Минюст Литвы признал свою ошибку

ru.delfi.lt

Минюст Литвы подтверждает, что в обращении Беларуси с просьбой передать информацию о банковских счетах в Литве Алеся Беляцкого и Валентина Стефановича было несколько "формальных несоответствий", хотя каких точно – не указывает.

По неофициальным данным, в нем не указывалось ни наименование дела, ни содержание поручения или описание состава преступления, хотя этого требует договор между Литвой и Беларусью.

В договоре "О правовой помощи и правовых отношениях в гражданских, семейных и уголовных делах", подписанном в 1992 году, говорится, что в поручении о предоставлении правовой помощи должно быть указано название подающего ходатайства учреждения, а также название учреждения, которому направляется ходатайства, наименование дела, фамилии подозреваемых, обвиняемых, судимых или осужденных, их гражданство, род занятий, постоянное место жительства, фамилии и адреса уполномоченных ими лиц, а также содержание поручения, а в уголовных делах – и описание состава преступления.

Но, по неофициальным сведениям, в ходатайстве о правовой помощи Департамента финансовых рассследований Комитета государственного контроля Минска и Минской области, переданном через Минюст Беларуси, не указано ни название дела, ни содержание поручения, нет и описания состава преступления.

Просьбу не оглашают

Представитель печати министра юстиции Ремигиюса Шимашюса Вайда Вицявичюте на вопрос об этих несоответствиях ответила, что в документах их было несколько, но по сути они соответствовали основным требованиям, предъявляемым к ходатайству о правовой помощи.

"Внутренняя рабочая группа провела расследование и установила, что документы по сути соответствуют основным требованиям, предъявляемым к ходатайству о правовой помощи, за исключением нескольких формальных несоответствий. Как уже упоминалось, в ходатайстве была указана цель, зачем нужны конкретные данные – лицо подозревается в сокрытии налогов", – объяснила Винцявичюте.

Но представитель печати не согласилась раскрыть, какие были формальные несоответствия, так как это данные досудебного расследования, которые не оглашаются.

Кроме этого, по ее утверждению, не оглашать ходатайство о правовой помощи рекомендовали и работающие в созданной премьером рабочей группе представители учреждений, курирующих вопросы госбезопасности, правоохраны и иностранных дел.

Сабатаускас: скорее всего, это было политическое решение

Заместитель председателя Юлюс Сабатаускас сказал DELFI, что обычно, если ходатайство о правовой помощи не соответствует всем формальным требованиям, оно отправляется для уточнения, и указывается срок уточнения.

Например, когда Литва просила выдать подозреваемого по делу 13 января Михаила Головатова, Австрия попросила уточнить ходатайство, но поступила нечестно и указала очень короткий срок уточнения.

Как утверждает политик, если ходатайство о правовой помощи Беларуси на самом деле не соответствовало всем формальным требованиям, оно должно было быть отправлено обратно в Минск для уточнения.

"Я считаю, что это было просто политическое решение – предоставить информацию", – сказал Сабатаускас, по мнению которого, специалисты с большим опытом не могли не заметить, что документ не соответствует всем требованиям.

Выдали данные о белорусской оппозиции

Напомним, что Министерство юстиции Литвы подтвердило, что передало данные Беларуси о банковских счетах активистов правозащитной организации "Вясна" Беляцкого и Стефановича в Литве. Из-за этого Беляцкому были предъявлены обвинения в сокрытии налогов, ему грозит лишение свободы сроком до семи лет.

Передачу информации критикуют как политики, так и правозащитники.

МИД заявил, что еще в июне рекомендовал другим учреждениям Литвы не предоставлять данные Беларуси, так как она может быть использована против оппозиции, но министр юстиции Шимашюс утверждает, что МИД "не потрудился информировать Минюст о том, что есть зона риска, связанная с предоставлением правовой помощи, и что ко всем ходатайствам Беларуси надо относиться специфически".

Кроме этого, послышались сомнения в том, что директор Департамента международного права Минюста Аушра Бернотене была необъективной. У супруга Бернотене в Беларуси есть адвокатская контора, поэтому возникли сомнения, не замешаны ли здесь личные интересы.

После этого Бернотене уволилась с должности. По словам Шимашюса, ответственность за передачу данных, возможно, придется взять на себя еще двум должностным лицам министерства.

Данные о Беляцком передала и Польша, министр иностранных дел Радослав Сикорский уже принес извинения за это, а некоторые должностные лица Генпрокуратуры Польши были уволены.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров