«Современные дети… Ой, это очень тяжело: они очень много знают». Как не поссориться из-за воспитания?


12 марта 2020, 17:27
Родители запрещают ребенку смотреть мультики – а у бабушки с дедушкой нет никаких ограничений. Или наоборот: мама с папой прогрессивные и либеральные, а бабушка предпочитает ставить в угол и угрожать ремнем. И все в этих историях очень любят детей. Но могут ли разные поколения прийти к компромиссу?



CityDog.by предлагает также текстовую версию своего ролика.

– Я ей, может быть, позволяю чуть больше, чем ее родители, за что получаю потом от них, конечно, – смеется Александра Шестакова, бабушка и создательница женского клуба «Своя среда». – Когда я говорю что-то сыну, он мне говорит: «Да-да-да, вот ты ее и портишь!»

– У бабушки я могу смотреть сериалы допоздна, назовем это так, – говорит ее внучка Ксения Шестакова. – Могу съесть какую-нибудь пачку чипсов, мармеладку, мороженое, которое родители не покупают, потому что оно не стоит таких денег, как они думают.


– Современные дети… Ой, это очень тяжело, потому что они очень много знают, – вздыхает Татьяна Артимович, бабушка троих внуков.


«Человек старой закалки»

– Мама не привыкла, чтобы взрослые не были авторитетом, – говорит ее дочь Елена Судиловская, сама ­– мама двоих сыновей. – Она, знаете, как человек старой закалки, у нее свое мнение, опять же, мы с ней очень разные по взглядам.

– Я помогаю дочери во всем: и в бытовом плане, и в воспитании, – говорит Татьяна Артимович. – В тот же садик – забрать, они поздно приезжают. Мама-то может забрать уже попозже, но я стараюсь пораньше, чтоб еще можно было погулять с ребенком сходить.

– Я живу с мамой в одной квартире – с внуками она с рождения, – объясняет Елена Судиловская. – У нее, как у всех людей ее поколения, есть определенные постулаты: нужно делать так, так и так.

– Когда первый внук рос, мне все не нравилось вот, как она больше кормила растворимыми кашками, – говорит Татьяна Артимович. – Я считала, что можно сварить, мол, приготовить и покормить.

– Мама рассказывала, что в два месяца она уже давала нам соки, – приводит пример Елена Судиловская. – Я же своим детям до 6 месяцев вообще ничего не давала, кроме смеси или молока грудного.



– Вот, допустим, он сидит до последнего в том же телефоне, потом бежит делать уроки, – приводит другой пример Татьяна Артимович. – Я ему всегда говорю: пожалуйста, сделай уроки и сиди хоть ты я не знаю что.

– Сейчас авторитет нужно заработать. И тебе еще надо постараться это сделать, – объясняет Елена Судиловская. – «Почему я должен делать уроки?» – «Потому что я так сказала», – говорит бабушка. «И что?» – сказал Женя. И вот тут немая пауза, как в «Ревизоре» у Гоголя.

– Дочка всегда говорит: «Что же я его, ремнем буду бить?» – говорит Татьяна Артимович. – Нет, не надо ремнем бить. Можно другим каким-то способом наказывать. Забери там на какое-то время планшет.

– Мне не нравится слово «наказание» – ну в принципе я его не люблю, – объясняет Елена Судиловская. – Если есть какой-то конфликт, если ты хочешь показать, какой ты большой и бессильный, накажи. А если ты хочешь вообще получить какой-то результат положительный, то тебе придется для этого очень хорошо поработать. И это будет не наказание.

Вы подарили ребенку телефон. Это его личная вещь. Как ты можешь его забрать? Ну вот я сейчас приду, не знаю там, к соседке и заберу у нее телефон. Действие-то будет одно совершенно.


– Жене уже 11 лет. И я считаю, что в этом возрасте уже должны быть какие-то обязанности у ребенка – допустим, дома, – говорит Татьяна Артимович. – Ту же свою кровать он должен застилать хотя бы за собой. Убрать одежду за собой он должен.

– «Женя, сложи, пожалуйста, у себя на столе книги». – «Мам, но мне это не мешает работать». Но ему это не мешает работать. Он прекрасно делает домашние задания, – приводит пример Елена Судиловская. – И ты там думаешь: и что ты пристала? Потому что «надо, чтобы на столе был порядок».

– Раньше, знаете, по принципу: «Я взрослый, я главный, я вожак стаи – а ты сиди и помалкивай». Сейчас, знаете, теперешние дети – с ними так не проходит, – объясняет Александра Шестакова. – И те родители, которые сохранили вот этот авторитарный стиль, они проигрывают.


Это какой-то конфликт поколений! Откуда он вообще взялся?

– Наши дети уже были другими, – говорит Татьяна Артимович. – А внуки наши вообще будут другими.

– У поколения моих родителей, которые пережили голодные годы во время войны, послевоенные, какая была задача перед нашим поколением? Накормить, – объясняет Александра Шестакова. – Уже у нашего поколения по отношению к нашим детям была главная задача – дать образование.

У теперешнего поколения по отношению к своим детям – у них несколько иная задача. Они выросли в 90-х, они видели, как родители – то есть мы – убивались на 2-3 работах, как был дефицит в игрушках, как что-то купить – это был праздник, начиная с детских колготок. У них девиз другой – лишь бы не так, как у нас.

Нас воспитывали, что мы должны. Мы должны помогать родителям, мы должны любить Родину. У теперешнего поколения, воспитанного современным психологами, главное что? Мы никому ничего не должны.


– Сейчас объем информации настолько меняется… в короткие сроки, что у нас, может быть, за всю жизнь столько не поменялось, сколько меняется сейчас у детей, может быть, за месяц, – говорит Александра Шестакова.

– Они задают много вопросов, – говорит Елена Судиловская. – Не просто там «почему солнце светит?». Они задают много вопросов: в принципе, зачем это делать? А что произойдет, если я этого не сделаю? У них другое мышление. Они не готовы уступать такие границы. И это правильно. Потому что они вырастут достойными, свободными людьми.

Принять новое мышление бабушкам и дедушкам может быть тяжело – они привыкли воспитывать детей по-другому, да и не готовы к быстрым изменениям. Но если кто и помогает родителям с детьми, то это бабушки и дедушки. По данным исследования семейных отношений белорусов, те, кто получает помощь в воспитании детей, в двух третях случаев получает ее от родителей мамы или папы ребенка. То есть от бабушек и дедушек. Так что договариваться о воспитании все равно придется.


«Мне кажется, это невозможно. Только ругаемся все время!»

– Самое важное, что должно быть у бабушки, – это ее любовь к внукам. Все остальное приложится, – говорит Елена Судиловская. – Когда, знаете, начинают ругаться мама и бабушка, внуки сначала ничего не понимают, а потом учатся этим пользоваться. И это совершенно не полезный опыт для их жизни.

– Если у ребенка атопический дерматит и ему нельзя категорически какую-то еду, а бабушка втихаря дает – ну, это вредительство, и не только здоровью ребенка, но в том числе и психике. Когда бабушка делает что-то наперекор родителям, тем самым она вредит авторитету родителей. Все-таки ребенок должен понимать, что последнее слово за родителями. И бабушки это должны понимать. И дедушки, естественно, – говорит Татьяна Артимович. – Даже когда мы ездили отдыхать вдвоем с внучкой, прежде чем сказать ей об этом, что я хочу ее с собой взять, я позвонила родителям, спросила, не против ли они. Это родители, и самые главные они у детей в жизни. Даже если родители неправы. Даже если они не так что-то сделали. И, даже если бабушка сто раз права, ребенку об этом говорить нельзя. Говори об этом с родителями.

– У меня мама умеет слышать. И слушать умеет. Она может со мной не соглашаться, но она понимает, что это моя точка зрения и, собственно, мое право. Она всегда может сказать: я посмотрю, что из них вырастет. То есть, у меня, знаете, такая цель – вырастить достойных детей. Чтобы мама посмотрела.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ