: «Я на твоего ублюдка натравлю галимых наркоманов, и ты пожалеешь, что на свет родилась». Я просила снять с меня наручники, просила отвезти меня в РОВД, но это только больше его злило».

Только через два часа с Ольги сняли наручники, когда её привезли в опорный пункт возле автовокзала. Присутствующий там милиционер приказал Торбенко освободить женщине руки. После её еще возили в травмпункт, а потом и в медвытрезвитель, где не было выявлено опьянения у женщины, но было очень высокое давление 230/100.

В вытрезвителе отказались ее «принять». По словам Ольги, проезжая в машине по городу милиционеры не стесняясь обсуждали, где взять справку, что Гальченко здорова и чтобы её приняли в изолятор. Такую справку им кто-то выдал в областной больнице. В три часа ночи её приняли в изолятор временного содержания, там Ольге несколько раз становилось плохо, вызвали доктора, который также зафиксировал высокое давление, но уже ниже – 160/90.

До понедельника ей не давали позвонить домой и узнать, как сын, и что с ним. Потому что на мальчике она видела кровь. Потом, когда уже вернулась домой, узнала, что это была их с мужем кровь, когда ребенок пытался спасти своих родителей.


Из жертвы сделали хулиганку

Просили помощи у милиции – поставили на колени и избили

Двор, где произошла ссора с соседями и задержание

Из изолятора Гальченко отвезли в Железнодорожный суд, где признали виновной в мелком хулиганстве, неповиновении милиции, оскорблении должностного лица. Свидетелями в суде выступали милиционеры и мужчина из соседнего дома Александр Печень, который 10 июня участвовал в избиении.

«Я никого не оскорбляла, ни с кем не билась, не нарушала правопорядка, я пострадала, а на меня надели наручники», – говорит Ольга.

Она обжаловала приговор, но безрезультатно, по трем статьям ей присудили штраф в размере 800 рублей.


Соседей тоже наказали, а милиционера?

После избиения Гальченко и Виноградов написали заявление в Железнодорожный РОВД. Но их дело разделили и рассматривали отдельно. Хотя избивали их одновременно одни и те же люди и свидетели у них общие. Пострадавшим пояснили, что «так лучше», так как у мужа «легкие телесные» и экспертиза проводится быстрее, а у женщины повреждения, «которые привели к потере трудоспособности» и процесс этот дольше.

Только на третьем судебном заседании относительно избиения Александра Виноградова, им удалось доказать виновность соседа Александра Печени, ему присудили штраф в 320 рублей, а потом удовлетворили иск Виноградова о компенсации затрат потраченных на услуги адвоката – 590 рублей и моральный ущерб – 200 рублей.

Дело Ольги Гальченко «замяли», никто не ответил за полученные ею побои как от соседей, так и от милиционера. В ноябре из Железнодорожного РОВД женщина получила ответ, что по её делу прошёл срок давности.

«Я чувствовал себя отвратительно, потому что не смог защитить ни жену, ни сына. Я чувствовал полную свою беспомощность… Жену избили соседи, а потом еще и милиционеры», – говорит муж Ольги Александр Виноградов.

На втором судебном заседании по делу об избиении, сержант Торбенко был уже прапорщиком, а в ноябре получил звание лейтенанта милиции.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter