«Она постоянно жаловалась, что болит голова, вплоть до тошноты». Как понять, что вашему ребенку лучше учиться дома?


13 марта 2020, 20:02
Вы наверняка можете вспомнить какую-нибудь противную школьную историю: как влепили «двойку» за то, что не так посчитали клеточки, или даже травлю кого-нибудь в классе. В Беларуси общее среднее образование обязательное – но вот в школу при этом можно не ходить. Если вам не очень хочется отдавать туда ребенка – как понять, будет ли ему лучше учиться дома?



CityDog.by также приводит текстовую расшифровку для тех, кто не хочет смотреть видео.

– Какая она была в дошкольном возрасте: она прибегала ко мне с книжками, с журналами, «мама, давай позанимаемся», более открытая была, любознательная, – рассказывает Светлана Исаева, мама троих детей, старшая дочка учится дома. – В первом классе это еще сохранялось. Но уже второй, третий – уже все меньше и меньше, уже вплоть до отвращения к урокам.

– Мы імкнёмся зберагчы нашых дзяцей ад нейкіх складаных рашэнняў і нейкіх складаных абставінаў, – говорит Анна Северинец – учительница, которая к домашнему обучению относится с осторожностью. – Але насамрэч чалавек сталее, чалавек расце, чалавек становіцца асобай толькі тады, калі ён пераадольвае нейкія складанасці.


Но как мне понять, что ребенку лучше учиться дома?

– Старшей 10 лет, и она учится в четвертом классе. Возможно, у нее какая-то чувствительность к шуму, потому что она постоянно говорила, что дети очень шумят, «мне болит голова, и плохо себя чувствую, вплоть до тошноты». И жалобы почти каждый день были, она звонила мне на переменах, – делится своей историей Светлана Исаева. – Мы ходили к врачу, конечно же, думали, может, что-то со здоровьем. Но врач говорит: может быть, психосоматика, обратите на это внимание, может быть, травля какая-то.

Мы общались с ребенком – никакой травли нету. Попробовали поучиться дома. Со здоровьем стало лучше. Настроение тоже улучшилось.


– Один день мы занимаемся дома, другой день мы можем заниматься у бабушки, можем заниматься в кафе, ждем хорошую погоду, чтобы заниматься где-то можно было в парке. Вначале было тяжело, потому что мы не знали, к чему готовиться, что нас ждет на этих контрольных. И мы жили по школьному расписанию, у нас был график. В первой половине дня делали задания, был план.

Сейчас уже я поняла, с какой скоростью нам надо учиться, и поэтому у нас уже нету такого расписания строгого школьного, мы уже делаем то, что нам интересно сегодня. Допустим, нет настроения у нас сегодня заниматься математикой – будем больше делать упор на устные предметы.

Мне кажется, характер даже у нее стал немножко меняться. Более ответственная, более самостоятельная – она уже начала планировать свой день.


Получается, можно просто перестать ходить в школу?

– Мы указали в заявлении причину, что у ребенка вторая смена и нам неудобно ее возить в город с маленьким ребенком, – говорит Светлана Исаева.

Есть разница между домашним обучением и обучением дома по индивидуальному плану. Первого можно добиться только по медицинским показаниям – тогда к ребенку будут ходить школьные учителя.

На обучение по индивидуальному плану теоретически может перейти любой ребенок. Практически решение принимает администрация школы, и ей желание учиться дома нужно как-то обосновать. Например, ребенок очень одаренный, или часто ездит на соревнования, или семья много переезжает.

– Калі што раптам здарыцца з гэтым дзіцёнкам на хатнім навучанні – ад траўмы і да, прыкладам, нейкіх асацыяльных учынкаў (а ў нас асацыяльных учынкаў – нават калі ты без флікера прайшоў, ты ўжо асацыяльны), – адказнасць на дырэктары, дзе ляжаць дакументы гэтага вучня, – говорит Анна Северинец.

– І таму тут трэба іх таксама разумець, і трэба, канешне, з імі весці гутарку не ў гістэрычных танах: «Я хачу на хатнюю адукацыю! Усё тут!» А спакойна, канструктыўна, з тлумачэннямі, з гарантыямі нейкімі. З бясконцымі паперкамі, што мы бярэм на сябе ўсю адказнасць, каб дырэктар адчуваў сябе спакойна.


По индивидуальному плану можно учиться как угодно: самому, под руководством мамы, папы, дедушек и бабушек или репетиторов, ходить на кружки или платные занятия. А можно и ходить в школу на отдельные предметы, главное – вовремя сдавать все контрольные.

– Часцей за ўсё бацькі бягуць, канешне, ад зарэгулявансці, ад адсутнасці свабоды, ад праблем невырашальных, якія яшчэ і правакуюцца настаўнікамі, – говорит Анна Северинец.

– Родители тех детей, которые учатся дома, обычно приходят выгоревшие, потому что на построение этого процесса требуется довольно много ресурсов: это финансовые ресурсы, эмоциональные и временные, – рассказывает психолог Наталья Ященко. – И чем старше ребенок, чем больше класс, тем может потребоваться больше денег на обучение: это дополнительные какие-то кружки, это дополнительные репетиторы, учебники, курсы.

И тут важно сесть и оценить свои ресурсы. То есть очень грамотно подойти к этому процессу планирования.


«А еще ребенок сидит дома и не социализируется. Потом общаться с другими детьми не сможет!»

– Она ходит на кружки, это английский язык и «Школа архитектурного мышления» – там она общается, у нее свой круг общения, – делится опытом Светлана Исаева. – В школе не скажу, чтобы она обзавелась хорошими друзьями – возможно, ей не повезло.

– Что такое социализация? – спрашивает Наталья Ященко. – Это получение навыков общения, построения отношений в обществе. И построить этот навык можно в любой среде, где есть адекватные взрослые люди. Через них, общаясь с ними, ребенок учится выстраивать отношения с другими.


– Это может быть и школа, это может быть кружок – по плаванию, по лепке, по пению. Это могут быть какие-то клубы по интересам, какие-то мастер-классы, – говорит Наталья Ященко. – Социализации ребенок обучается, даже если к маме-папе приходят гости, они общаются, пьют чай.


Так что, если в школе не нравится – лучше написать заявление и учиться дома?

– У нас на хатняе навучанне сыходзяць і тыя дзеці, дзеля якіх гэта было б правільным рашэннем, і тыя дзеці, у якіх проста занадта трывожныя мамы і не даюць ім пасталець, – предостерегает Анна Северинец. – Трэба разумець, дзе сапраўды ў дзіцёнка ёсць складанасці з калектывам, таму што ён такі, а дзе ў яго проста звычайныя чалавечыя рэчы, калі ты сутыкаешся з іншымі – ты абавязкова атрымліваеш нейкія мікратраўмы, і ці не трэба іх пераадольваць замест таго, каб ад іх сыходзіць?

В Беларуси работает около трех тысяч школ, в которых учится примерно миллион школьников. Статистики о том, сколько точно детей перешло на индивидуальный план, нет, но обычно говорят о сотнях учеников или о доле процента.

В Украине, например, дома учится 54 тысячи школьников – где-то 1,5% от всех, в России – 85 тысяч, примерно 0,5%. В мире нет однозначного отношения к обучению на дому: например, в Нидерландах, Германии или Швеции учиться дома можно только по очень уважительной причине, а вот в США, Великобритании, Канаде или Австралии нет никаких проблем с тем, чтобы перейти на обучение дома, – было бы желание.


– Часто в домашнем обучении больше нуждаются родители, чем дети. Часто это бывают последствия каких-то собственных травм. Это могла быть травля, какие-то сложности в учебе, которые непреодолимы были, это сложности в построении отношений с учителем, – говорит Наталья Ященко.

Важно успевать смотреть на своего ребенка: а такой ли он, как я? Так ли ему сложно строить отношения? Такой ли у него будет учитель, как у меня? Такая ли школа?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ