Министерство компоста

В Беларуси ширится армия дармоедов. Министерство культуры создало комиссию, которая будет «рассматривать» творческих деятелей и решать, художники они или тунеядцы.

Сколько работников проедают бюджет в самом Минкульте, нигде не сообщается, сколько будет в новой комиссии — тоже. При том, что сама культура в Беларуси, из-за деятельности этого ведомства, терпит огромный ущерб.

Один только пример. За прошедшие годы государственный Институт книги в Польше отремонтировал и построил с нуля 250 библиотек в городках и селах. Сейчас это современные центры культуры, где помимо книг есть мультимедиа, зал для мероприятий, уголки для детей и много чего еще. Люди в деревнях начали выходить из дома, потому что есть куда пойти, там все работает с утра до вечера и бесплатно.

Но это в Польше. В Беларуси за 2013-2014 годы было закрыто 573 библиотеки. Чиновники подчеркивают, что это в основном сельские библиотеки, а их устранение называют «оптимизацией».

Акцент на сельской местности делается словно в оправдание, так как «все знают», что деревня у нас вымирает. Но давайте продолжим логику. То, что деревня вымирает — не какой там объективный процесс, а результат политики государственных чиновников, которые, между прочим, закрывают последние центры культуры — библиотеки. Села «оптимизируются», то есть устраняются вслед за центрами культуры. При этом глава государства говорит, что в Беларуси должны жить 40 миллионов человек вместо нынешних девяти с половиной. Вопрос только — где и за счет чего они будут жить: в деревнях с реальной работой или в новообразованных комиссиях различных министерств и ведомств, чтобы проверять художников на тунеядство.

В упомянутой Польше подобные абсурдные комиссии были объектом сатиры еще в советские времена. Это же сколько карикатур можно нарисовать на государственных дармоедов, которые проверяют на дармаедство писателя, художника, музыканта.

Вообще, чиновник и культура могут адекватно сосуществовать только тогда, когда первый понимает свою роль компоста и роль культуры как плода, помидора, например. Быть компостом — почетная функция всех министерств и правительства, пока навоза не становится чрезмерно много, пока он не заливает собой все и не начинает над всем доминировать.

Ребенок понимает, что от умножения компоста помидоров больше не станет. Поэтому философия компоста, который поставил себя на место помидора, ложная. Чиновник по определению тунеядец, он ничего не производит, его задача — помогать художнику в самореализации. Потребитель никогда не станет покупать в магазине и есть на завтрак компост — а именно утверждением обратного оправдывают свое существование чиновники. Не купят и не съедят министра Светлова с армией подчиненных вместо произведений Литвинковича или Лозницы тысяч художников, которые уехали из Беларуси в адекватный мир. В результате — очередной удар по бюджету и светлому лозунгу «Покупайте белорусское».

Белорусская культура, к сожалению, существует отчасти за пределами Беларуси. Здесь разрастается компост, а наши помидоры спеют где угодно, но только не у нас.