Лебедько: Первые честные выборы диктатор с треском поиграет


24 февраля 2016, 10:37
У белорусской диктатуры нет будущего. Об этом лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько заявил в интервью украинскому каналу ТСН.ua.

- Что именно заставило предпринимателей выходить на митинги?

- Это связано, в первую очередь, с экономическим и финансовым кризисом, который с каждым днем будет все более чувствительным для граждан Беларуси. Один пример – в 2014 году валовый внутренний продукт Беларуси составлял 76 млрд долл. В 2015 году эта цифра скукожилась до 54 млрд долл. Это означает, что из расчета на душу населения каждый белорус стал беднее на две тысячи долларов. 2016 год начался с того, что рост на услуги ЖКХ составил от 40 до 70% при том, что зарплата фактически заморожена.

У нас жесткий кризис. Белорусские товары не продаются. Цены в соседней Польше на 30-50% дешевле. Я уже не говорю об Украине. Я вот путешествовал после нового года во Львов. Я от цен в Украине получал удовольствие по сравнению с тем, что мы имеем в Беларуси. И вот кто-то надоумил Лукашенко, что, если он уничтожит индивидуальных предпринимателей, которые привозят товар из России, Китая, Турции – это будет рассветом легкой промышленности, и все белорусское будет продаваться.

Это, конечно, тупик. Наоборот индивидуальные предприниматели платят налоги в отдельных регионах до 30%. И они помогают людям в тяжелое время просто выживать.

Так что сегодня мы переживаем войну власти с индивидуальными предпринимателями. Лукашенко стоит на государственной монополии нескольких олигархических семей. Чем завершится эта борьба, покажет время.

- Какая конечная цель этих акций протеста?

- Мы говорим не только о конкретном указе, который ущемляет индивидуальных предпринимателей. Мы говорим о банкротстве экономической модели. Нужно менять экономический курс, проводить структурные экономические реформы. Вот в этом проблема. Мировой кризис не имеет никакого отношения к тому, что происходит в Беларуси в силу того, что наша экономика мало завязана на мировой экономике. Мы завязаны на российский рынок, мы завязаны на дешевые энергоносители РФ. Это правда. Поэтому то, что говорит сегодня власть о том, что это, дескать, внешний фактор мирового рынка – это все от лукавого.

Надо менять экономический курс. Возможно, ли это сделать с Лукашенко? Это большой вопрос. Я думаю, что, если бы у нас была возможность провести относительно честные свободные выборы, Лукашенко проигрывает с треском. Посмотрим, что будет через четыре месяца, когда будут парламентская кампания, потому что надо будет в массовом масштабе фальсифицировать итоги. Люди не будут голосовать за экономическую политику, из-за которой они становятся в два раза беднее, а цены возрастают кратно.

- Мы смотрели трансляцию митинга. Как мне показалось, предприниматели и активисты вели себя намного уверенней, нежели это было пару лет назад. Да и лидеров протестов тогда активно задерживали. С чем связано такое поведение представителей правоохранительных органов и спецслужб?

- С одной стороны индивидуальные предприниматели – это не революционеры. Еще в прошлом году при слове "площадь" их начинало слегка трясти. Они говорили, что они вне политики. Но когда это коснулось непосредственно их, их выживания, то понятно, что меняется риторика. Они (стают) гораздо более радикальны, чем еще несколько месяцев назад. С другой стороны, приходится по метру отвоевывать пространство свободы и пространства без страха, потому что 20 лет Лукашенко создавал систему "коридор", по которой люди шли, справа и слева стояли охранники, и было ощущение, что их не ударят сейчас, но могут ударить. Это психологически очень сильный фактор воздействия на людей.

То, что не пытаются брутально разгонять представителей оппозиции, говорит о том, что Лукашенко не всесилен. Он действительно переживает очень сложные времена. Сейчас он может выжить лишь, когда откроются кредитные линии МВФ, инвестиционные программы ЕБРР. На это он сегодня уповает.

Россия, которая в лучшие времена дала ему до 15% ВВП - это были российские дотации - сегодня сама в состоянии кризиса. Они не могут помогать своему союзнику, как это делали несколько лет назад. Лукашенко вынужден поворачиваться лицом к Европе, но не с точки зрения демократизации внутри страны, а чтобы получить кредиты и пережить это время. Лукашенко не изменится. Свою стратегию он не поменяет. Он никогда не был и никогда не будет защитником суверенитета своей страны, но он будет всегда защищать свою собственную власть. Это правда.

- Протест предпринимателей носит под собой социальный подтекст, однако на акции было явным влияние политиков. Тем более оппозиционных. Участников не смущает присутствие политических деятелей на протесте?

- Наверное, есть разное восприятие, но, чем дальше идет время, тем позитивнее отношение, потому что пока они не готовы к самоорганизации. Это раз. Во-вторых, какую тактику избирает власть? Они точечно реагируют на тех предпринимателей, которые делают заявку на лидерство, ведь такие акции происходят повсеместно по всех регионах, когда по 200-300 человек приходит к местным администрациям. Прежде чем они туда пришли, кто-то сказал: "Давайте мы туда пойдем и организуемся". Вот этих людей они вычисляют, и в отношении их допускается каток.

Я знаю уже несколько конкретных случаев, когда действие КГБ привело к тому, что люди очень сильно напуганы и не проявляют активности. В этой ситуации политики просто обязаны подставить плечо индивидуальным предпринимателям, которые раньше с такой проблемой не сталкивались. Одно дело читать об этом в книгах, а другое – столкнуться на практике.

- Наблюдателям со стороны может показаться, что белорусские власти после некоторого потепления отношений с ЕС и снятия санкций несколько поубавили свой пыл по борьбе с оппозицией. Так ли это?

- Никаких санкций в отношении Беларуси и граждан не было. Были точечные финансовые и визовые ограничения в отношении Лукашенко и его ближайшего окружения. То, что было сделано – это подарок Лукашенко и его братии. Он может путешествовать вместе с Николаем-младшим в европейские столицы. Для него важно не быть изгоем. Но это не затрагивает совершенно ситуацию внутри страны: как не было независимого суда, так его и нет; как не было парламента и у людей права выбора на выборах, так его и нет; как был жесткий контроль в экономике, так он и остался. Никаких изменений не произошло.

Что изменилось, так это геополитические факторы, включая ситуацию в Украине, которая действует и на позицию Брюсселя, и на поведение Лукашенко. Безусловно, Лукашенко боится Путина, но он 20 лет выстраивал отношения с Кремлем таким образом, что стал очень сильно зависим. Отношения Путина и Лукашенко – это на самом деле борьба за длину поводка, на котором находится Лукашенко от Путина. Лукашенко хотел, чтобы этот поводок был длиннее, а Путин, чтобы он был короче.

- Какое Ваше отношение к снятию санкций?

- Время для такого решения выбрано не лучшее. Мы находимся на расстоянии 4-5 месяцев от парламентской избирательной кампании. Такой шаг демотивирует Лукашенко что-то менять. Зачем мне вносить в избирательный кодекс, если вы меня и так принимаете с моим уставом. Во-вторых, это вносит сумятицу в головы проевропейски настроенного электората. Для них Лукашенко – это правитель. Они слышали, что для Европейского Союза два года назад это был последний диктатор Европы. Год назад – предпоследний. А что изменилось в 2016 года, они просто понять не могу. Это просто дезориентирует проевропейски настроенный электорат перед парламентской кампанией.

Подчеркиваю, время для этого выбрано не лучшее. Мы предлагали оставить этот вопрос в замороженном состоянии до парламентской кампании. Вот когда пройдет парламентская кампания, мы посмотрим, насколько есть возможности, чтобы люди выбирали, а не назначали в очередной раз им депутатов. Тогда можно адекватно среагировать на решения, которые принимались сейчас в Европе.

- Лукашенко длительное время, до начала военной агрессии России против Украины считали диктатором №1. Сегодня он таким остается либо он отдал первое место хозяину Кремля?

- Да, действительно он был последним, а стал предпоследним. Для белорусов это не имеет какого-то глобального значения. Мы не боремся, чтобы быть в Книге рекордов Гиннесса по диктаторам. Но действительно, акценты несколько расставлены. Геополитика сегодня влияет на real politic. Это, действительно, правда. С другой стороны, вот так называемые санкции, как вы их называете, подталкивают самих белорусов возлагать больше ответственности на себя. Сюда не приедет бригада строителей светлого будущего ни из Польши, ни из Литвы, ни из Чехии. Это ответственность на совести белорусов. Если они считают, что экономическая политика, которую проводит экономическая власть неадекватная, то что мы все больше и больше скатываемся в пучину кризиса, значит, они должны на это реагировать. А если у нас нет права выбора, то мы должны за него бороться.

- А Вам не кажется, что приезд Владимира Путина 25 февраля может дать и властям, и людям определенные меседжи. Например, о том, что может быть какое-то наполнение бюджета, выделение кредитов, очередные скидки на энергоносители? Чего лично Вы ожидаете от этого визита?

- Во-первых, Владимир Владимирович давно уже не "Дед Мороз", и мы понимаем какая экономическая ситуация в РФ. Во-вторых, вот в этой мышеловке бесплатного сыра все меньше и меньше. И если будут какие-то шаги на встречу Александра Лукашенко, чтобы поддержать его систему-тупик, то за это придется чем-то платить. Расплачиваться... Ну, остатками фамильного серебра, которое есть сегодня у Беларуси либо открытием новых военных баз в России. Что первое, что второе это сыр в мышеловке.

- Насколько реально достичь договоренности по вопросу увеличения военного присутствия России? Будут ли, по Вашему мнению, реагировать на это европейские страны. Как это отобразится на безопасности в регионе?

- Ну, не могу говорить за Украину и за Европейский Союз, но на безопасности Беларуси в лучшую сторону это никак не отражается. Наоборот, появление военной базы, военного объекта РФ на территории Беларуси - это резкие угрозы. Не дай Бог, возникнет какая-то конфликтная ситуация, я думаю, что это понятно подавляющему большинству граждан, независимо от того как они относятся к белорусской власти.

Во-вторых, уроки Крыма показывают, что это может быть и таким Троянским конем. Я думаю, это понимает и Лукашенко, потому что, больше всего, конечно, он любит и ценит свою собственную власть. И то, что он напуган тем, что сделала Россия в Украине, это, безусловно, так.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ