Лукашенко не допустил своего публичного унижения

Валерий Карбалевич, радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Лукашенко не допустил своего публичного унижения
Фото с официального сайта президента Беларуси
Две избирательные кампании разводятся во времени потому, что одновременное проведение выборов парламента и президента ставит эти два института в глазах электората на одну доску, словно уравнивает их статус. Что для Лукашенко неприемлемо, выглядит как унижение.

Главная политическая новость дня: наконец Александр Лукашенко принял Лидию Ермошину. Около двух лет он ее игнорировал. Даже на совещание 17 мая, специально посвященное проведению выборов в Палату представителей и Совет Республики, председателя ЦИК не пригласили. Ситуация выглядела настолько необычно, что Ермошина вынуждена была доносить свою позицию до главы государства через СМИ. Так, 22 февраля в ходе онлайн-трансляции, которую вел Национальный пресс-центр, председатель ЦИК, размышляя о дате выборов, проронила многозначительную фразу:

«Если бы у меня спросили, я бы обозначила дату: воскресенье 1 декабря».


В этих словах «если бы у меня спросили» прорвалась невольная обида на невостребованность, недооцененность 23-летней службы Лукашенко «верой и правдой». Как видно, у нее не спросили.

Дальше - еще интереснее. Лукашенко, выступая в Национальном собрании с посланием 19 апреля, назвал вероятную дату парламентских выборов - 7 ноября 2019 года. И что вы думаете? В это трудно поверить, но Лидия Ермошина осмелилась оспорить позицию главы государства. 21 апреля, выступая на телеканале СТБ, она предложила дату 17 ноября (эту же дату она предложила и сейчас). Лукашенко 30 июля даже мягко упрекнул председателя ЦИК:

«Первый вопрос, который в обществе постоянно обсуждается (и Лидию Михайловну втягивают в обсуждение этих вопросов), - сроки проведения наших парламентских выборов».


А что оставалось делать Ермошиной, если глава государства ее игнорировал, как только пытаться достучаться до него через СМИ? Можно предположить, что опала (или, может точнее, демонстрационный игнор) наконец закончилась.


Если говорить о реальном содержании встречи Лукашенко с Ермошиной, то было еще раз подтверждено, что парламентские и президентские выборы разведут во времени. Хотя с точки зрения экономии бюджетных денег выгоднее было бы их провести одновременно. Однако политическая целесообразность оказалась сильнее финансового фактора.

Смысл разведения во времени двух избирательных кампаний не раз объясняла та же Ермошина. Мол, не хотелось бы сильной политизации общества, которое возможно при одновременном проведении выборов президента и парламента. Для внешнего наблюдателя такая постановка вопроса выглядит странно. Во всем мире выборы - это самая что ни есть политическая вещь. Выборы без политизации - это нонсенс. Почему этого нужно остерегаться? Это же высшая форма проявления гражданской активности людей. Но в Беларуси своя специфика. Здесь избирательные кампании проходят фактически вне политической плоскости.

Разумеется, власти не хотят дополнительной политизации президентских выборов. Именно они в первую очередь интересуют Лукашенко. Возможно, в таком разведении двух избирательных кампаний существует еще один важный фактор. Одновременное проведение выборов парламента и президента ставит эти два института в глазах электората на одну доску, словно уравнивает их статус. Что для Лукашенко неприемлемо, выглядит как унижение.

Поэтому власти пошли на нарушение Конституции, сократив срок работы Национального собрания почти на 10 месяцев. Слухи о референдуме, который власти якобы собираются провести осенью одновременно с выборами, пока не подтверждаются.

Что касается точной даты выборов, то здесь разногласия у Лукашенко с Ермошиной объясняются тем, что они смотрят на ситуацию с разных точек зрения. У главы государства подход к дате политико-идеологический. Он почему-то считает, что дата 7 ноября (День Октябрьской революции) в белорусском обществе все еще отождествляется с советским строем. И это, по его мнению, добавляет позитива и выступает дополнительным фактором поддержки власти, которая провозглашает себя наследником СССР.

У Ермошиной же подход чисто практический. Она говорит: «7 ноября - это четверг, поэтому у нас 7, 8, 9, 10-го - это нерабочие дни». А 17 ноября - воскресенье, 16 ноября - как раз рабочая суббота, это не затронет ничьих планов, ни каникулярных, ни отпускных.

29 июля, назначая руководителей вертикали, Лукашенко также затронул тему выборов. Там было несколько тезисов. Он признал, что доверие населения к власти низкое:

«Люди нас понимают, поддерживают нынешнюю власть. Не без критики, хватает критики».


Что делать, как вернуть доверие? Ответ незатейлив: нужно повысить зарплаты. Однако денег на это у государства нет. Поэтому зарплаты следует повысить совсем немного, скорее символически. «Попробуйте сделать все, чтобы эта заработная плата была если не достойная (везде этого не сделаешь), то терпимая, чтобы люди понимали, что сегодня у них такая зарплата, завтра при определенных условиях она должна быть выше. Обязательно этот прирост должен быть», - говорил Лукашенко. То есть - пусть люди думают, что она будет расти и после выборов.

Система Orphus
поделиться