Стерильная палата и методы доктора Лукашенко

Валерий Карбалевич, Свободные новости

Стерильная палата и методы доктора Лукашенко
Валерий Карбалевич. Фото: Evdokimova, DW
Итак, выборы в Палату представителей прошли по традиционному белорусскому сценарию. Вместо реального волеизъявления народа — не очень талантливая имитация, бутафория, профанация.

Это, собственно, не выборы, а техническая, бюрократическая процедура. От граждан требуется лишь прийти к урнам и «выполнить свой гражданский долг». То есть исполнить ритуал, в рамках которого не народ избирает власть, а власть избирает сама себя, используя народ в качестве необходимого декора.

Тем не менее нынешняя избирательная кампания имела свои особенности. Это и большая, чем прежде, апатия населения и, что особенно важно, массовое недоверие населения к власти.

Была попытка использовать выборы для артикуляции конкретных проблем регионов и разных социальных групп. В качестве примера можно привести противников аккумуляторного завода возле Бреста, матерей, протестующих против жесткости приговоров их детям по «наркотическим статьям». Заметна более активная презентация молодежной повестки дня.



В этот раз, впервые за долгие годы, в выборах участвовала радикальная часть оппозиции, объединенная вокруг гражданской кампании «Европейская Беларусь». В столице она изрядно пошумела, проведя даже митинги и шествия.

Политическое руководство стремилось максимально мобилизовать госаппарат для воздействия на общество. Во многих округах было выдвинуто по два провластных кандидата, чтобы было больше возможности для общения с населением. Причем, в отличие от предыдущих выборов, они активно участвовали в агитационной кампании.

На падение доверия населения к власти последние ответили традиционным способом: стали реализовывать жесткий сценарий проведения выборов, включили репрессивный механизм. В участковые избирательные комиссии допустили меньше представителей оппозиционных партий, чем прежде. Кандидатов оппозиции массово не регистрировали, выносили предупреждения, 15 человек сняли с выборов, не пропускали критические выступления по ТВ. Давно уже силовики в штатском не нападали на участников шествия, журналистов. Милиция даже ухитрилась задержать съемочную группу немецкого телеканала ARD.

Главной проблемой для властей в ходе этой избирательной кампании было обеспечение необходимой явки избирателей. Явка - это единственное, что могли проконтролировать независимые наблюдатели.


Количество людей, пришедших на избирательные участки, легко посчитать.

Власти понимали, что лучше всего обеспечить высокие цифры явки в ходе досрочного голосования. В основной день выборов 17 ноября на участках было больше наблюдателей, включая иностранных, поэтому накручивать явку в это время не очень удобно. А в ходе предварительного голосования такой процесс менее заметен.

В итоге за пять дней в досрочном голосовании приняли участие 35,77% избирателей. Это рекорд для парламентских выборов. В предыдущей кампании в 2016 году досрочно проголосовало 31,5%. Независимые наблюдатели из кампании «Право выбора» утверждают, что явка была завышена более чем в два раза. Любопытно, что на многих участках избиратели просили у избирательных комиссий справки о досрочном голосовании, чтобы отчитаться перед начальством на работе.

Итоговое количество проголосовавших тоже оказалось рекордным. Согласно данным ЦИК, явка на выборы составила 77,22%. Это больше, чем на выборах в Палату представителей в 2016 г., 2012 и 2008 годах. Власти решили, что поскольку социальная конструкция шаткая, то гвозди надо загонять по самую плешку.

Но эту благостную картину портили независимые наблюдатели. Обнаруженные ими факты фальсификаций имели большой резонанс в социальных сетях. Поэтому власти объявили им непримиримую войну, наказывали не фальсификаторов, а тех, кто призывал к соблюдению закона.

Карт-бланш на нейтрализацию независимых наблюдателей, которые разоблачают нарушения в ходе выборов, дал сам Лукашенко. Отвечая в течение полутора часов на вопросы журналистов на избирательном участке 17 ноября, он единственный раз сорвался, перешел на повышенный тон, когда его спросили именно о независимых наблюдателях. Президент сравнил их с фашистами, угрожал, пообещал разобраться с ними после выборов: «Если какой-то, извините меня, мудак или придурок начинает бросаться на избирателей, чтобы ему вставили мозги так, чтобы ему больше не хотелось. Вы понимаете, как это умеют милиционеры делать ... Отвернем голову и повыворачиваем руки тем, кто будет таким образом себя вести ... Я отдал распоряжение милиции и спецслужбам пресекать жестко такие вещи».

Такая агрессия против не уличных демонстрантов, а всего лишь независимых наблюдателей свидетельствует о том, что Лукашенко чувствует проблему с легитимностью государственных институтов. На фоне заметного падения в обществе рейтинга власти, подрыв доверия к результатам выборов может создать нежелательный политический коктейль накануне президентской кампании, о которой он в очередной раз вспомнил. Отсюда и такие угрозы.

В итоге десятки независимых наблюдателей были удалены с избирательных участков.

Результатом жесткого сценария проведения выборов стал стерильный парламент. Теперь там ни в верхней, ни в нижней палате нет представителей оппозиции и гражданского общества.

Опыт предыдущего состава Палаты представителей, где два независимых депутата (Анна Канопацкая и Елена Анисим) пытались, пусть и осторожно, проводить свою повестку дня, оказывается, напугал власть. Ибо любой депутат, выделяющийся на общем сером фоне, создает нежелательный резонанс, усиливающийся с помощью социальных сетей. Лукашенко посчитал, что в ситуации резкого падения доверия общества к власти даже слабый шум с парламентской трибуны становится опасным.

С другой стороны, президент считает, что больше нет особой необходимости играть в демократию с Западом. Отношения с ним разморожены, ЕС снял санкции, а США — приостановили. Проблема прав человека фактически вынесена за скобки отношений официального Минска с европейцами и американцами. Геополитика и вопрос независимости Беларуси вытеснили остальные проблемы. Страны ЕС де-факто признали парламент Беларуси, сюда едут парламентские делегации, они встречаются с местными депутатами. Никаких больших перспектив конвертировать прогресс на выборах в практические дивиденды от сотрудничества с Западом в ближайшее время не видно. Власти посчитали, что риск от появления оппозиции в парламенте больше, чем возможные выгоды от сотрудничества с ЕС и США.

Во время визита в Австрию на минувшей неделе Лукашенко весьма агрессивно и напористо критиковал западную позицию по вопросу демократии и всячески демонстрировал, что теперь отношения с Западом будут развиваться на условиях официального Минска.

Логика властей понятна. Чем меньше поддержка общества, тем более жестким становится политический режим. Возрастает силовой фактор удержания власти.

Давление со стороны России не побуждает власти искать поддержки населения. Наоборот, оказавшись в ситуации конфликта с Москвой, Лукашенко хочет иметь свободу рук, избавиться от всякого давления и влияния со стороны общества.

Система Orphus
поделиться