Канопацкая: Я переживу многих из тех, кто сегодня у власти


Фото: belsat.eu
Экс-депутат и претендент на президентское кресло Анна Канопацкая рассказала, что думает об интеграции, революции и однополых браках.

Бывший депутат Палаты представителей Анна Канопацкая заявила о президентских амбициях. Она примет участие в праймериз и уже опубликовала основные тезисы своей программы. В интервью belsat.eu политик пояснила, какие изменения необходимы Беларуси, и рассказала, будет ли призывать на акции протеста.


«Есть механизмы, кроме протестов, которые позволяют разорвать Союзный договор»

— В ваших тезисах вы говорите о независимости Беларуси как об основной ценности. Значит ли это, что вы планируете присоединиться к движению против интеграции с Россией, участвовать в протестах, если они повторятся?

— Еще в апреле этого года, когда стало известно, что планируется кампания по усиленной интеграции с Россией, я начала сбор подписей за денонсации договора о создании Союзного государства. Я объявила об этом еще в прошлом году во время празднования Дня Воли…


Что касается протестов – я считаю, сегодня существуют другие механизмы, позволяющие разорвать договор. Да, я очень благодарна тем людям, которые вышли и, безусловно, поддерживаю тех, кто имеет возможность и мужество выходить в поддержку нашей независимости. Но у меня не получалось участвовать, я была в зарубежных командировках.

— Свои программные тезисы вы сопроводили лозунгом «За десятимиллионную Беларусь». Почему именно эта цифра?

— Ведь численность населения, даже по официальной статистике, стремительно падает – нас 9 миллионов 400 тысяч. Это проблема, которая сегодня касается каждого жителя Беларуси.

Политика властей (не та, что декларируется, а та, что реально проводится) не способствует рождению и воспитанию детей, она направлена на то, чтобы граждане, обладающие знаниями, опытом, покидали страну. У нас огромная эмиграция трудоспособного населения. Беларусь который год удерживает лидерство по выдаче ее гражданам шенгенских виз…

— Не кажется ли вам, что ваш лозунг будет в сознании людей перекликаться с известным лозунгом провластных сил – «За процветающую Беларусь»?

— Нет, потому что я имею в виду как раз то, что власти сегодня, говоря о «процветающрй Беларуси», забывают: основой этого расцвета есть человек, гражданин. Который должен жить в независимой стране, защищать свои интересы в независимом суде, реализовывать свои потребности в социальной сфере.

Сегодняшние власти пропагандируют страну, забывая об отдельном человеке, который, кстати, представляет ценность для этой же власти. И все 10 миллионов граждан должны быть вовлечены в принятие решений на любом уровне государственного управления: будь это на уровне своей деревни или на уровне референдума по Конституции.


«Если условный Олексин законно заработал свои деньги – я не буд их отбирать»

— Вы говорите о намерении реформировать и модернизировать экономику. Какие конкретные шаги, по вашему мнению, следует сделать для этой модернизации?

— Неэффективность производства должна быть закрыта перераспределением и переориентированием трудовых ресурсов и усилением социальной защиты лиц, потерявших места работы. Под неэффективными я имею в виду не только промышленные предприятия, но и сельскохозяйственные.

Система колхозов в Беларуси должна быть перестроена. Одним из фундаментальных моментов будет усиление частной собственности. Не важно: на завод или на землю. Естественно, модернизация будет включать в себя применение инноваций, передовых технологий в производстве.

— Но не произойдет ли социального взрыва после закрытия убыточных заводов? Рабочие же останутся без зарплат.

— Они не останутся без дохода. Я предлагаю дать им адресную социальную помощь: как минимум 3 месяца человек будет получать среднюю зарплату и переучиваться. Или он получит новое образование, или повысит квалификацию в зависимости от потребностей экономики. Рынок труда в Беларуси нужно сделать более мобильным.

Кроме того, говоря о модернизации экономики, я выступаю за амнистию капитала за последние 15 лет. Речь о людях, которые использовали возможности вывода капитала или о тех, чье имущество было незаконно национализировано. Оно подлежит возврату на основании законодательных актов.

Это не означает стопроцентной реституции, которая была в соседней Латвии… Но эти факты должны быть пересмотрены.

— А что делать с олигархами, которые заработали капитал при Лукашенко? Будут расследоваться схемы их обогащения?

— А какие у нас олигархи?!

— Алексей Олексин, например.

— Если он заработал эти деньги законными способами, то пусть имеет хоть сто миллиардов – я не буду их отбирать! Презумпцию невиновности никто не отменял.

Если у вас есть доказательства, что капитал условного Олексина нажит незаконным путем – я готова взять эти документы и обратиться в суд, милицию, прокуратуру. Но я не буду отступать от принципа верховенства права, как бы кому ни хотелось.


«Государство должно делать все, чтобы женщина не выбирала аборт»

— В своих тезисах вы написали, что будете выступать за легализацию альтернативных семей. То есть, вы поддержите однополые браки?

— У нас сейчас в обществе сложился институт семьи, традиционные семейные ценности. Однако гражданский брак, который приобретает сегодня популярность, – это и есть альтернативная семья, потому что она другая, отличается от существующих канонов юридически и практически.

Почему сразу однополые? Когда мы говорим «альтернативная служба» – это же не значит, что люди пойдут в какие-то гомосексуальные войска? Конечно, альтернатива – это и отношения между мужчиной и мужчиной, женщиной и женщиной, такое тоже имеет место быть. Но это не должно как-то рекламироваться, популяризироваться…

— Вы также предлагаете снизить возраст, с которого разрешен брак, до 17 лет. Зачем это нужно?

— С согласия родителей. Это будет способствовать решению демографических проблем в стране. Это есть в законах 85%, если не 90% европейских стран. В Гражданском кодексе Беларуси тоже есть понятие эмансипации, что позволяет признать несовершеннолетних дееспособными с 15 лет, но нужно дополнительно прописать в Кодексе о браке и семье право сочетаться браком с 17 лет.

Ведь у нас существует большая проблема абортов в раннем возрасте. Я считаю, каждый человек должен делать свой выбор сам, но я за то, чтобы государство сделало все для того, чтобы женщина не выбирала аборт.

— А какие еще возрастные ограничения вы бы изменили?

— Увеличила бы возраст, с которого разрешено продавать алкоголь, до 21 года. Как минимум.


«Революции, бунты, хунты – это нецивилизованный путь»

— В своих тезисах вы говорите о необходимости «вовлекать население в обеспечение правопорядка» и повышать престиж правоохранительных органов. Каким образом вы собираетесь это делать?

— Чиновник, особенно в силовых структурах, должен чувствовать ответственность перед конкретным человеком, а не перед своим руководством. С другой стороны, само общество должно предпринимать меры, чтобы минимизировать преступность.

В Беларуси в настоящее время идет борьба с последствиями, а не с причинами, ведь существуют все предпосылки для возникновения коррупции. Повышение благосостояния граждан автоматически будет способствовать снижению коррупции. Если человек знает, что он может заработать деньги, он не пойдет их воровать.

— Что касается «престижа органов»: будете ли вы добиваться раскрытия архивов КГБ? Например, документов по Площади-2010?

— И раскрытия по делу Гончара, и по делу Захаренко – да, конечно.

— Возможно, инициируете процедуру реабилитации осужденных по политическим делам?

— Если государство совершило ошибку, оно в любом случае должно нести ответственность. Если человек, будучи при погонах, совершил преступление, он подлежит наказанию. Но это устанавливаю не я ли – независимо от того, президент я, премьер или депутат. Это определяет суд на основании закона.

— В вашей программе есть интересный тезис о «цивилизованной и бескровной смене власти», но ничего не говорится о способе этого изменения. Под «бескровной сменой» необязательно же имеются в виду выборы. Это может быть и бархатная революция, и дворцовый переворот…

— Существует единственный цивилизованный способ смены власти – это выборы. Он реализуется во всех демократических странах и в тех, которые пытаются выйти на демократический путь развития. Революции, бунты, хунты – это нецивилизованный путь. Единственный цивилизованный – для Беларуси, для США, для Великобритании, для Ирана – выборы. Принцип демократии для всех один.

— Но в Беларуси нет справедливых и прозрачных выборов. Что делать в таком случае?

— Как депутат Палаты представителей я делала очень много для того, чтобы эти выборы в соответствии со стандартами ОБСЕ были в Беларуси. Я внесла законопроект об изменениях в закон о выборах…

Я знаю, что это может отрицательно сказаться на моем рейтинге, но я готова сегодня выдвигать претензии к гражданам, которые в общей массе своей аполитичны и не готовы бороться за то, чтобы в Беларусь вернулись выборы.

— По мнению Анны Канопацкой это аполитичные люди виноваты в отсутствии выборов? Переводите стрелки на них?

— Перекладывать ответственность – это другое. Вы говорите другие слова. Я не обвиняю наших граждан, я просто констатирую факт. Люди не активны не только в политической сфере, но и в гражданской.

Убрать снег возле машины – это уже проблема для белорусов! Да, есть люди, которые сами берут лопату и делают, но большинство ожидает, что за них это сделает кто-то другой. Вот бытовое проявление патернализма, который белорусское государство всячески взращивает.


«Я молодая и полна сил»

— Допустим, вы выиграли праймериз и собрали необходимые 100 тысяч подписей, но ЦИК вас не регистрирует. Что будете делать в таком случае?

— (смеется) Вы уже говорите, что меня не зарегистрируют. А я пока говорю, что сначала нужно собрать 100 тысяч подписей. В любом случае существуют правовые механизмы обжалования решений ЦИК.

— Ну, вот вас не зарегистрировали кандидатом в депутаты в прошлом году…

— Да, но это не значит, что я не реализовала правовые механизмы оспаривания этого решения…

— Хорошо, вы опротестовали, но эффекта для страны это не принесло.

— (вздыхает) Я потому и иду на праймериз. Потому что с одной стороны знаю, что выборов в стране нет, но с другой стороны понимаю, что это единственный законный способ смены власти и проведения необходимых для страны реформ.

— Будете ли вы призывать на акцию протеста, если вас незаконно не зарегистрируют?

— Я вам еще раз говорю: сегодня в Беларуси существуют предусмотренные законом механизмы оспаривания. Кто будет устанавливать законность или незаконность моей нерегистрации? Это компетенция суда или прокуратуры. Либо мы строим правовое государство и начинаем с себя, либо мы прекращаем разговор.

Я не могу брать на себя ответственность и призвать людей на несанкционированные акции, так как понимаю, какая это ответственность и какие последствия это повлечет. Если вы спросите лично обо мне – да, я буду выходить на акции протеста, я буду в них участвовать.

— Откуда вы берете силы, чтобы сейчас участвовать в политической кампании, бороться за власть?

— Я просто не устала. Я молодая, полная сил, идей, здоровья и в силу объективных причин переживу многих, кто сегодня находится у власти.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники