Куропаты - извилистая дорога следствия

Игорь Кузнецов, БелГазета
3 июня 2020, 17:40
3 июня 1988г. в газете «Лiтаратура i мастацтва» была опуб­ликована статья научного сотрудни­ка Института истории АН БССР Зенона Позняка и инженера Евгения Шмыгалева «Курапаты - дарога смерцi». В статье утверждалось, что в лесном массиве Куропаты захоро­нены жертвы политических репрес­сий 1937-41гг. Обобщив все имевшиеся материалы, авторы сделали вывод, что на этом месте в предвоенные годы органы НКВД про­водили массовые расстрелы людей.

Статья имела большой резонанс и по­служила основанием для возбужде­ния прокуратурой БССР 14 июня 1988г. уголовного дела. Это было первое в СССР уголовное дело против тоталитарного государства за преступления против своего народа в 1930-е гг.


НАЧАЛО


Первое следствие по Куропатам проводилось с июня по ноябрь 1988г., было прекращено и во­зобновлено в январе 1989г.

«Это дело было совершенно уни­кальным, - вспоминал Язеп Бролишс, в то время следова­тель по особо важным делам прокуратуры БССР. - Следствие по уголовному делу обычно имеет свои цели: установить событие преступления, того, кто его совер­шил, определить, под какую ста­тью УК это преступление подпа­дает, найти потерпевших и т.д. Здесь же, несмотря на то, что со­бытие преступления налицо, было неясно, кого и что искать... Более того, не существовало прецеден­тов таких расследований, не было ни технологий, ни методик…»

В ходе следствия было установле­но, что на территории около 30 га расположено 510 предполагае­мых захоронений, представляющих собой впадины с признаками оседания грунта. Была произведена выбо­рочная эксгумация, обнаружены человеческие останки - 313 черепов, кости скелетов, 340 зубных протезов из желтого и бело­го металлов.

Найдены личные вещи: расчески, зубные щетки, мыльницы, кошельки, обувь, остатки одежды, а также 177 гильз и 28 пуль. 164 револьверные гильзы и 21 пуля выстреливались из револьвера системы «Наган», одна гильза - из пистолета «ТТ», т.е. из штатного оружия сотрудников НКВД.

Как показала экспертиза, костные останки, обна­руженные при эксгумации, принад­лежали не менее чем 356 расстрелян­ным, останки еще 35 человек были обнаружены строителями и учащимися. На 227 черепах и их фрагментах вы­явлены огнестрельные повреждения. По оценочным данным, в урочище Куропаты покоится прах не менее 30 тыс. репрессированных.

В ходе расследования было опроше­но около 200 очевидцев событии. 55 свидетелей из числа жителей дере­вень Цна-Иодково, Подболотье, Дроздово, рас­положенных вблизи лесного массива, показали, что в 1937-41гг. работ­ники НКВД на крытых автомашинах привозили сюда людей и расстрелива­ли. Трупы закапывали в ямы. Судя по характе­ру и номенклатуре обнаруженных ве­щей, в Куропатах были захоронены в основном выходцы из Беларуси, в т.ч. из западных областей и, возможно, из Прибалтики. Есть основания полагать, что там покоится прах политических заключенных АвтодорЛага.

Среди свидетелей, ко­торые давали показания, не было ни­кого, кто во время тех событий нахо­дился бы в младенческом или стар­ческом возрасте. Во время следственного эксперимента свидетель Н.Карпович указал место, где в 1937г. видел не засыпанную могилу, на­полненную трупами. В ходе эксгума­ции в указанном им направлении было об­наружено захоронение, из которого извлечено 50 черепов, кости скеле­та, обувь, другие предметы и их фраг­менты.

«На всех 50 черепах имеются повреждения округлой и овальной формы, располагающиеся на различных участках - в теменной, затылочной, височной, лобной областях. Сохранившихся черепов без повреждений не обнаружено…» (из протокола эксгумации).

Практически все опрошенные зас­видетельствовали, что во время вой­ны на этом месте расстрелов не было, да и вообще в ту пору версия «немец­кого следа» никому не приходила в голову. По словам Бролишса, у него не возни­кало ни малейшего сомнения, что это - дело рук НКВД.

Показания свидетелей были под­тверждены данными КГБ БССР о том, что во время оккупации в Куропатах не располагалось ни концент­рационных, ни иных лагерей.

Чтобы выяснить, где находились места приведения в исполне­ние приговоров и решений внесудеб­ных органов за 1937-41 и 1944-53гг., следствие направило зап­росы в КГБ БССР. Однако, согласно посту­пившим отве­там, эта организация не располагала документальными данными о местах приведения приговоров в исполне­ние. Отсутствовали также сведе­ния о лицах, исполнявших приговоры. Оказалось не­возможным выяснить и количество расстрелянных.

Тем не менее было дос­товерно установлено, что в лесном массиве органы НКВД производили мас­совые расстрелы граждан. Определить лич­ности сотрудников и конкретные основания казни уже не представилось возможным. В постановлении о прекращении уго­ловного дела было отмечено: «Принимая во внимание, что виновные в этих репрессиях руко­водители НКВД БССР и другие лица приговорены к смертной каз­ни либо умерли, на основании изло­женного... уголовное дело, возбуж­денное 14 июня 1988 года прокуро­ром Белорусской ССР, прекра­тить».


НОВАЯ ВЕРСИЯ


В июне 1991г. члены т.н. общественной комиссии по расследованию преступлений в Куропатах под председательством Валентина Корзуна направили в Прокуратуру СССР собранный ими материал, якобы доказывающий, что в Куропатах покоятся жертвы не НКВД, а немецко-фашистских захватчиков.

Осенью 1991г. в Минск приезжал представитель Прокуратуры СССР, но факты, изложенные в обращении «общественной комиссии» не нашли подтверждения. В феврале 1992г. по ее требованию Прокуратура РБ была вынуждена возобновить расследование. Следствие подтвердило прежние выводы.

В 1993г. «общественная комиссия» обратилась в Верховный Совет с предложением дезавуировать выводы, к которым пришла госкомиссия в своем расследовании куропатских событий.

Парламент в ответ поручил генеральному прокурору Василию Шолодонову вернуться к этому делу, повтор­ное расследование было поручено старшему следователю по особо важным делам прокуратуры Валерию Комаровскому. Именно к тому времени относится возникнове­ние версии о «немецком следе» и о том, что в Куропатах не НКВД рас­стреливал советских граждан, а нем­цы - привезенных сюда в качестве переводчиков гамбургских евреев.

Тогда же бывшая подпольщица Мария Осипова, которая участвовала в работе госкомиссии во время первого следствия, спустя четыре года вдруг вспомнила, что во время войны через Комаровку в сторону Зеленого Луга немцы гнали на расстрел мирных граждан. Иными словами, новому следствию пришлось иметь дело с не­сколькими версиями, каждая из ко­торых противоречила выводам пре­дыдущей.

Новое расследование было проведено досконально. Чтобы исключить версию расстрелов евреев окку­пантами, Комаровский направил запрос в иерусалимский Институт катастрофы и героизма европейского еврейства в годы Второй мировой войны Яд-Вашем, где собра­на наиболее полная информация о репрессиях в отношении евреев. Минск, Дрозды, Масюковщина, Куропаты, Цна-Иодково, Зеленый Луг в качестве мест расстре­лов еврейского населения зафиксированы не были. Нет информа­ции о расстрелах в Куропатах и в не­мецких архивах. Тамошние эксперты подтвердили, что метод захоронения в Куропатах не немецкий. Гитлеровцы обычно копали большие могилы - до 50-60 м в длину, перед «акцией» жертв раздевали, забирали личные вещи, снимали золотые коронки.

Был обнаружен и «польский след». В, частности, в одном из российских архивов нашли приказ за подписью Берии о этапировании из тюрем НКВД западных областей Беларуси в Минск 3 тыс. офицеров польской армии и заочного приговора их к расстрелу. В марте-апреле 1940г. они были доставлены в Минск, где их след теряется. Одним из предполагаемых мест их расстрелов и захоронения является урочище Куропаты. Фактически было доказано, что Катынь и Куропаты - звенья одной цепи.

После исследования всех докумен­тов было вынесено постановление об от­сутствии мотивов для возобновле­ния следствия по Куропатам. Собранные доказательства свидетельствовали о несостоятельности предположений «общественной комиссии».


ЧЕТВЕРТЫЙ РАУНД


Поэтому решение о начале нового, уже четвертого следствия в 1997г. было, как гром среди ясно­го неба.

На этот раз расследование было поручено старшему помощнику военного прокурора подполковнику Виктору Сомо­ву. И снова была проведена провер­ка доказательств, собранных ранее. Не обо­шлось и без маленькой сенсации: в ходе расследования «общественная комиссия» предъявила «свиде­теля», который якобы своими глаза­ми видел, как расстрелы в Куропатах проводили немцы. Однако выяснилось, что «свидетель» даже не знаком с местностью. Более того, в 1942-43гг. он являлся осведомителем СД.


СЛЕДСТВИЕ ЗАКОНЧЕНО. ЗАБУДЕМ?


В ходе последнего следствия было обнаружено самое боль­шое из всех найденных в Куропатах захоронений, в котором содержа­лись останки 373 человек (обычно в ямах находилось до 100 останков). След­ствие преподнесло еще одну сенсацию: впервые за всю историю рас­копок были найдены ве­щественные доказательства с конк­ретными датами и фамилиями, сви­детельствовавшие о том, что рас­стрелы проходили до начала войны.

В раскопе номер 29 (2 х 3,5 м) в одном кожаном портмоне был обнаружен документ, который в случае хорошей сохранности позволил бы идентифицировать расстрелянного человека. Куски бумаги в портмоне и кошельках попадались и раньше, почти во всех раскопанных могилах, но по ним было невозможно узнать о содержании и назначении документов.

Найденный документ оказался тюремной квитанцией о временной конфискации ценностей. Здесь имелись графы: тюрьма, время конфискации, изъятые вещи, имя, отчество, фамилия арестованного.

К сожалению, имя этой куропатской жертвы осталось неизвестным. Однако, учитывая относительно хорошую сохранность вещей именно на этом участке Куропат, недалеко от захоронения номер 29 был заложен раскоп номер 30. Расчет оказался точным.

Квитанции о временной конфискации ценностей были найдены сразу в трех кожаных портмоне. В двух из них карандашом в графах были дописаны конкретные данные на арестованных: тюрьма г. Гродно, 10 июня 1940г., Мойша Крамер и Мордехай Шулькес.

Стоит отметить, что, несмотря на все запросы в КГБ РБ, найти архивно-следственные дела на них не удалось. Краевед Сергей Романов недавно установил, что Шулькес являлся членом гродненской секции молодежной сионистской организации «Бейтар». Эта организация числилась в списках НКВД как контрреволюционная и антисоветская. По крайней мере удалось установить, почему он был расстрелян и захоронен здесь.

Результаты последнего следствия так и не были доведены до сведения общественности. Дело засекречено. Впрочем, само отсутствие информации уже говорит о его ре­зультатах. В ходе многочисленных проверок и экспертиз были полнос­тью подтверждены результаты пре­дыдущих расследований.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ