"Принять венец смиренно согласится"

Вадим Казначеев, для UDF.BY

"Принять венец смиренно согласится"
Фото: president.gov.by
«Парламентские „выборы” – это репетиция главных „выборов”», – в очередной раз повторил Александр Лукашенко после того, как проголосовал (он про эту репетицию говорил в преддверии и по ходу кампании несколько раз, и с этим не поспоришь, так и есть). Слово «выборы» сам Лукашенко на письме в кавычки бы не взял, будь это на публику – однако он лучше, чем кто-либо другой, знает, что на самом деле писать стоит именно в кавычках, ибо он и установил систему, в которой реально никаких выборов нет. При этом «батька» весьма настойчиво повторил ещё одну мысль: на этих самых главных «выборах» он будет баллотироваться лишь в случае, если сами граждане Беларуси его об этом попросят. В свете этого можно сделать предположения, каким будет сценарий президентской кампании.

По поводу своего выдвижения в будущем году на шестой срок (если быть точными, то на шестой с половиной, т.к. на «референдуме-96» он просто прибавил себе 2½ года на высшем посту) диктатор заявил следующее: «Это вы думайте, выдвигаться мне на этих выборах или нет... Пожалуйста, придите и скажите: послушай, президент, ты ещё здоров... Так вот, вы сами должны прийти и сказать: „Баллотируйся, пожалуйста!”... Если не попросите – я никогда не буду выдвигать свою кандидатуру».

Вот оно как! Попросить должны.

В начале пушкинской трагедии «Борис Годунов» князь Шуйский предсказывает, как далее будут развиваться события, – после того, как народ организовали, чтобы просить Годунова, двенадцать лет фактически уже правившего государством, венчаться на царство:

«Борис ещё поморщится немного,
Как пьяница пред чаркою вина,
И наконец по милости своей
Принять венец смиренно согласится;
А там – а там он будет нами править
По-прежнему».


Со времени действия минуло четыре с гаком столетия; притом на нашей земле, в Великом Княжестве, эдак, как в Московии, и тогда не было – а вот поди ж ты. Очень похоже.

При этом теперешние белорусские власти, и в первую очередь сам Лукашенко, вышли отнюдь не из гоголевской «Шинели», а из шинели, скорее, будёновской. Сиречь, советской. На советских образцах они воспитаны и ими руководствуются. А в Советском Союзе ведь вечно всё делалось не просто так и, Боже упаси, не потому, что начальству так выгодно, а «по многочисленным просьбам трудящихся». Неважно, что эти самые трудящиеся могли костерить ядрёными матюгами советскую власть и лично товарища Хрущёва да Брежнева, над которыми к тому же смеялись и рассказывали про них анекдоты.

Как у Булата Окуджавы про «Римскую империю времени упадка», с неприкрытыми аллюзиями на империю советскую:

«Цезарь был на месте,
Соратники рядом.
Жизнь была прекрасна, –
Судя по докладам».


Чем закончился упадок для Римской империи, Лукашенко как историк должен знать, и уж для советской – помнит точно. А Беларусь-то к тому же и не империя.

Однако по-другому он не умеет, из кожи не выпрыгнешь. Судя по всему, есть намерение в ходе президентской кампании задействовать этот элемент советской модели: имитация народной если не любви и преданности (что совсем уж нереально), то хотя бы симпатии и поддержки.

Тот факт, что в действительности эта поддержка оставляет желать много лучшего, что недовольство у людей большое, – для правящего режима, разумеется, не секрет. Так он, вероятнее всего, попытается этот клин вышибить другим: изобразить эту поддержку, нарисовать её (собственно, таким же образом, как с 1996 года рисуют результаты «выборов», только начать раньше и не ограничиваться бюллетенями и протоколами на участках).

Этот вывод я делаю не только из слов Лукашенко, но вкупе с прошедшей кампанией. С репетицией.



На досрочное голосование загоняли больше, чем прежде. Явку в основной день натягивали безудержно и беспардонно.

И люди ведь знают этому цену – чай не в вакууме живут. А с интернетом это тем более смешно: люди обмениваются мнениями, пишут с недоумением и возмущением: никто из моих знакомых не ходил на участок – откуда эти цифры?! Это даже не говоря о негосударственных СМИ, которые активно писали об этом мошенничестве.



Казалось бы, чего проще: отменить порог явки (как это сделано на местных «выборах»). Что совершенно демократично; в демократических странах, как правило, и не требуется 50% явка: все имеют право, кто захотел – тот пришёл.

И в Беларуси, пускай о демократии говорить не приходится и выборов нет как таковых, им самим так было бы удобнее. Тогда не потребовался бы этот очевидный фуфел – хотя бы в этой части.

Но нет! Если так, то не будет участия большинства, пускай оно только по бумажкам.

Наряду с этим, была отрепетирована война с наблюдателями: с ряда участков их выдворяли; из уст диктатора в адрес наблюдателей звучали слова «мудак», «придурок» и прямые угрозы: «я отдал распоряжение спецслужбам и милиции жёстко пресекать», «отвернём головы, повыворачиваем руки».


Попутно – защита «священной обязанности» избиркомов фальсифицировать результаты:

«Вот сидят члены комиссии – в чём они виноваты? Они работают, их попросили... Члены комиссий от меня получат железную защиту!»


Посыл предельно откровенен и понятен. Члены комиссий – особенно председатели и замы, именно на них основное бремя фальсификаций – прекрасно понимают, что нарушают закон, и об ответственности за это им частенько напоминают независимые СМИ, интернет-ресурсы и оппозиция. Так вот, Лукашенко по сути сказал: делайте, что я вам приказываю, и ничего не бойтесь, ваш «батька» вас в обиду не даст. Да и кто бы сомневался – защита у них будет, естественно. Пока власть не сменится.

Коль скоро такая линия отрабатывалась на репетиции, во время гораздо менее значительной кампании – можно представить, как правящий режим намеревается проводить «главные „выборы”».


Собственно, ничего принципиально нового в этом нет: с 1996 года, когда под «референдум-96» Александр Лукашенко, не имея на то ни малейшего права, напрямую грубо нарушая Конституцию, снял с должности председателя Центризбиркома впоследствии убитого Виктора Гончара и назначил Лидию Ермошину, – в Беларуси нет выборов. Есть только их имитация, в ходе которой диктатура может неуклюже пытаться соблюсти хоть минимальную видимость пристойности, а может и не пытаться (вот как на прошедших «выборах»). Так вот, судя по всему, не собирается и на «выборах» президентских (если ситуация не изменится).

Выборы-2019: пять основных выводов международных наблюдателей

А новое, надо полагать, будет в том, что, фигурально говоря, холопам велят бить челом царю, дабы он соизволил остаться на престоле. Представители трудовых коллективов, государственных профсоюзов, провластных «общественных» организаций в той или иной форме – какую бы ни выбрали, нет сомнений, что она будет комичной – как сказано, «сами должны прийти и попросить» Лукашенко выдвинуть свою кандидатуру.

Могу посоветовать, чтоб было красивше, задействовать колхозные коллективы художественной самодеятельности с самодельными песнями про «батьку» и его скульптурами из соломы, мисс Беларусь, намедни «избранную» в «парламент», «Славянский базар» (или «собор»), плац-парад и прочие явления высокой культуры.

В качестве мотивации, почему его должны просить остаться на посту, Лукашенко назвал «стабильность» (сиречь, застой), «развитие государства» (какое там развитие? деградация), «чтобы вас не продали» (кто? кому? если только сам «батька» Кремлю – но и это нереально), и главное из того, что «сами должны сказать»: да, мы небогаты – но не потому, что Лукашенко плохой, а потому, что плохо ещё иногда работаем.

В какой стране, где на самом деле проходят выборы, мыслимо подобное? «Я-то хороший, вы сами во всём виноваты, все, кроме меня, поэтому поддерживайте меня»? За такого никто не проголосует. Но в Беларуси требуется другое: высосать из пальца видимость поддержки. Речь, по существу, ведётся о некой незаменимости Лукашенко (во всяком случае, на ближайшее время – и это ближайшее время постоянно отодвигается, уже больше четверти века).



В этой связи стоит обратить внимание ещё на один момент прошедшей кампании. Программы кандидатов отказывались публиковать в госпрессе и выступления не пускали в эфир – всё это вопреки законодательству, но здесь не об этом – когда в них звучало страшное слово «импичмент»; у кандидата от Объединенной гражданской партии Дианы Чернушиной «зарубили» 25 острых вопросов Александру Лукашенко, которые для него очень неприятны (где Гончар и Захаренко? почему вы боитесь честных выборов? почему глава небогатой страны ведёт демонстративно роскошный образ жизни? и т.д.); бобруйскому кандидату от ОГП Александру Комару в публикации вырезали фразу «С Лукашенко в стране нет будущего». В общем, боятся всего того, что исключает незаменимость Лукашенко, а, напротив, подчёркивает необходимость его замены.

Оппозиции, на мой взгляд, соответственно следует делать упор на то, что Лукашенко не царь, а белорусы не его подданные и не холопы. «Просить выдвигаться» – унизительно; власть должна сменяться. Лейтмотивом агитации должно стать «Беларуси не нужен Лукашенко! Лукашенко должен уйти!».

Правда, это едва ли будет эффективно без персональной альтернативы (с выдвижением которой и так уже сильно припозднились). Однако это тема для отдельного разговора.

Европа не признала белорусские выборы и… снимет санкции?

Система Orphus
поделиться