Передел

В последнее время правоохранительные органы все чаще сообщают в прессу о злоупотреблениях государственных должностных лиц, коррупции и взятках. По общему впечатлению, большинство расследований связаны с выделением земельных участков и строительством. Как вы полагаете – медиаактивизация правоохранительных органов в антикоррупционной борьбе свидетельствует о переделе строительного рынка или о более масштабных процессах, происходящих в управлении страной?

Нужно отдать себе отчет в главном: мы живем в нищем государстве.
Нет, правда! Что у нас есть сегодня из того, что можно продавать оптом, в розницу, что будет пользоваться спросом всегда?

Во-первых, транзит. Нравится это кому-нибудь или не нравится, но очевидно, что Беларусь всегда будет транзитной державой из православия в католико-протестантизм, и скорее потеряет свой статус государства, нежели откажется добровольно от статуса транзитной территории (как жить тогда будем, за счет чего?!). И именно потому, что государство лишь транзитом может позволить себе оплачивать тепло в домах и огонь в печах (примитивизируем, но всем все понятно), оно никогда не позволит уже частным лицам также жить за счет этого же ресурса. Газовых зачетов больше, похоже, не будет.

Но ведь и частнику что-то нужно оставить.

А что?

Ведь частник в наших условиях – лицо, приближенное к власти, однако само по себе властью не являющееся. Оно никак не может – это лицо – жить за счет транзита. Не допустят.

Но тогда что еще имеет непреходящую ценность?

Земля.

Транзит нельзя приватизировать кусочками (можно загреметь в тюрягу), а землю как раз можно.

И ведь до нас пилили ее, матушку!

Только пилили неправильно. Потому как – без нас.

А сейчас нам нужно распилить. А для того – отнять у тех, кто был до нас, и их клиентелы.

Так они думают, вероятно. Чиновники наши.

И это очень серьезно. Передел земли свидетельствует о том, что нет инструментов удержать то, что казалось уже окончательно твоим. Сил нет. Влияния нет. Потому что – закона нет.

Вернее, есть. Но есть и другие законы, которые сродни кистеню в лесной чащобе.

В России ведь сейчас – нечто аналогичное происходит. Мэров и вице-мэров, глав муниципальных образований отстреливать начали. То есть, тех, кто реально распоряжался процессом "распилки" земли. Так вот их и начали отстреливать. Физически – а вовсе не морально.

У нас – проще. Обвинили в коррупции, посадили в тюрьму, неправедно "отпиленное" вернули родному государству… Все – при своем. И – по новому кругу.

Это и раньше было. Но сейчас власть окончательно перестала контролировать процессы «внизу». И они – процессы эти – обострились. В связи с резким обнищанием всей страны.

Городской сумасшедший Достоевский писал, оппонируя патриархальному идеалисту Островскому, в черновиках к "Преступлению и наказанию": "Бедность не порок. Нищета порок".

Молодец, Достоевский, правильно заметил!

Мы были бедными – но не порочными. Кризис сделал нас нищими. И те, кто ничего не имел, посягнули на чужое.

"Скидавай сапоги – власть переменилась!"

"Вверху" – не переменилась. "Внизу" – переменилась очень сильно. И совместить верхи и низы пока получается плохо. Кто-то кого-то должен победить.
Подождем.

Александр Федута

поделиться