Барановичский дальнобойщик: "За разбитую фуру у меня высчитали €10000"


Максим Романко. Фото: Татьяна Малеж
В фирме утверждают, что водитель ничего не платил.

Из-за низкой заработной платы на предприятиях многие белорусские мужчины устраиваются работать дальнобойщиками. Для некоторых это единственная возможность получить зарплату в тысячу, полторы тысячи долларов. Такая зарплата столь вожделенна, что многие закрывают глаза на нелегальные выплаты, большой риск угодить в ДТП или «попасть на деньги».

31-летний житель города Барановичи Максим Романко устроился водителем-экспедитором в ООО «Трансснип» примерно 8 лет назад. Фирма российская, зарегистрирована в Смоленске, занимается грузоперевозками между РФ и странами Евросоюза, пишет intex-press.by.

– Грузы перевозили разные – от фруктов до химии, – рассказывает Максим.

Часть зарплаты, по словам мужчины, ему перечисляли на карточку (каждый месяц около 160 евро в эквиваленте), остальное выдавали наличкой. Всего же, говорит собеседник, он зарабатывал около 1000 евро в месяц.

– Официальной была только та зарплата, которую нам перечисляли на карточку. Деньги, которые выдавали на руки, через бухгалтерию не проходили, – утверждает Максим. – Но я на этом внимания не заострял. Для меня было важно, чтобы зарплата была хорошей и деньги выплачивали вовремя.


Договорились

В декабре 2015 года Максим попал на своей фуре в ДТП.

– Я ничего не мог сделать. Фуру внезапно «увело в сторону», и она съехала в кювет, – рассказывает мужчина.

После аварии компания отправила фуру в ремонт. Обошелся он, как сказали водителю, в 10 тысяч евро. Эти деньги должен был выплатить Максим, так как по трудовому договору, заключенному между ним и ООО «Трансснип», водитель несет материальную ответственность и обязан возмещать вред, причиненный работодателю.

– С руководством фирмы мы договорились, что деньги будут частями забирать из моей зарплаты, которую выдают наличкой. Высчитывать начали с декабря 2015 года, примерно по 350 евро в месяц. Чтобы быстрее погасить долг, я даже взял пять тысяч евро у матери и передал их руководству фирмы. К концу лета 2016 года я был уверен, что полностью рассчитался, – рассказывает Максим.

Чтобы получить подтверждение своим расчетам, в середине августа Максим поехал в фирму. Один из заместителей директора назвал удержанные с него суммы. Максим их записал.

Но когда водитель попросил для уверенности поставить печать под этими цифрами, заместитель директора, рассказывает Максим, категорически отказался.


«По второму кругу»

В конце августа Максим уволился из фирмы. Осенью компания подала иск в суд о взыскании с него за ремонт фуры суммы, примерно равной 10,7 тысячи евро.

– Я был в шоке, – говорит Максим. – Они хотели, чтобы я выплатил деньги по второму кругу!

Суды длились больше года. Сначала дело рассматривали в Барановичах, потом Максим подал жалобу в Брестский областной суд, после этого – в Верховный. Были назначены дополнительные экспертизы. Параллельно Максим Романко обращался в прокуратуру, налоговую инспекцию, Таможенный комитет, Департамент финансовых расследований комитета госконтроля и другие инстанции.

Доказать свою правоту ему не удалось. Суд хоть и уменьшил сумму ущерба, но все-таки обязал Максима оплатить ремонт фуры, экспертизу и госпошлину. Всего получилось около 9 тысяч рублей (почти 4 тысячи евро).

– Суд руководствовался тем, что никаких документальных подтверждений тому, что с меня уже удержали деньги за ремонт фуры, нет, – говорит Максим.

В конце апреля текущего года мужчина внес все деньги. После этого он побывал на приеме у председателя Верховного Суда. Недавно мужчина получил оттуда ответ: исполнение судебного решения о взыскании с него денег приостановлено. Но надежды на то, что после дополнительного рассмотрения решение суда отменят и деньги ему вернут, у Максима почти не осталось.

– Если бы я знал, что так все будет, я бы изначально ни копейки не платил. Пусть бы подавали в суд и взыскивали с меня эти деньги. А так они дождались, пока я погашу всю сумму, и только тогда начали со мной судиться. Как так можно поступать? – возмущается Максим.


Ничего не удерживали

В ООО «Трансснип» говорят, что за годы существования фирмы с такой ситуацией столкнулись впервые. По словам Сергея Чеботаря, соучредителя и заместителя директора компании, никаких наличных денег Максим Романко у них не получал и из его зарплаты ничего не удерживали. Больше полугода, рассказывает замдиректора, Максим Романко обещал «заплатить определенную сумму за ремонт фуры», ему верили, но денег мужчина не вносил. Поэтому компания обратилась в суд только осенью.

– Зарплат в конвертах у нас не было и не будет. Нас проверили все службы – и российские, и белорусские – и никаких нарушений не нашли. Суд длился полтора года и во всем разобрался, – резюмирует Сергей Чеботарь.


Из области фантастики

Разобраться, на чьей стороне в этой истории правда, очень сложно. Однако цепляет взгляд официальная сумма заработка Максима. Почти все годы дальнобойщик получал одну и ту же сумму. Например, весь 2015 год каждый месяц ему начисляли по восемь тысяч российских рублей, или около 120 евро в эквиваленте. Дальнобойщики рассказывают, что зарплата водителя – это процент от фрахта (вознаграждения, выплачиваемого компании за перевозку груза).

– Каждая поездка стоит по-разному, и круглый год получать одну и ту же сумму для дальнобойщика – нереально, – считает один из водителей.

У Максима такая ситуация повторялась три года.

Также водители говорят, что ни один дальнобойщик не взялся бы за полную тягот, опасностей и неудобств работу за такие маленькие деньги. Нормальная зарплата для водителя фуры, говорят они – тысяча-две евро. А 160 евро, по их словам, это что-то из области фантастики.

Максим говорит, что на суде говорил об этом, но никакого значения это не сыграло.


«Очень тяжело и рискованно»

Intex-press поговорила с несколькими дальнобойщиками. По их словам, во многих компаниях, особенно российских, часть зарплаты действительно выдают наличкой – когда через бухгалтерию, когда нелегально. А возмещение водителями затрат на ремонт фур в случае ДТП – повсеместная практика.

– Мало того, в некоторых фирмах фуры застрахованы по системе КАСКО, но водителям об этом никто не говорит. Когда случается ДТП, фирма получает деньги и от страховой компании, и высчитывает из зарплаты водителя, – рассказывает один из собеседников.

Во время рейсов водители своими деньгами оплачивают штрафы, которые в западных странах очень большие.

– Например, на стоянке нет места, а по графику ты должен остановиться и отдохнуть. Что делать? Приходится парковаться вдоль дороги и платить из своего кармана штраф – около 170 евро, – говорит один из собеседников.

Кроме этого, дальнобойщики несут ответственность за сохранность груза. Останавливаясь даже на несколько часов, говорят они, приходится следить, чтобы фуру не вскрыли и не украли товар.

– Особенно опасно во Франции, в Польше. Каждую минуту надо быть начеку. С ворами в стычки лучше не вступать, а сразу вызывать полицию. Это прописано в нашей инструкции, – рассказывает один из водителей.

Быт во время рейсов тоже суровый. Еду покупают или готовят сами (на газовом баллоне), спят в фурах, моются – как получится, туалет – приходится и потерпеть.

– Быть дальнобойщиком – это очень тяжело и рискованно. Можно разбогатеть, а можно и без штанов остаться, – говорит один из мужчин.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter