10 вопросов о главном. Игры-2012 — агония белорусская спорта?


Олимпиада — не просто грандиозное спортивное мероприятие. Это веха, по которой древние вели учет времени. В ХХI веке жизнь течет особенно быстро. И за четыре года может измениться все — как в белорусском спорте, так и в мировом. "ПБ-Онлайн" в рамках проекта "Лондониада" попытался не упустить ни одного значимого события. А по окончании Игр Константин Лобандиевский и Артем Фандо выделили главные тенденции олимпийского движения и задумались над десятью животрепещущими вопросами, которые поставили Игры-2012.

1. США vs Китай: за чьим подходом будущее?

Константин ЛОБАНДИЕВСКИЙ: Китай так уверенно захватил лидерство в медальном зачете — и по валу, и по золотым медалям, — что имел отличные шансы на победу в этом своеобразном "соцсоревновании" второй раз в истории. Однако на второй неделе США совершили впечатляющий камбэк и доказали, что остаются главной супердержавой в спорте.

Вообще я считаю, что Китай ни в Афинах, ни в Пекине, ни в Лондоне ничего особенного не показал. Помимо своих исконных дисциплин, Поднебесной удалось подтянуться в видах, где не так велика конкуренция. Например, то же женское плавание всерьез культивируют относительно мало стран.

Но в будущем крен будет смещаться в сторону Китая, который ищет золотую середину между принятой им на вооружение советской системой и наиболее передовыми западными методиками. Преимущество Китая в том, что он может использовать и то, и это. Многие списывают подъем Поднебесной на допинг, таинственные методики восстановления, но это сказочный, примитивный подход. Что касается допинга, то в 90-х годах китайцы попадались довольно часто. После чего правительству это надоело: они выгнали почти всех ГДРовских тренеров, известных своей нечистоплотностью. А всем остальным строго-настрого запретили портить имидж страны. Если спортсмен попадается, то дисквалифицируется не только он, но и его тренер. В нашу прессу нечасто просачивается подобная информация. Однако очень многих людей дисквалифицируют именно по результатам внутреннего контроля. Условно говоря, посыл такой: или не принимайте, или не попадайтесь.

Но дело не в допинге. В таких видах спорта, как настольный теннис, бадминтон, прыжки в воду, гимнастика, запрещенные вещества малоэффективны — а китайцы там доминируют. А дело в подходе. Главный допинг - это миллиард голодных, мотивированных, трудолюбивых людей.

Артем ФАНДО: Мы живем в эпоху героев, и поэтому американский подход мне ближе китайского. Я знаю, кто такие ЛеБрон Джеймс, Джастин Гэтлин, Лашон Меррит… Я знаю Райана Лохте, а о Сунь Яне узнал только на Олимпиаде — хотя оба завоевали почти одинаковое количество медалей. Я представляю себе, кто такой Яо Мин, но только потому что он играл в НБА. Мне нравится, что в США есть не только условия, инфраструктура и фармакология, но и мощнейший медийный рычаг, который заставляет меня полюбить или возненавидеть спортсмена. В любом случае следить за ним становится интересно. Если бы не американцы, до успеха китайцев никому бы не было дела.

С китайским числом американцы справляются не только умением и продвинутой медициной. В США огромное количество иммигрантов из разных стран, генетически предрасположенных к определенным дисциплинам. Китай такой мультинациональностью похвастать не может.

2. Как бороться с допингом?

А.Ф.: Никак. Допинг непобедим. Я не знаю, нужно ли разрешить его в принципе, или только частично. Ведь допинг уже выполняет не только функцию обеспечения результата — поднять больше, бросить дальше. Он превращается в средство манипуляции. Нашему молотобойцу Ивану Тихону могли бы дать выступить на Играх в Лондоне — не дали. Есть мнение, что таким образом МОК не стерпел поражения Тихону и Девятовскому в спортивном арбитражном суде в борьбе за медали Пекина. Версия о том, что Надежду Остапчук подставили, также намного популярнее, чем предположение о сознательном употреблении спортсменкой метенолона. На таком сейчас не попадаются — есть вещи хитрее и сильнее. Тем более до этого все пробы Остапчук были чистыми (в том числе за пять дней до рокового 5 августа), а результаты не менее выдающимися. Выходит, допинг — отличный способ убрать с дороги конкурента или отомстить спортсмену.

К.Л.: Я разделяю позицию Жака Рогге: допинг неискореним, потому что такова человеческая природа, но это не значит, что с ним не нужно бороться. Мы все помним Грифит-Джойнер, умершего во время велогонки Симпсона, знаем, что происходило с немецкими спортсменками. И не хочется, чтобы те времена вернулись. Если как-то легализовать допинг, то спортсменов же не остановить. Они будут колоть и колоть! Потому что это тоже часть человеческой природы — ради победы, ради достижения цели мы готовы пойти на все. Поэтому нет другого выхода, кроме как с этими страстями бороться по мере возможности и сил.

И, несмотря на разговоры о всемирном заговоре, со стороны крупных игроков — США, России, Китая, Германии (где производится большинство сильнодействующих лекарств, попутно способных стать допингом) — мы видим редкий консенсус. Эти страны начинают большое внимание уделять внутреннему контролю и не проводят политику укрывательства нарушителей из своих стран. Посмотрите, какая в США идет кампания против Лэнса Армстронга. Хотя ведь он был настоящей легендой. А международные структуры все претензии к нему спустили на тормозах. Но УСАДА сама хочет расследовать это дело до конца, чтобы снять все вопросы.
И даже если допинг победить не удается, по крайней мере спортсмены вынуждены принимать его более умно, что благоприятно для их здоровья и жизни.

3. Стоит ли гнаться за медальным валом?

К.Л.: Во время Игр во многих странах наблюдалась порой просто-таки истерия! Кто-то горевал по поводу того, что медалей у представителей их страны мало. Иные испытывали гордость оттого, что их много. Хотя это вторичный вопрос. На арену выходят не страны, а спортсмены — каждый со своей судьбой.

Но с другой стороны — как иначе? Здесь опять же вопрос человеческой природы. Люди обожают мериться своими достоинствами. Тысячелетиями они воевали и чего только не делали, только чтобы доказать, что их племя круче. И в этом плане Олимпиада играет очень важную роль. Этот пар национализма (порой глупо выглядящий, когда медали берут мигранты, а не исконные жители страны) надо спускать. Пусть лучше сражаются на аренах, а не в окопах.

А.Ф.: Медальный вал — самое бесполезное понятие на свете. Интересно, перед американской командой ставятся подобные задачи? "Парни, вы надежда нации, стране нужны сто медалей!" — так что ли? Когда Усэйн Болт бежит сто метров никто не задумывается, принесет ли он еще одну медаль в копилку Ямайки, и сможет ли Ямайка благодаря этому обойти белорусов в медальном зачете. Будет ли новый рекорд? 9,4 — это реально? А может соотечественник Блэйк накатит из-за спины на последних метрах? Неужели Болт может проиграть? Люди, судьбы, жизнь — на Олимпиаде все проявляется максимально контрастно. Вы готовы разменять это на сухой подсчет выигранных медалей?

4. Cудейский произвол достиг в Лондоне наивысшей точки?

А.Ф.: Сложилось ощущение, что масштаб судейских скандалов растет от Олимпиады к Олимпиаде, а в Лондоне — достиг пика. Может, так показалось потому, что в эпицентре половины из них фигурируют белорусы. Судьи беззастенчиво лишили шансов на медаль Сергея Корнеева и Вазгена Сафарьянца, пострадали от неоднозначных решений белорусские вольники и греко-римляне… Имеют повод быть недовольными и фехтовальщики (причем, не только белорусские). А американка Кайла Марони, получившая серебряную медаль в опорном прыжке, приземлившись на пятую точку? Судьи умудрились напортачить даже в видах, в которых их роль исключительно бутафорская. Например, в женском метании молота. "Бронзовую" попытку немки Бетти Хайдлер ответственные товарищи забыли замерить, а потом еще просили спортсменку повторить попытку. Повезло, оперативно (не без помощи немецкой делегации) приняли верное решение и произвели замер с помощью видеокартинки.

К.Л.: Скандалов, может быть, прибавилось, но во многом благодаря тому, что зрители больше видят. Благодаря интернету, множеству телекомпаний с каждого соревнования есть картинка. Работал отличный сайт, где можно было бесплатно посмотреть развязку любого медального вида. Мое мнение, что в целом судьи стали работать лучше и объективнее. Не заметил беспредела, каковой приходилось наблюдать прежде. Основная проблема в единоборствах, гимнастике и других судейских видах, что очень уж равны силы соперников. И когда поединок завершается 15:15, всегда найдется тот, кто скажет, что судьи отдали предпочтение не тому. Какой выход? Исключать все эти дисциплины из олимпийской программы мне бы не хотелось.

5. Оскар Писториус. Через 10 лет Олимпиады будут выигрывать киборги?

К.Л.: Участие безногого бегуна Оскара Писториуса в Олимпийских, а не Паралимпийских играх стало очень важным событием минувшей олимпиады. Было сломано много копий вокруг его протезов — не дают ли они преимущество? В конце концов МОК разрешил южноафриканцу выступать. В связи с чем тревога за будущее спорта нарастает. Ведь в перспективе можно вмонтировать в организм суперруку или суперногу и за счет этого начать всех обыгрывать.

Хотя, по большому счету, киборги среди спортсменов уже есть. Наука стремится вперед семимильными шагами. И генный допинг в той или иной мере присутствует в спорте. С другой стороны, когда в плавание идет ребенок с потенциальным 50-м размером ноги или 2,5-метровый спортсмен — в баскетбол, их ведь трудно назвать обычными людьми. Скорее — суперменами.

А.Ф.: Когда до этого дойдет, для киборгов будут проводиться отдельные Игры. А пока — Писториус добежал только до полуфинала на дистанции 400 метров. На попадание в решающий забег у него не было ни единого шанса. Этот прецедент прекрасен своей уникальностью. Вряд ли в ближайшее время подобные случаи станут на поток. МОК очень осторожно подходит к рассмотрению каждого отдельного дела с одной мыслью: как бы чего не вышло. Вопрос по Писториусу также решался непросто. Думаю, позиция МОКа в этом вопросе очень близка к позиции УЕФА, когда дело касается введения видеоповторов в футбольные матчи. Так что реальные основания для дискуссии появятся нескоро. Не на нашем веку.

6. 15-летние чемпионы — это настоящее и будущее спорта?

А.Ф.: Только в плавании и только у женщин. В эту же корзину идет гимнастика, спортивная и художественная, но в этих видах юные чемпионки — это еще и прошлое. Здесь новой тенденции нет — есть традиция. А так все громкие сенсации "до 16" случились на первой олимпийской неделе в бассейне. Сначала кричать "WOW", вскакивая с дивана, заставила 16-летняя китаянка Е Шивень, затем дуплетом в один вечер выстрелили американки — 15-летняя Кати Ледецки и 17-летняя Мисси Франклин, лебединую песню подростков исполнила 15-летняя Рута Мейлютите. Ни в одном из других видов ничего похожего не случилось. И не случится. 15-летние, хотя бы в силу своей конституции, не смогут на равных толкаться со старшими на баскетбольной или гандбольной площадках, не смогут метнуть молот дальше и пробежать 10000 метров быстрее взрослых "дядек". Потому что здесь важны характеристики, которые приобретаются с возрастом. Против природы, конечно, попрешь, но до определенных пределов.

К.Л.: Мне, честно говоря, не очень нравится ситуация в гимнастике, когда девушкам до 16 лет запрещают выступать по лицемерным, на мой взгляд, соображениям. Какая может быть забота о здоровье, если дети занимаются с 3-4 лет? И никто не может отстранить их от тренировок. Запрещают только выступать на соревнованиях. На мой взгляд, это нечестно, когда девочка в 15 лет — самая сильная в мире, но ей просто не дают этого показать. В плавании, как и в большинстве видов, ограничение — 14 лет. Хотя надо признать, что там очень многое замешано на гормоне роста. Скелет у тинейджеров еще не сформировался, но мышцы уже успевают вырасти и развиться. А в плавании этого достаточно. Подобная специфика появилась не вчера и не сегодня. А когда девочка с косичками Корбут всех потрясла в гимнастическом зале, а 14-летняя Эгерсеги била рекорды в бассейне. Но по большому счету, у каждого вида спорта своя специфика и свой золотой возраст.

7. Женский бокс и штанга — это нормально?

К.Л.: На Олимпиаде в Лондоне впервые прошли соревнования в женском боксе. Причем президент АИБА с гордостью вещает, что в Рио-де-Жанейро награды будут разыгрываться не в трех, а большем количестве весов. Между тем споры насколько совместимы женщины и спорт (в особенности такие жесткие виды, как бокс, штанга, борьба) продолжаются.

Честно говоря, не вижу в этом проблемы. В современном мире "унисекс" гендерный вопрос вообще отходит на второй план. По большому счету, эти виды не очень-то полезны и для сильного пола. Ну а женщины с точки зрения равенства имеют точно такое же право гробить свое здоровье на потеху публике, как и мужчины.

А.Ф.: Я — публика. И мне не потешно. Когда штангу рвут мужики, это выглядит гармонично. Когда женщины — ужасно. Сильный пол никогда не возмущался, что мужского представительства нет в художественной гимнастике. Невелика потеря. Хотя в мире, где главный учебник — "Основы маркетинга" Филипа Котлера, наверное, возможно что угодно. Если люди готовы платить деньги за то, чтобы посмотреть как одна женщина выбивает зубы другой, значит и женский бокс имеет право на жизнь. Но в этом моменте я принципиально расхожусь во мнении с теорией маркетинга.

8. Олимпиада — это только спорт, политика, соревнование систем или нечто большее?

А.Ф.: Мне совершенно не интересно смотреть, как кубинец Рамирес Карразанар бьет морду британцу Эндрю Селби, демонстрируя превосходство строя старины Фиделя над демократией загнивающей Европы. Мне совершенно не интересно смотреть, как кубинец дубасит британца, в любой из 1300 дней, которые разделяют две следующие одну за другой летние Олимпиады. Но во время Игр я с энтузиазмом слежу, как синий побеждает красного — синему нужнее, у британцев и так не меряно медалей на домашней Олимпиаде, а где еще пополнять копилку Кубе, если не в боксе? Давай, синий! Вперед! Олимпийские Игры — Вавилон, где сталкиваются различные культуры, люди, мировоззрения на коротком промежутке времени. Грандиозность замысла поражает и привлекает. А если вам нужен спорт в чистом виде, отправляйтесь на чемпионат мира по боксу. Кстати, где и когда он пройдет?

К.Л.: Весь пафос существует только в наших глазах. Например, поразительно, когда зрители начинают болеть против какого-то спортсмена, лишь потому, что он представляет какую-то не ту страну. А люди на помосте просто делают свою работу, желая показать максимум возможного в эту секунду, минуту или час. Только вот атлеты уже сами себе не принадлежат. Они продукт системы: фармакологической и технической. В них вложены миллионы, иногда часть этих миллионов направляет в верное русло судейские решения... И возникает вопрос: ради чего?

9. Игра на поражение из тактических соображений недопустима или это право спортсмена?

К.Л.: На Олимпиаде четыре пары в бадминтоне откровенно соревновались в том, кто лучше умеет бить в сетку. Они хотели проиграть, чтобы в плей-офф не выйти на более сильного соперника. Все четыре дуэта были дисквалифицированы.

Бадминтонистки привлекли такое большое внимание лишь потому, что довели принцип поражения по тактическим соображениям до абсурда. А в более легкой форме мы видим такой подход повсеместно. Можно хотя бы вспомнить, как шведы с датчанами сыграли 2:2 на EURO'2004 — по случайному совпадению, и тех и других устраивал именно этот счет. И это нехорошо.

И если в бадминтоне проблему легко решить, просто отказавшись от групповых турниров, то в игровых видах спорта это не удастся. И, наверное, ничего другого не остается, кроме как взывать к совести и чести спортсменов. Мне, например, очень понравилась, что "Фурия Роха" на минувшем чемпионате Европы не стала играть в игры в последнем туре своей группы. Это было достойно чемпионов.

А.Ф.: Бадминтонистки, конечно, проштрафились. Однако народный гнев был вызван не фактом игры в поддавки, а тем, что спортсменки даже не попытались сымитировать борьбу. Если бы спектакль был обставлен более прилично, общественное мнение было бы куда менее категорично: ну да, не старались, так и мотивации не было. Просто всех задело, что их даже не постарались обмануть, а в цирке взрослые себя чувствуют неуютно. Чай, не дети уже.

10. 12 медалей — это начало конца белорусского спорта?

А.Ф.: Медали выигрывают личности, а не системы. Если бы было наоборот, белорусы куковали бы без наград уже которую Олимпиаду кряду. Каждый новый цикл мы торопимся начать старый круг — детско-юношеский спорт в Беларуси "в нулях", инфраструктуры нет, инвентаря нет, тренеров нет, перспектив тоже нет. А потом — 17, 15, 19, 12. Это количество медалей в 2000-м, 2004-м, 2008-м и 2012-м. Оказывается, даже в таких условиях можно побеждать. Когда Александра Герасименя решила, что будет плавать быстрее всех на планете, ей не помешали ни система, ни отсутствующая инфраструктура. Хотя, наверное, старались. Пока люди не переведутся, конца не будет.

К.Л.: План "25 медалей" основывался на минувших успехах нашего спорта. Но прошлым жить нельзя. А настоящее нашего спорта ужасно. В то время, как у всех стран составы обновляются на 30-40%, есть связь поколений, мы выжимаем все соки из мастадонтов еще советской школы. Во главе федераций стоят не профессионалы, а люди из власти, которые просто не знают, как сделать процесс воспитания молодых талантов эффективным. А зачастую и не хотят.

За четыре года со времени Игр в Пекине практически не появилось новых имен. Наверное, единственное исключение — гребля на байдарках и каноэ. Наша система финансирования такова, что те, кто отличился на Играх, действительно получают хорошие бонусы. Но их время уходит. А смены нет, потому что на подготовку резерва средств не остается. А если ничего не вкладывать (речь не только о финансах), то ничего и не будет. Настоящий провал нас ждет в Рио-де-Жанейро.

И, если ничего не изменится, то наше будущее — продолжать завозить борцов и биатлонистов из российских регионов.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров