Позняк: У них ничего не получится. Союзное государство - фальшивка


Фото: belsat.eu
Внимание белорусов отвлекают от главной проблемы. На песке хотят сделать оккупацию Беларуси под видом законных действий, заявил Зенон Позняк, председатель Консервативно-христианской партии БНФ.

В интервью телеканалу "Белсат" он рассказал о том, почему власти не признают Кастуся Калиновского, и комментарий об обращении белорусской интеллигенции к Литовской Республике для перезахоронения Кастуся Калиновского на территории Беларуси.

- Чувствуете ли вы в некотором смысле победу от того, что скорее всего Кастусь Калиновский останется в Вильнюсе?

- Это было сразу понятно. То, что творилось с этим письмом, противоречит здравому смыслу, противоречит культуре, противоречит духовным традициям, культурным. Это очень плохо выглядит. Единственная опасность была в том, что власть, которая в Беларуси, способная на всякие кульбиты после того, как поломали кресты в Куропатах.

Мало кто надеялся, что они могут пойти на такое преступление: ломать кресты, но пошли. Поэтому здесь тоже была определенная опасность, но я думаю, что большинство общества обратило на это внимание и поняло, что этого делать нельзя.

- Могла бы нынешняя власть при каких-либо условиях сделать шаг к чествованию Кастуся Калиновского?

- Нет. Эта власть заточена на уничтожение национальной культуры, они не признают восстание 1863 года как освободительное восстание. Они не признают Калиновского как белоруса и руководителя восстания за свободное Великое Княжество и Беларусь. Калиновский писал в своей «Правде» обо всем. Но в первую очередь это был человек, который поднял белорусский флаг.

Они этого не признают. Даже высказывания различных клеврет, скажем так, с РПЦ просто недостойное. Например, было такое высказывание: «Его надо выкопать и еще раз повесить». Это язык ненависти. И это поддерживает власть. Исключается, чтобы она каким-то образом способствовала нашей культуре и Константину Калиновскому.

- Возможно, хорошим выходом из этой ситуации было бы похоронить Кастуся Калиновского в Вильнюсе, но какую-то символическую часть привезти все-таки в Минск. Так, например, поляки сделали с Шопеном, который покоится в Париже, но сердце его в Варшаве.

- Я думаю, что этого делать не надо. Традиции такие есть. Мощи – и в христианской традиции это есть. Но почему-то, я про себя скажу, моя душа этому противоречит. Поляки особый народ. Они могут сердце похоронить в Вильнюсе, а тело похоронить в Кракове. Как тот анекдот: «A komu flaki zostawili?» («А кому оставили кишки?» – ред.) Так что не знаю.

Я бы этого не делал, если бы от меня это зависело. Но я понимаю, что есть разные традиции, в том числе христианские. Это может решить та власть и то правительство, которое будет белорусским, которое будет благосклонно к нашей культуре, к нашему народу.

- Собираетесь ли вы 22 ноября в Вильнюс?

Я специально приехал, чтобы обязательно там быть, но у меня случились такие важные события в Нью-Йорке, что я срочно должен отъехать, к большому сожалению не смогу присутствовать.

- Но вы считаете, что белорусы там должны быть? Должны ли мы дать клич: «Белорусы, поедем в Вильнюс 22-го!»?

- Обязательно, я в этом не сомневаюсь, здесь и клич давать не надо. Белорусы поедут. Вильнюс, как когда-то сказал Жилка, – это кривицкая Мекка. Сколько будет Беларусь, сколько мы будем существовать, этот святой город будет уважаемый, потому что отсюда началось наше государственное существование. Это наша древняя столица Великого Княжества Литовского,

Поэтому она никогда не будет забыта, пока будет Беларусь, будет независимой, пока будут жить белорусы. Вот почему обязательно пантеон с Калиновским и с повстанцами должен быть там, где восстание начиналось и где они были зверски убиты и похоронены в братской могиле.

Братскую могилу не делят, это все его соратники, они вместе. Поэтому не сомневаюсь в этом и думаю, что белорусы приедут и достойно свою память засвидетельствуют.


- Что в эти сложные времена может объединить белорусов? Мы видим, что тема Калиновского взволновала общество. Мы разделились, тем не менее не были равнодушными. Что еще может нам помочь вспомнить, кто мы такие?

- Белорусы знают, кто они такие. Я в этом не сомневаюсь. Каждый знает, кто такой Калиновский. Знают, что они белорусы, знают, что у них язык есть белорусский. Они все это знают. Может в некоторых вопросах политики они под влиянием пропаганды могут не ориентироваться, человек не может жить каждый день политикой. Здесь сомнения никакого нет: мы солидарны, объединены.

Эта власть антибелорусская, она как раз не способствует объединению, но разделению людей. Как только эта власть антибелорусская перестанет существовать, а она перестанет существовать, Беларусь сразу объединится. Она уже есть объединенная.

- Но сама она скорее не перестанет существовать. Какие-то причины должны этому способствовать или кто-то должен что-то сделать?

- Безусловно, безусловно. Для того, чтобы произошли события, должно поспеть общество, должен быть планктон.


- Он есть у нас сейчас?

- Он есть, но он преследуется этой властью. Он, как говорят, находится в подполье, он находится в умах людей, но не выходит на поверхность. Он должен быть на поверхности.Как было во времена Советского Союза: все было в сердце, в головах, и в 80-х годах постепенно это вылилось.

Когда появился Народный фронт, началась массовая поддержка, и люди достигли независимости, попрощались с коммунизмом. Так и здесь. Пока не будет создана эта среда, какой бы не появился лидер, кто бы ни был, ему будет трудно, так как он не найдет эту поддержку.

Поэтому работа интеллигенции, работа политическая должна быть в том, чтобы помогать людям понять ситуацию, понять, что Беларусь – это их общий дом. Счастье их только здесь. Ни в Америке, ни в Польше – нигде на свете белорус не будет счастлив, только здесь его счастье, здесь его дом, и за этот дом надо бороться.

Нынешняя задача такая в нашей интеллигенции, а не писать какие-то непродуманные письма, как они сделали. Думаю, некоторые люди, которые подписали, уже задумались, что они совершили ошибку.

- Над нами все больше висит угроза потери нашей независимости. Мы видим, что и Москва делает определенные положительные шаги к тому, чтобы то, что для нас самое главное сейчас осталось – наша независимость, мы потеряли. Углубление интеграции. Более того власти скрывают документы, которые уже подготовлены. Что вы думаете на этот счет? Можем ли мы еще что-то сделать? Как бороться с тем, чтобы сохранить наше важнейшее сокровище?

- Я думаю, что ничего у них не получится. Конечно, они не имеют никакого юридического основания. То, что было в 99-98-ом годах, оно ничтожно. Тот договор не имеет никакой юридической силы. Это фальшивка, непризнанная всем миром, непризнанная юристами.

Они на этой воде, на этом песке хотят сделать оккупацию Беларуси под видом каких-то законных действий. Это все незаконно, поэтому они это скрывают от народа. И поэтому это все тайно где-то за кулисами делается. А почему тайно? Они же боятся этого народа. Они же боятся. Не только международного сообщества, они народа этого боятся.

Потому что народ уже не тот, который был в 99-ом году. Просто так это не пройдет. Со второй стороны технология такова: подбрасывают различные пустышки. Лукашенко сделал просто варварский ход, вернув эту учительницу, которая ругалась матом и так далее.

Вся Беларусь об этом говорит. Это не то событие, которое должно все общество в течение целого месяца интересовать. Сейчас написано это письмо. Фактически люди начинают дискутировать, сколько будет дважды два: 5 или 7? Это все пустышки, которые наше общество отвлекают от главного вопроса.

- Но с другой стороны люди имеют право на разные мнения. Я, например, лично тоже за то, чтобы часть Кастуся Калиновского по крайней мере нашла свое место и в Беларуси, чтобы он был ближе к нам, к белорусам. Я хотела бы еще вернуться к тому, что, к сожалению, вас не будет на перезахоронении 22 ноября. Может все-таки стоит изменить свои планы, даже если они очень важны? Но это беспрецедентное историческое событие для нас. Чтобы Зенон Позняк, один из символов нашего возрождения был с нами в этот момент.

- Дело в том, что этого изменить нельзя. К большому сожалению. Я думаю, что не все уперлось в Позняка. У нас много есть людей, у нас есть депутаты независимости, которые боролись за независимость. Они все приедут в Вильнюс, и они там выступят, и народ их все поддержит. Литовцы их помнят, так что это небольшая потеря, если я там не буду, но я буду сердцем там, в Вильнюсе.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники