«Мужа захватили, сын в милицейских сводках не значится». Задержан экс-депутат Юрий Воскресенский


13 августа 2020, 18:52
Юрий Воскресенский
12 августа задержан активист штаба Виктора Бабарико – бывший депутат Мингорсовета Юрий Воскресенский. Его 17-летний сын Артур исчез из собственной квартиры прямо во время обыска.

Совершенно дикую историю рассказала «Белорусскому партизану» супруга и мать Алеся Воскресенская.

- Вчера моего мужа захватили, выволокли из собственной квартиры.

Часа через три в мою квартиру приехала следственная группа – проводила обыск. Во время обыска с работы приехал мой сын, он студент-медик, подрабатывает санитаром в оперблоке в роддоме.

У него тоже изъяли телефоны, кредитные карточки. На телефоне у него было несколько снимков, вероятно, прогуливался с друзьями по городу. Студент-медик, он всегда выходит на улицу в респираторе, что вызвало у следственной группы особое внимание.

Потом, во время обыска, мы спустились на парковку, на паркинг, а моего сына они попросили остаться дома. Проверили две наших машины, и буквально минут через 40 поднялись в квартиру – ребенка в квартире уже не было. Когда я спросила, где мой сын, мне ответили, что не уполномочены мне отвечать.

Все действие закончилось около 12 часов ночи, я подумала, что мой ребенок, возможно, ушел к друзьям. Поскольку у меня конфискованы все телефоны, все средства связи, связаться с сыном каким-то образом я не могла. Но в 8 часов у него начинается смена – он не вышел на работу, такого прежде не было.

Поэтому с самого утра поехала в Первомайский РУВД, где мне сказали, что по милицейским сводкам за 12 августа он не проходит. Соответственно, я пришла к выводу, что мой сын находится в СИЗО КГБ.

Я позвонила на «горячую линию» в СИЗО КГБ, мне ответили, что не могут дать такой информации; я должна ожидать, что со мной свяжутся. Но у меня нет постоянного телефона – все мои телефоны, телефоны мужа, сына, дополнительные телефоны были изъяты в процессе следственных действий.

Я подала заявление о пропаже моего сына в Первомайский РУВД Минска. Поскольку моего сына не задерживали 12 августа, по милицейским сводкам он проходит, я делаю вывод, что на 99% мой ребенок находится в СИЗО КГБ. Мой муж находится в СИЗО КГБ абсолютно точно, потому что вчера вечером мне об этом сообщила следственная группа.

Мне предъявила постановление на обыск, в котором сказано, что в рамках открытого уголовного дела по статье 293 (части 1, 2, 3) и статье 310 УК провести обыск в моей квартире и, соответственно, в машинах, принадлежащих мне. Я так понимаю, что речь идет о неких массовых беспорядках, к которым наша семья не имеет абсолютно никакого отношения.

Единственное, что мой муж никогда не скрывал свою гражданскую позицию в постах на фейсбуке. Ребенок вообще ни к каким действиям отношения не имеет: его не схватили ни на митинге, просто увидели пару фотографий на телефоне или его фото в респираторе.

Но он студент-медик, учится в Московском сечинском университете, два с половиной месяца проработал в ковидной зоне. Поэтому у нас дома лежат и респираторы, и средства защиты. У него есть грамоты от «Коммунарки», 3-й университетской клинической больницы в Москве, фотографии, на которых он работает со средствами защиты как один из лучших волонтеров первого курса.

Поэтому у нас дома находились обычные средства защиты, в которых хожу я, ходит мой ребенок. На основании этого, возможно, его и забрали.

Если информация подтвердится, и мой сын действительно находится в СИЗО КГБ, могу предположить, что его забрали с целью повлиять на моего супруга. Вполне вероятно. Но забирать таким образом – фактически похищать моего ребенка, которого я оставила, когда спускалась со следственной группой на паркинг.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ