Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

«Надо было растить меня трусом». Мастеру спорта по карате за протесты грозит 8 лет


5 февраля 2021, 18:06
Фото: by.tribuna.com
Брестчанин Денис Марусевич один из почти 230 политических заключенных. Мастера спорта по карате и рукопашному бою, бывшего члена национальной сборной по карате взяли под стражу 11 сентября. 25-летнего спортсмена обвиняют в том, что он 10 августа в Бресте бросал куски асфальта из толпы протестующих в силовиков и дважды ударил ногой по крылу милицейской машины.

Ему инкриминируют статью Уголовного кодекса «Участие в массовых беспорядках». Сейчас Денис Марусевич находится в брестском СИЗО, ему светит до восьми лет лишения свободы.

Историю Дениса «Трибуне» рассказала его мама Людмила - о войне в городе, задержании сына, его службе в десантной бригаде и успехах в карате.

* * *

До лета 2020-го Денис Марусевич не был политически активным гражданином. Ходил вместе с родителями и братом на выборы, но не думал, что что-то в стране поменяется. Однако в прошлом году все перевернулось.

Денис посещал предвыборные пикеты Светланы Тихановской и надеялся, что после выборов жизнь в стране пойдет по-другому. Результаты голосования очень впечатлили спортсмена, и 10 августа он вышел в центр Бреста, чтобы вместе с другими жителями города высказать свое несогласие с цифрами. Так Марусевич оказался в самом центре противостояния белорусов и силовиков.

– Я знала, куда он пошел, – говорит Людмила. – Люди просто выходят показать свое отношение к тому, что их обманули. И 10 августа я тоже пошла, потому что не могла оставаться дома. Переживала за сына. Там, где был он, я не ходила, но там творилось… Мне было страшно. Там была война. Все в дымовой завесе, слышны разрывы светошумовых гранат. Возле ЦУМа были слышны выстрелы.

Денис с братом живут отдельно от нас с мужем, но в тот вечер он пришел домой. Спросила у него, зачем он туда пошел. На что он ответил: «А я не могу оставаться в стороне, когда перед строем ОМОНа на коленях стоят девочки и старики и просят их не бить, потому что они не враги. Я не могу себе позволить в такие моменты сидеть в барах и пить пиво, как некоторые. Не могу. Надо было растить меня трусом».

Я поняла, что мне нечего возразить. Ну что я скажу? Сынок, ты должен сидеть дома, пусть ходит кто-то другой? Это не про моего Дениса.

* * *

Денису 25 лет, из которых 19 он в спорте. Брестчанин мастер спорта по трем видам боевых искусств: карате, рукопашному бою и армейскому рукопашному бою. Но начиналось все с акробатики.

– Сын был очень энергичным ребенком, – вспоминает Людмила. – И чтобы как-то унять его прыть, с мужем решили отдать его в спорт. Выбрали активный вид, и в 6 лет отвели на акробатику. Но Денису все равно было мало тренировок. Он выходил из зала и «допрыгивал» в коридорах, а дома стоял на голове. Очень шустрый ребенок :).

Акробатикой Денис прозанимался три года, но когда его тренер перешел на бумажную работу, семья решила уйти в другую спортивную школу.

– Поехали в «Динамо», что на улице Гоголя, чтобы найти акробатику там, – продолжает мама спортсмена. – Недалеко от школы встретили мужчину в классическом костюме, который сказал, что акробатику мы там не найдем. Но зато там есть карате, и тренировка начинается совсем скоро. Оказалось, это был тренер Дмитрий Иванович Чебушев. Он пригласил Дениса и моего мужа посмотреть занятие, и они, несмотря на то, что я была против, приняли решение отдать сына в этот спорт.

Тренеру Денис сразу понравился. Он был растянут, скоординирован, подвижен. В итоге Чебушев определил сына в группу со старшими ребятами. Ему было 9 лет, а он занимался с теми, кому 13-14. Уже через год Денис выиграл чемпионат Беларуси по своему возрасту. И затем еще пять раз подтверждал это звание. Много побеждал и на других соревнованиях. Медалей и грамот у нас много. До ремонта дома была даже комната-музей наград сына :).

Вскоре Марусевич попал в национальную сборную Беларуси по карате, но там ничего существенного не выиграл: на чемпионатах мира и Европы обычно выбывал в третьем и четвертом раундах. Окончив школу, поступил в Брестский государственный университет, а после пошел в армию. Служил в 38-й Брестской отдельной десантно-штурмовой бригаде. Сперва как срочник, а затем остался на контракт. Из бригады Денис уволился 13 июля 2020-го.

– После окончания университета он прошел медкомиссию, и мы уже готовились к проводам, – рассказывает Людмила. – Но за несколько дней до них сын на соревнованиях в финале не очень удачно провел прием и повредил шею. Нужно было лежать в больнице, и армия прошла мимо. А весной, во время следующего призыва, его отправляли служить не туда, куда он хотел.

Ему светило быть водителем в ПВО в Барановичах, а он хотел служить в элитных войсках. ПВО для него это был зашквар. В общем, собрала все медали и грамоты, и мы вместе поехали в Брестский военкомат к военкому. Показала ему награды, Денис рассказал про себя и желание служить. В итоге его зачислили в разведроту 38-й бригады. Это самая элита. Там он переключился с карате на рукопашный бой.

Через год ему предложили остаться в бригаде на контракте, но Денис не хотел быть военным. Хотел, даже если оставаться, быть связанным со спортом. Ему пообещали, что в скором времени введут должность ответственного по спорту, и сын подписал контракт на два года. Сам же оставался в спортзале: тренировался и выступал на соревнованиях.

Однако денег у армии не было, и должность ответственного по спорту так и не ввели. Да и относились к спортсменам странно. Вот уже лет 12 проходит чемпионат СНГ по рукопашному бою. За все время никто из белорусов этот турнир не выигрывал. В 2019-м чемпионат проходил в Казахстане. Денис поехал и победил.

Все были очень довольны, замминистра очень нахваливал. Но когда они вернулись домой, всю команду попросили вернуть спортивные костюмы, а командировочных выплатили всего 60 евро. Вообще, получал сын там 800 рублей. В общем, Денис не видел перспектив и не стал продлевать контракт.

Знаю, что в августе в Бресте он видел на улицах среди силовиков людей из своей бригады и был очень этим разочарован. Говорил, что ему было противно. С некоторыми даже пообщался после. Но они ему отвечали, что были там просто так и никого не били. Не знаю, правда это или нет.

Читала про какого-то его сослуживца, который его якобы опознал. На каком-то милицейском сайте вышла статья, которая называлась: «Житель Каменецкого района приехал в Брест и решил поиграть в войнушку, встретив своего сослуживца». К статье было прикреплено видео, на котором стоит этот парень (его обвели кружочком) и где-то на заднем плане Денис. Но Денис его не знает.

Понимаете, сына в городе многие знают и здороваются с ним. И он всегда отвечает. 38-я бригада большая. Денис очень много выигрывал и его награждали перед строем. И его все знали в лицо, но он не мог знать всех. Видимо, этот парень его так и узнал. Милиция, кстати, предлагала очную ставку с ним, но адвокат с сыном отказались. Зачем она им, если Денис и так признал, что был 10 августа в центре Бреста.

* * *

Задерживали Марусевича дважды. Сперва 13 августа на трое суток, а через месяц пока насовсем.

– 13 августа к нам домой приехал ОМОН, – говорит Людмила. – Меня и мужа дома не было, а Денис с братом и друзьями находились в гараже. Приехали четверо омоновцев (они знают, что он мастер спорта по трем видам единоборств) и два следователя Московского РУВД и забрали его на беседу. Младший сын рассказывал, что Денис был спокоен: улыбался и даже махал рукой из машины.

Через пару часов ему дали позвонить. Сын сказал, что все хорошо, но он пробудет в милиции 72 часа. Потом говорил, его спрашивали о том, тренировал ли он протестующих и был ли он там вообще. Сын рассказал интересный диалог с допрашивающим его милиционером:

– А чего вы все туда ходили?

– Все понимали, что мы не голосовали за Лукашенко, а в итоге 80 процентов. Люди возмущены.

– Как не голосовали?

– Ну так. Все мое окружение не голосовало.

Первые сутки он сидел совершенно один. Рассказывал, что это было тяжелое время. Поговорить не с кем, в голове куча мыслей. Позже говорил: «Вы мне передали передачку. Ищу в хлебе, может, какую записку кинули – ничего. Чтобы хоть как-то отвлечься, читал надписи на упаковке от хлеба». Периодически в камеру заглядывали милиционеры: «Сидишь, думаешь? Ну думай-думай. Тебе грозит 8 лет». Такие вот угрозы.

Ровно через трое суток он вышел, и мы спокойно жили до 28 августа. В тот день мне позвонил младший: «К нам с братом на квартиру приходила милиция. Искала Дениса». А Антон у меня тоже не простой парень. В общем, в квартиру он их не пустил. Сказал, что только убрался в доме, а из-за коронавируса время тяжелое и так далее. Но Дениса они в итоге встретили на улице.

Сперва Марусевича отвезли в отдел экстремизма ГУБОПиК, а затем – в Следственный комитет. Домой каратист вернулся с бумагой о заведенном в отношении его уголовном деле и подпиской о невыезде. 11 сентября его вызвали на повторную беседу, после которой меру пресечения изменили и заключили Дениса под стражу.

– Никогда не забуду свое состояние в тот момент, – признается Людмила. – Мне 45 лет и до той поры я никогда не испытывала такого животного страха. Я сейчас вам об этом говорю и мне страшно. Больнее всего, что я не успела с ним поговорить до того, как он ушел. Сын не взял трубку.

Тем не менее, была уверена, что его отпустят, но когда шли часы, а вестей не было, стала волноваться. Не могла найти себе места. Телефон зазвонил через несколько часов. Смотрю на экран – незнакомый номер и понимаю, что все… Звонил следователь, который рассказал, что сыну изменили меру пресечения:

– Мы его закрываем.

– На основании чего?

– Он совершил преступление.

– Какое преступление? Он что, убил кого-то, что его надо закрывать?

– Вы сами знаете, что нет. Но он совершил преступление.

– Такое преступление совершила большая часть белорусов.

– Он совершил преступление.

Поняла, что с ним бесполезно разговаривать. Спросила, где он будет сидеть, и повесила трубку.

В заключении Денис больше четырех месяцев. Видеться с семьей ему не дают. Все общение – только через письма и рассказы адвоката.

– Последнее письмо получила 4 января, но датировано оно 31-м декабря, – отмечает Людмила. – Сейчас там [в СИЗО] тяжело с письмами: работает только один цензор. Видимо, не успевает все читать. Вот и накопилось.

Адвокат говорит, что с сыном все нормально. Денис не жалуется. Передает, что все хорошо. А по делу, как по мне, все плохо. Ему инкриминируют ч.2 ст. 293 УК («Участие в массовых беспорядках»). Но по ней Денис ничего не сделал.


Да, есть видео, где он переносил лавочку и два раза бьет ногой по крылу УАЗика, когда тот трогается с места. Но никаких погромов, поджогов и насилия. Эта статья не его. Адвокат хотел добиться переквалификации на более мягкую статью, но получил отказ.

Адвокат был у Дениса 15 января – они начали ознакамливаться с делом. Видимо, скоро будет суд. Интересно, что всех судят группами, как будто у них был какой-то сговор. Но сын из тех, кто с ним еще проходит по делу, никого не знает. Никого.

Денис не преступник. Понятно, что мама всегда будет хвалить сына, но выражение «мухи не обидит» – это точно про него. Сын над этой мухой будет сидеть и думать: как бы ее так словить, чтобы не убить, а выпустить за окно. Может, вид спорта заставляет людей видеть в нем преступника и злого человека.

Люди думают, что каратисты и рукопашники жесткие люди. Но карате – неконтактный вид спорта, там надо думать, как нанести удар в голову так, чтобы в нее не попасть. Еще раз хочу сказать: сын не преступник. Он просто небезразличный человек.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ