“Принял неправильное решение“. В Борисове судят полковника

Екатерина Пантелеева / TUT.BY
17 июля 2018, 19:14
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Во вторник, 17 июля, в Борисове начали рассматривать дело полковника Сергея Городинского.

По версии прокурора, Городинский не рассмотрел сообщение о травме рядового, не зарегистрировал данную информацию и не доложил «выше». Военнослужащего обвиняют по ч. 1 ст. 455 УК — «Злоупотребление властью, сопряженное с насилием». Это дело не связано со смертью рядового Александра Коржича.

"За сына выставлю счет 240 тысяч долларов". Мать солдата Коржича настояла на эксгумации

Инцидент произошел осенью 2016 года. Тогда Сергей Городинский был командиром 60-го отдельного полка связи Северо-западного оперативного командования. Сейчас полковник продолжает служить в армии. Его понизили. Ему 48 лет, живет в Борисове. Имеет медаль президента «За безупречную службу» III степени.

По версии обвинения, в ночь с 9 на 10 ноября 2016 года сержант и двое рядовых перевернули кровать, где спал рядовой М. Упав, солдат ударился об угол тумбочки, которую сослуживцы отодвинули, освободив ему место для падения. В итоге М. получил ушибленную травму головы, относящуюся к легким телесным повреждениям.

В ту же ночь, продолжил прокурор, дежурный предупредил Городинского о случившемся. Полковник дал указание доставить М. в Борисовскую ЦРБ и не сообщать о ЧП «выше». В результате о произошедшем с рядовым М. стало известно сотрудникам контрразведки только в январе 2017 года.

— Желая избежать негативных последствий из-за низкого уровня дисциплины в части и возможности быть привлеченным к дисциплинарной ответственности за совершение преступления подчиненными, а также чтобы оказать содействие Д., Ш. и К. в избежании уголовной ответственности , Городинский не зарегистрировал сообщение о совершенном преступлении, не доложил старшему начальнику, служебное расследование не назначил, — заявил прокурор.

Вину полковник признал.

— Полностью раскаиваюсь в содеянном, — сообщил он во время судебного заседания.


«Я применил дисциплинарное взыскание, думал, инцидент исчерпан»

То, что случилось в ночь с 9 на 10 ноября и дальше, Сергей Городинский объясняет так. О ЧП дежурный доложил ему около часа ночи. На вопрос, как это произошло, сказал: точно не знает. Первая версия была такой: рядовой М. хотел посмотреть салют, подпрыгнул на кровати и травмировался.

"Принял неправильное решение". В Борисове судят полковника

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я поставил задачу оказать М. медицинскую помощь и доложить мне, — вспоминает произошедшее обвиняемый. — Дежурный сообщил, что рану нужно зашивать, травма несильная. Голова не болит. В принципе он (М. — Прим. TUT.BY) был в нормальном состоянии. Я сказал: везите, зашивайте.

— В какое медучреждение? — спросил гособвинитель, уточняя, в гражданское или военное.

— Не помню, — ответил обвиняемый.

Бил ногами и палкой. Старший лейтенант из Печей получил срок годам колонии

Разобраться с инцидентом решили утром. По словам Сергея Городинского, М. уверял, что ударился сам, но полковник все же решил проверить его слова. В итоге каждый «работал по своему направлению». Например, командир подразделения опрашивал подразделение.

— Это было проведение проверки? — уточнила судья.

— Выяснение обстоятельств, — ответил обвиняемый.

Выяснилось следующее: получить травму М. все-таки «помогли». По словам Сергея Городинского, военнослужащие, которые сбросили сослуживца с кровати, сами признались. «Поняли, что просто так это не останется».

— Во время разговора с ними выяснилось, что они решили пошутить. М. говорил, что спал, а проснулся только, когда получил травму, — описывает происходящее обвиняемый. — М. заявил, что претензий (к сослуживцам) не имеет, тем более они между собой в товарищеских отношениях. М. признавал, что это действия по неосторожности, по детской наивности. Трое этих военнослужащих характеризовались положительно.

— И какое решение вы приняли? — уточнил гособвинитель.

— Двоим военнослужащим было предъявлено дисциплинарное взыскание — по 10 суток ареста, а третьего командир подразделения наказал нарядом вне очереди.

О случившемся сообщили родителям четверых солдат. И пригласили мам и пап в часть на беседу. При этом, говорит обвиняемый, мама М. «просила не наказывать парней, не ломать им судьбу».

— Это тоже повлияло на принятие мной неправильное решение.

Осенью 2017 года сержанта и двух военнослужащих осудили. Один из них, рассказал Сергей Городинский, получил 2 года и три месяца, двое — по два года.
Полковник не отрицает, что сказал дежурному до выяснения обстоятельств не сообщать о случившемся «выше».

— Почему потом не сделали доклад? — уточнил гособвинитель.

— Не могу сказать. Принял неправильное решение. Я применил дисциплинарное взыскание, думал, инцидент исчерпан.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ