Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Футболист Игорь Мальцев: «Для меня Лукашенко – колхозник, дорвавшийся до власти»


3 февраля 2021, 13:53
Фото: sozh.info
Четыре года назад Игорь Мальцев, поигравший в Беларуси на позиции защитника за МТЗ-РИПО, «Гомель», «Белшину», «Городею» и «Славию», завершил карьеру, во время которой успел дважды взять бронзу высшей лиги и трижды завоевать Кубок Беларуси, а также вызывался в сборную страны. Закончив, футболист вместе с женой и дочкой перебрался в США – там какое-то время совмещал строительный бизнес с работой в детской школе соккера, но позже решил сконцентрироваться на сфере строительства.

Несмотря на то, что 34-летний Игорь Мальцев живет сейчас недалеко от Майами, он внимательно следит за событиями на Родине – и в интервью «Трибуне» рассказал о своем отношении к Лукашенко, сравнил белорусские протесты с американскими, пояснил, почему в США свободы больше, чем в центре Европы, а также признался, что не испытывает большой радости от переноса чемпионата мира по хоккею из Минска.

– Давай начнем с новости о том, что Минск лишен права проведения чемпионата мира по хоккею. Что ты думаешь по этому поводу?

– Я очень внимательно следил за развитием этой ситуации, переживал, думал, как все разрешится. И, если откровенно, у меня двоякое мнение. То, что у страны забрали соревнование, – это плохо для белорусского народа и для Беларуси в целом. С другой стороны, хорошо, что турнира не будет, потому что диктатор потерял те нити, благодаря которым мог бы продержаться на своем посту еще дольше.


– Почему отмена – это плохо для народа и страны?

– Очень много детей, подростков, взрослых людей, конечно, хотели бы вживую увидеть мировых звезд хоккея, а их приехало бы немалое количество. Большинство людей, думаю, все-таки хотели бы попасть на матчи чемпионата мира в Минске. Плюс давай не будем опускать такой момент, как приезд большого количества туристов в Беларусь. Они бы заполнили гостиницы, посещали бы рестораны (из-за пандемии коронавируса продолжает рассматриваться вариант проведения ЧМ-2021 без зрителей – прим. Tribuna.com). А это определенная прибыль. И я не думаю, что эти деньги пошли бы лично человеку, который правит Беларусью.

В общем, жалко, что народ и страна потеряли чемпионат. Но [Александр] Лукашенко все равно потерял больше.

– Но ты же понимаешь, почему Совет ИИХФ принял такое решение?

– Безусловно. Глядя на всю политическую ситуацию в Беларуси, я понимаю, почему шла борьба за отмену ЧМ, и рад, что ИИХФ все-таки приняла это решение. Но это с политической точки зрения. А так – дай Бог, чтобы чемпионат прошел в Беларуси в скором времени, только уже при новом руководителе страны.

– Как думаешь, что сейчас будет делать Лукашенко – просто смирится или начнет еще больше прессовать тех, кто отобрал у него любимую игрушку?

– Мне кажется, он вообще человек не большого ума, потому что написал себе в августе больше 80 процентов голосов. И в данном случае, после отмены ЧМ, вряд ли он предпримет что-то нормальное. К адекватному решению не придет. Думаю, будут последствия. Какие – честно говоря, не знаю.

У Лукашенко была возможность уйти на пенсию и остаться в истории человеком, который правил страной 26 лет. Но он уже сделал все так, что после его ухода люди захотят забыть и о нем, и о времени его правления.

– Наверняка ты видел фотографии Лукашенко и Рене Фазеля в обнимку.

– Не могу судить о ситуации лишь по фотографиям, неясно, в каком контексте все происходило. Я так понимаю, Фазель приезжал в Минск для каких-то переговоров, а фотографии на таких мероприятиях делаться должны. То, что он стоял в обнимку с Лукашенко, то, что улыбался ему – возможно, это был просто признак вежливости со стороны Фазеля. По-моему, это нормально.

– Но эти фотографии возмутили многих, потому что, как говорили люди, глава ИИХФ обнимался с диктатором, что вообще неприемлемо в свете событий в Беларуси.

– Повторюсь, Фазель же приехал на переговоры, для решения определенных вопросов. И рукопожатия, может, даже объятия по протоколу все равно должны быть. Это белорусы сражаются за перемены, за справедливость, а Фазель – просто функционер, который приехал в Минск по своим вопросам. Он же не объявлял лично Лукашенко войну. Вот поэтому и получились все эти фотографии.

– В любом случае, ИИХФ отменила чемпионат в том числе из-за вопросов безопасности. Федерация не уверена, что с участниками и гостями турнира все будет хорошо.

– Не так давно я прочитал, что Беларусь в рейтинге безопасности стран опустилась на 98 позиций и сейчас занимает 114 место. Это о многом говорит, и игнорировать это нельзя. Я вообще не понимаю, как можно задерживать людей, которые просто пытаются высказать свою точку зрения, пускай она даже расходится с властной. Для меня это ненормально. Я сейчас нахожусь в стране, в которой, грубо говоря, ты можешь выйти к Белому дому с плакатом, на котором написано, что ты не любишь действующего президента, и тебе никто ничего не сделает. Нормально, когда человек может выражать свое мнение, и его нужно уважать. Но в Беларуси такого абсолютно нет. И Лукашенко не может понять, что если он написал себе 80 процентов, а потом начались все волнения, которые не утихают, значит, он допустил ошибку.

– Почему Лукашенко не признает свою неправоту?

– Для меня этот человек – все тот же колхозник, дорвавшийся до власти. И он банально не представляет, как может ее потерять. Лукашенко до сих пор просто не осознает, что он может уйти со своего поста. Однако это будет, сто процентов.


– В американских медиа как-то освещалась ситуация вокруг чемпионата мира по хоккею?

– В местной прессе не так уж и много писали об этом, потому что совсем недавно в США прошли президентские выборы, в стране были не самые приятные моменты. Да они присутствуют до сих пор. Но я знаю, например, что многие белорусы, которые живут в США, пытались донести до разных сенаторов, послов информацию о том, что происходит в Беларуси, как проходит решение вопроса по чемпионату мира. Люди приходили к посольствам, устраивали митинги, акции. Белорусы пытались достучаться до политиков, говорили, что нужно обязательно обратить внимание на весь тот ужас, который творится в центре Европы. Я даже сам как-то ездил на один из митингов, встретился с белорусами. Постоял вместе со всеми в акции – мне очень понравилось.

– Были пикеты у посольств?

– Да, практически каждые выходные люди выходили, старались что-то предпринять. Кто-то потом писал, что в одном городе политики выходили к людям, в каком-то городе диалога не было. Но, уверен, белорусы, которые митинговали, все равно дали толчок к тому, что на события в Беларуси политики обратили более пристальное внимание.

– Когда митингующие стояли с плакатами и флагами, полиция никого не прогоняла?

– США – свободная страна, тут можно выражать свое мнение. Единственное, в некоторых городах нужно позвонить в администрацию и предупредить, что ты с компанией хочешь провести митинг там и там, сделать то и то. И все, этого достаточно. Но, повторюсь, такое не везде. В основном – все спокойно, можно даже не предупреждать. И никто не запрещает проводить акции. Уж тем более нет такого, что будут прогонять.

– Но столкновения с полицией все равно у вас недавно случились, когда сторонники бывшего президента США Дональда Трампа штурмовали Капитолий.

– Дураков в каждой нации, в каждой стране хватает. И, наверное, они были там в те дни. Однако никто не делает из штурма Капитолия большой трагедии, потому что это, скажем так, единичный случай. Да, печально, что были столкновения, погибли люди, но, опять же, все понимают, что это что-то единичное, и такое не будет происходить на регулярной основе. Плюс при штурме Капитолия было не так уж и много людей. А вот в Беларуси, если сравнивать, все совсем по-другому. Один человек написал себе 80 процентов голосов на выборах, большая часть населения решила показать, что она против этого, и началась жесть. Я такого не помню, чтобы у Лукашенко после выборов были серьезные проблемы на протяжении почти полугода. При этом митинги и борьба народа не заканчивается. Гоняй не гоняй, а люди не остановятся.

– То есть сравнивать ситуацию в Беларуси и то, что недавно было в США, не стоит?

– Конечно. Тем более в Америке все происходит максимально честно и спокойно. Помню, в нашем городе на перекрестке после выборов постоянно стояли человек 50-70 с плакатами в поддержку Трампа. И людей никто не трогал, полиция их не обижала. На другой стороне перекрестка могли стоять несколько человек, голосовавших за Джо Байдена. И это нормально, без каких-либо происшествий.

Я даже скажу, что перед выборами в небольших городах, где одноэтажные дома, продавали таблички с именами кандидатов в президенты. Люди скупали и ставили эти плакаты размером 50 на 50 см около домов, на своих участках. Бывало, я ехал по дороге и видел только значки с надписью «Трамп». Или едешь, видишь только «Трамп», «Трамп», а потом раз – и «Байден». Это нормально. У людей есть свое мнение, и они понимают, что их за это не будут преследовать и издеваться над ними. В Беларуси же все совсем по-другому, и это печально. Так не должно быть.

– А у нас Лукашенко говорит, что в Америке постоянно нарушаются демократические принципы, а выборы в США – это вообще цирк, сплошной обман и издевательство над демократией.

– Если он так кричит по ТВ, пускай сам через пару месяцев проведет честные и открытые выборы и покажет всему миру, что такое демократия, как нужно считать голоса справедливо.

– Он считает, что 9 августа уже прошли очень честные и демократичные выборы.

– Хоть я и не был в стране в это время, но, естественно, в эти слова не верю. Сужу о ситуации по новостям в интернете, рассказам друзей и близких. Если взять, например, 100 моих друзей, то, однозначно, никто из них за Лукашенко не голосовал. Если взять 100 знакомых жены, то и среди них не будет сторонников действующей власти. И вот я могу сказать как минимум о 200 людях, а таких много. Но Лукашенко написал себе 80 процентов – извини меня, ты, мягко говоря, ошибся.

– Как вообще о Лукашенко отзываются в США?

– Мне кажется, что его тут вообще никто не знает. Американцы, слыша мой акцент, всегда спрашивают, откуда я. Объясняю, что из Беларуси, а не из Украины или России, как думают многие. Говорю, кто правит страной, но, оказывается, о Лукашенко не знает никто. А вот когда говорю, что он на своем посту уже 26 лет, все сходятся в одном мнении: это большая проблема для страны и народа, такого быть не должно. Государство должно учиться, пусть даже на собственных ошибках, страна должна прогрессировать. Но при Лукашенко это невозможно.

– Но о событиях в Беларуси американцы же наверняка знают?

– Конечно. Более того, когда ко мне приходят клиенты, я им рассказываю о Беларуси. И говорю им: «Вы наберите в поисковике «election 2020 Belarus». Многие люди так и делали, а потом мне писали, что это настоящий ужас. Отвечал им, что, к сожалению, такие сейчас события на моей Родине.


– Но и в США случались жесткие столкновения с полицией, весь мир видел, как полиция относилась к некоторым правонарушителям. Или все же не стоит сравнивать это с Беларусью?

– Повторюсь, это все единичные случаи. Плюс в основном какие-то стычки происходят все же на политической основе, между республиканцами и демократами. Каждый пытается выразить свое мнение, и людей в таком случае полиция не останавливает. В итоге все проходит спокойно, честно. Есть, конечно, проигравшая сторона, есть победившая, представители одной и другой пытаются что-то друг другу доказать, могут быть какие-то столкновения, но не в таких масштабах, как в Беларуси.


– Ты сам голосовал в августе?

– К сожалению, к том городе, где я живу, такой возможности нет. И чтобы проголосовать, нужно было лететь в Нью-Йорк, а это далековато и накладно. Честно, хотел проголосовать, но не было возможности. А так бы отдал свой голос за Светлану Тихановскую. Мне импонировало ее предложение при собственной победе через какое-то время провести новые честные выборы. В Беларуси главная проблема в том, что те, кто хотел прийти к власти, сидят. А те, кто на свободе, но хотел бы попробовать себя в роли президента, боятся это делать, боятся об этом говорить. Уверен, в Беларуси есть определенное количество достойных людей, и они могли бы принять участие в выборах.

– О Тихановской в США знают?

– Если говорить о моем регионе, то о Светлане знают так же, как о Лукашенко.

– Ты понимаешь, почему в Беларуси события развернулись таким образом, что народ поверил девушке, которая совсем недавно была домохозяйкой?

– Наверное, люди устали за 26 лет от сплошного вранья. А Тихановская стала неким лучиком надежды на лучшее будущее. Да, в Беларуси нет ни нефти, ни газа, но страна может выживать за счет другого, и главное, чтобы это все было честно. Тогда все получится. А народ устал слышать вранье, видеть весь беспредел и захотел изменений. На самом деле люди давно хотели перемен, но получилось так, что выросло мое поколение, которое перестало бояться выразить свою точку зрения. А моя мама, наверное, и сейчас скажет, что раз тихо в Беларуси, все стабильно, то ничего и не стоит менять.

Лукашенко кричит, что дал белорусам такие-то зарплаты, сделал для людей то и то. Так а ты, извини, по сути кто? Чистота городов – это не твоя заслуга, это заслуга в первую очередь людей. А тебе народ больше не доверяет.

– Как ты относишься к санкциям, которые ввела та же Америка?

– 20 января Байден вступил в должность президента США, и, думаю, от него последуют еще санкции, причем очень серьезные, в отношении России и Беларуси. И тогда у белорусов будет больше шансов, чтобы победить. Лукашенко же нужно откуда-то брать деньги для ОМОН.

– Ты вообще мог предположить, что августовские выборы обернутся такими последствиями?

– Нет, никогда такого и не подумал бы. Я как-то читал, что диктаторы не могут признать свою победу даже с 60 процентами голосов. Им нужно больше. Диктаторы считают себя почти королями, которых любят все. К сожалению, когда такие люди, как Лукашенко, дорываются до власти, они потом просто так ее отдать не могут. В итоге происходят подобные нынешним события.

– Ты сказал, что твои близкие и родные живут в Беларуси. Они за перемены или за Лукашенко?

– Не знаю ни одного человека, который голосовал бы за Лукашенко. У мамы не спрашивал, за кого она отдала свой голос. Скорее всего, она просто не пошла на выборы.

– Когда в стране сразу после выборов не было интернета и ты не мог ни с кем связаться, что испытывал?

– Честно, не понимал, что вообще происходит. Начал мониторить новости и быстро убедился, что в Беларуси творится что-то, мягко скажем, нехорошее. У меня есть знакомые, которых задерживали, которым доставалось от ОМОН, есть такие, кому давали штрафы. Определенно, давать штраф за фото с бело-красно-белым флагом в инстаграме – большей тупости не найти. Когда читаю, за что людям в Беларуси дают штрафы или сутки, просто не могу понять логику. Не понимаю, почему свидетели в суде сидят в масках и под чужими именами.

Кстати, в нашем городке месяца три-четыре назад умерла женщина, работавшая судьей. И провожать ее в последний путь пришло столько людей, что казалось, будто умер папа римский. Эту женщину очень любили, потому что она работала честно. Суды же в Америке независимые, поэтому судьи работают честно. В Беларуси такого нет и в помине.

– Ты знаешь о том, как в нашей стране с режимом борются спортсмены?

– Конечно. Слышал и о Фонде спортивной солидарности. Первое время, когда видел в соцсетях новости о том, что сделали спортсмены, делился этой информацией. Были моменты, когда я перечислял определенные деньги и в BSSF, и в другие фонды, чтобы помочь людям, которым ни за что дали штрафы. Да, я делал мало, но сколько мог.

– А как ты вообще смотришь на то, что олимпийские призеры, чемпионы в каком-то едином порыве встали против режима?

– Это очень круто, восхищаюсь этими людьми. Знаю, что среди них есть и Василий Хомутовский. Этот человек для меня всегда был авторитетом. Помню, когда меня вызвали в национальную сборную, я с Василием работал на тренировке и даже в какой-то мере боялся его. Очень рад, что Хомутовский высказывает свою позицию. Это очень круто.

– Но многие футболисты, да и спортсмены в принципе, молчат. Почему, по-твоему?

– Может, в меня полетят сейчас камни, мол, я защищаю людей, которые думают о своем финансовом благополучии, о месте в команде, поэтому молчат. Но, поймите, я привык к свободе, привык к тому, что каждый имеет право говорить или молчать. Поэтому я не могу как-то осуждать тех, кто предпочитает сохранить свою точку зрения при себе.


– В октябре задерживали баскетболистку Елену Левченко, которая в свое время играла в женской НБА. Об этом в США говорили?

– Да, такие новости всплывали, писали о Елене в прессе. Подавалось в таком контексте, что в Беларуси происходит что-то ужасное, если задерживаются такие люди, и это, безусловно, должно как можно скорее закончиться. И, действительно, я не понимаю, как просто за мнение можно сажать в тюрьму.

– Один сторонник действующей власти в Беларуси говорил, что в Америке спортсмены могут спокойно выражать свое мнение, потому что они не зависят от господдержки, в основном все деньги получают благодаря спонсорам.

– Я не понимаю разницы между спонсорством и господдержкой. Господдержка – это, по сути, деньги налогоплательщиков, белорусов. Соответственно, они помогают спортсменам. Если я расхожусь во мнении с государством, почему оно должно лишать меня финансирования? Что, нужно молчать, чтобы не потерять помощь? Да и ее дают не потому что я «ябатька», а потому что я спортсмен, который тренируется, пытается добывать медали для страны, повышать ее престиж. Разве это плохо?

– На протяжении всего интервью ты говоришь о Беларуси – «у нас», в «нашей стране».

– Несмотря на то, что я уже четыре года живу в США, остаюсь белорусом и патриотом своей страны, как и моя жена, которая родом из Слонима. Меня не устраивает нынешняя власть, а так бы я с радостью вернулся. Как мы шутим со многими ребятами-белорусами, прилетим домой первым же рейсом, когда Лукашенко не будет. У нас тут, к слову, достаточно выходцев из Беларуси, люди даже пытаются создать диаспоры, заводят группы и чаты. Народ собирается в парках, делится информацией друг с другом. И все как один говорят, что хотят вернуться в Беларусь. Но в ту, которой не будет править Лукашенко.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ