Путь к инквизиционному процессу

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор, Свободные новости
14 октября 2020, 03:38
Михаил Пастухов. Фото: Ольга Хвоин, БАЖ
2 октября началась очередная сессия Палаты представителей. В повестке дня — около 30 разных законопроектов, в том числе внесение поправок в Кодекс об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях. Свою лепту в законотворческий процесс решило внести и МВД Беларуси, направив соответствующие предложения.

Что предлагает МВД?


Предметом озабоченности министерства, как следует из обоснования предложений, является «…незащищенность сотрудников органов внутренних дел в ходе расследования дел об административных правонарушениях в отношении лиц, участвующих в незаконных мероприятиях (митинги, шествия, пикеты), являющихся участниками неформальных объединений и движений, оказывающих групповое неповиновение представителям власти».

МВД также пугает то, что судебные заседания по таким делам являются открытыми, в результате чего «…представителями деструктивных сил, СМИ и иными лицами осуществляется аудио-, фото-, видеофиксация процесса, полученная информация с персональными данными сотрудников и их фотографиями в последнее время нередко размещается в сети Интернет с призывами оказания психологического и физического давления на должностных лиц органов внутренних дел и членов их семей».

В этой связи министр Юрий Караев просит депутатов принять такие меры безопасности, как неразглашение сведений о личности, освобождение от явки в судебное заседание, закрытое судебное заседание и запрет на выдачу информации о свидетелях по делам об административных правонарушениях.

Далее на семи страницах формулируются предлагаемые поправки в Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях.

Что не так в предложениях МВД?


Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях (далее - ПИК), принятый в декабре 2006 года, является не лучшим образцом законодательства. Его разработчики попытались прописать процедуры рассмотрения дел для нескольких десятков субъектов, обладающих правом налагать административные взыскания. При этом судебная процедура предусматривает минимальные гарантии защиты прав привлекаемых к ответственности лиц.

В последнее время мы видим, во что превратилась эта судебная процедура: судья листает жиденькие материалы дела, заслушивает показания одетых «по гражданке» сотрудников милиции, слушает объяснения задержанного, его адвоката (если он имеется) и через короткое время объявляет вердикт — осудить к штрафу или аресту. Правда, иногда материалы дела возвращаются на доработку, после чего гражданина все равно подвергают административному наказанию.

Законодательная инициатива МВД направлена на то, чтобы еще в большей степени выхолостить административный процесс. Вот только несколько подтверждений этого тезиса. Так, часть 2 ст.2.14 ПИК предлагается изложить в следующей редакции: «Закрытое рассмотрение дела об административном правонарушении допускается в целях предотвращения сведений об интимных сторонах жизни физических лиц, участвующих в административном процессе (…), и в случае, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля или иных участников административного процесса, а также членов их семей или близких родственников и других лиц, которых они обоснованно считают близкими».

На мой взгляд, введение закрытых процессов по указанным основаниям вступает в противоречие с задачами административного процесса (ст.2.1), принципом законности (ст.2.2), принципом обеспечения защиты прав и свобод (ст.2.3), уважения чести и достоинства личности (ст.2.5), публичности административного процесса (ст.2.9).

По сути, МВД предлагает перейти к инквизиционному процессу по делам об участии граждан в несанкционированных мероприятиях. Это позволит сотрудникам ОВД тайно их задерживать, избивать до полусмерти, потом судить по скайпу, скрывая лица и установочные данные так называемых свидетелей.

Среди предложений МВД следует обратить внимание на дополнение статьи 6.10 ПИК новой частью, согласно которой «…при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, членов семьи, близких родственников…» судья вправе в протоколе не приводить данные об их личности.

Однако такая новация — сокрытие судом данных о свидетеле или указание вымышленных данных — будет означать нарушение принципа объективности административного процесса (ст.2.1) и вызывать сомнение в правдивости показаний свидетеля (ст.4.6 ПИК). К тому же свидетеля предупреждают об ответственности за дачу заведомо ложных объяснений (ст.10.10 ПИК).

Апофеозом «правотворчества» юристов МВД можно признать формулирование новых статей в главе 4 ПИК (ст.ст.4.11 — 4.18). В них, в частности, прописаны обязанности органа, ведущего процесс, по принятию мер безопасности; меры по обеспечению безопасности; неразглашение сведений о личности; освобождение от явки в суд; запрет на разглашение и выдачу сведений; порядок применения мер безопасности; отмена мер безопасности; ответственность за невыполнение обязанностей по применению мер безопасности. В случае принятия таких поправок сотрудники ОВД могут превратиться в тайных агентов, которым «в целях безопасности» не обязательно вообще являться в судебное заседание.

Понятно, что эти новации разрушают конструкцию Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях и делают административный процесс закрытым и обвинительным. Они не согласуются ни с Конституцией, ни с другими законами, ни с общепризнанными нормами в этой сфере.

Что ответить МВД?


В соответствии с Законом «Об органах внутренних дел», МВД и его территориальные органы обязаны в первую очередь защищать жизнь, здоровье, честь, достоинство, права, свободы и законные интересы граждан. За свою службу сотрудники ОВД получают зарплату и несут риски своей профессии. Прятать свое лицо и скрывать установочные данные они не вправе в силу публичного характера работы. Более того, при выполнении своих обязанностей они должны носить форму, номерные жетоны и не совершать неправомерных действий в отношении граждан.

Что касается свидетельствования сотрудников ОВД в административном процессе, то это может быть в редчайших случаях. То, что происходит сейчас, есть форма злоупотребления служебными полномочиями (ст.424 УК). Если переодетые сотрудники дают ложные объяснения, то это следует расценивать как содействие в вынесении заведомо неправосудного решения (ст.392 УК).

Подводя итог, можно заключить, что многостраничные предложения МВД подлежат отклонению как неправовые и антигуманные.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ