Лукашенко публично исповедался в преступлениях

Лукашенко публично исповедался в преступлениях.

Во время пресс-конференции для российских СМИ 11 октября и перед всей мировой общественностью президент Беларуси А.Лукашенко фактически признался в совершенных им преступлениях. Очевидно, что подобные действия главы государства не были вызваны какой-то особой необходимостью, законами военного времени или сложившейся ситуацией, которую не контролировали правоохранительные органы Республики Беларусь. То, о чем так красочно рассказал российским журналистам Лукашенко, - это была не борьба с бандитизмом, а проверка готовности созданного по его личному приказу подразделения, именуемого в народе «эскадроном смерти» для устранения неугодных ему лиц.

Автор не имеет в виду операции, проводимые сотрудниками ГУБОП, которые успешно занимались борьбой с оргпреступностью, в том числе и на дорогах. Был случай нападения трех вооруженных бандитов на остановившуюся машину с двумя сотрудниками Минского управления, которые возвращались из Бреста. В результате двое бандитов были убиты. После этого официально планировались и успешно проводились другие операции. Есть конкретные люди, соответствующие начальники и подчиненные, уполномоченные решать по долгу службы данные задачи, есть официальные отчеты, уголовные дела и статистика. Все проводилось в рамках закона, проводилось расследование по каждой операции.

Но "эскадроны смерти" работали параллельно и вне закона. Обнаруженные вблизи дорог трупы бандитов ГУБОП списывал на россиян, которые якобы защищались при нападении. Им доподлинно известно, что их ребята в этом месте не работали. Но сколько еще не найдено исчезнувших бесследно людей?.. Уничтожение "банд на дорогах" и в городах было, прежде всего, психологической закалкой и подготовкой личного состава данного подразделения к убийству неподконтрольных режиму Лукашенко лиц, его политических оппонентов.

Как известно, "вор в законе" Владимир Клещ по кличке "Щавлик" в то время не скрывался от правосудия, свое он отсидел и был захвачен не на дорогах, о которых сегодня говорит Лукашенко, а в Минске на улице Красной, доставлен не в тюрьму, а вывезен в лес и цинично уничтожен. Но это была не первая и последняя жертва. Лукашенко не понравилось, что накануне Щавлик приехал к Оперному театру на таком же 600-сотом «Мерседесе», как и у него, кроме того, они сидели в соседних ложах. Признанный вор в законе Щавлик и начинающий, но, как выяснилось, очень перспективный пахан с неограниченными возможностями. Лукашенко заметил: "Двух президентов не должно быть". Вор в законе исчез навсегда, остался один президент с двумя "Мерседесами" МВ-600. Он также по-бандитски завладел дорогой иномаркой.

В последующем то же самое произошло и с машиной Красовского. После захвата Щавлика его "Мерседес" был припаркован на складе полка МВД (в/ч-5448) по адресу Грушевская, 29 и завален картонными коробками холодильников "Атлант".

Чем была вызвана необходимость тренировок и самосудов? Исполнители из созданной команды были готовы умереть за Родину, привести в исполнение судебный приговор в отношении приговоренных судом к смертной казни преступников или убить их в перестрелке в ходе захвата или ареста, но они не были готовы выполнять преступные приказы и совершать серийные убийства людей, чья вина не была доказана. Их образование позволяло им понять суть противоправных действий, на которые их толкали начальники, последующие задачи и заказы, которые ожидали их в перспективе, могли вызвать сомнения в их законности. Они были в состоянии отличить преступников от общественных политиков, и офицеры и бойцы должны были убедиться в том, что их непосредственные начальники (к примеру, полковник Д.Павличенко) не сошли с ума, а выполняют приказы высшего руководства страны, которые берут на себя всю полноту ответственности перед законом. Тренировки на "бандитах на дорогах", в городах закалили исполнителей, вселили в них уверенность того, что они решают государственную задачу, не владея полной информацией, которая доступна только высшему руководству страны. Министр внутренних дел генерал Ю.Сиваков подбадривал исполнителей, раздавая денежные премии: "Ничего не бойтесь, наша власть вечная".

Сегодня эту ответственность взял на себя президент страны. Вот его публичные признания: "Когда я стал президентом, Советский Союз только развалился, и самая страшная была беда: страна транзитная, надо было обеспечить безопасность. На трассе Москва-Минск-Берлин я столкнулся в первый раз, как президент, с этим бандитизмом. Мне приходят, докладывают: там остановили машину — убили водителя, машину забрали. Тогда же не было столько "Мерседесов", как сейчас, это было редкостью. Бандиты сразу, глядя на эти автомобили, положили глаз и их хозяев. Они видят "Мерседес" или "Ауди" едет — останавливали под видом милиции. Если сопротивлялись — могли и убить или искалечить. Автомобиль и все, что в нем, забирали".

Тогда, по его словам, нужно было принимать "радикальное решение"... "Собрали несколько групп, взяли крутые автомобили и устроили ловушку на этой трассе. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы такие уничтожили, четвертой — не было. И до сих пор тихо и спокойно", — отметил Лукашенко. "Может быть, это слишком, но я не находил другого метода, чтобы ответить на этот разбой: как дать в морду. В сортире не мочили, а в морду дали. Все поняли. Бандиты понимают только тогда, когда с ним разговариваешь на его языке", — считает белорусский руководитель. "Но при этом — не надо зарываться. Действуешь справедливо — поймут, если нет — будет еще больший криминал, чем тот, который ты хочешь искоренить", — подчеркнул Лукашенко.

Раньше он еще пытался отрицать то, чем сейчас бравирует перед мировой общественностью. Это признание не является его раскаянием. Это результат распущенности и безнаказанности за весь 20-летний период бесконтрольного правления, насилия, самодурства и беспринципности.

Но самым опасным и страшным для страны является его прогрессирующая уверенность в правильности своих деяний и растущее презрение к людям. Инородец уже называет белорусский народ "народцем", который скупает валюту и пытается устроить девальвацию в его таборе, министрам грозит тюрьмой за скопление на складах неликвидной и неконкурентоспособной продукции, пытается ввести выездные пошлины. Может, дождемся на выезде 100$, а на въезде - 200? Ему уже не нравится свой "народец" и появляется желание найти другой. Посему он даже планирует завезти 10 миллионов гастарбайтеров. Перед своим "народцем" он восхищается своим другом Асадом, который несколько дней тому назад удушил газами почти полторы тысячи человек, среди которых более четырехсот детей. Но по его словам это "очень добрый человек".

Пахан взрослеет. У него от "успеха" начинает "сносит башню", но сам он этого никогда не заметит. Президенту Путину поступает вполне "приличное" по меркам Лукашенко предложение поделиться территорией (отдать ему Калининградскую область)... Это очевидные опасные симптомы, которые в силу разных причин, скрепя зубами, не замечают руководители других государств. К чему такие жертвы? Отмывает много денег?.

Больной человек не должен управлять ни государством, ни колхозом!

"Президент" еще "вполне вменяем" для окружающего мира, и даже многие белорусские псевдооппозиционеры не видят ему альтернативы. С этим соглашается как Восток, так и Запад. Лукашенко сдерживается и не договаривает о своих преступлениях до конца. Пока он еще не рассказывает нам, как с криками "Именем Президента Республики Беларусь" его команда расстреливала политических оппонентов: генерала Ю.Захаренко, В.Гончара, А.Красовского, журналиста Д.Завадского, заживо сожгла и свидетеля, начальника минского крематория Станкевича. Бойцы, как звери, одурели от запаха крови, безнаказанности и вседозволенности, вошли в раж и вскоре начали использовать свое могущество в целях своего личного обогащения. Крышевание фирм, выбивание денег и вымогательство, уничтожение предпринимателей являются не полным перечнем их преступлений. Вырезана многодетная семья предпринимателя. Вывезен в лес и случайно выжил начальник КРУ Министерства культуры Александр Грачев.

Непосредственный исполнитель преступных приказов командир бригады полковник Павличенко со своими подчиненными сгорели на своих собственных корыстных преступлениях и все же попали в следственный изолятор КГБ. Там он, прикрываясь своим покровителем, дал чудовищные показания и рассказал следователю о своей "исторической миссии". Но президент не поведал нам на пресс-конференции о том, за что он лично освободил и вернул на служебное место полковника Павличенко и вместо ареста новых фигурантов по делу по ходатайству председателя КГБ Мацкевича и Генпрокурора Божелко отправил их в отставку. После чего материалы уголовных дел по исчезновению политических оппонентов были уничтожены, а засветившихся исполнителей вроде майора Васильева, офицеров из группы Игнатовича запрятали в тюрьмы по другим обвинениям с целью сокрыть совершенные раньше, но гораздо более резонансные преступления.

Уничтожены Коновалов и Ковалев, основные свидетели самого громкого преступления в Беларуси - теракта в Минском метро 11 апреля 2011 года. Так что созданная руководством РБ с неограниченными полномочиями преступная группа задавала правоохранительным органам головную боль, отвлекала их от борьбы с преступностью, натворила массу нераскрытых уголовных дел, поломала судьбы многих работников МВД. Под видом борьбы с преступностью президент создал неприкасаемый преступный синдикат государственного масштаба и встал над Законом. Перед этим циничным признанием ранее он позволял себе лишь оговорки по Фрейду: "Вы думаеце, што мы яго [Някляева] скралі і кудысьці звязлі? Не, такіх падарункаў не будзе больш". Это ответ Лукашенко на вопрос журналиста: "Где Некляев?"

Фактически Лукашенко признает, что он в курсе похищений его политических оппонентов Захаренко, Гончара, Красовского, Завадского. Автор обращает внимание общественности, политиков, врачей-психиатров и на более важную деталь. Совершены и фактически раскрыты преступления против человечности, которые подпадают под международную уголовно-правовую юрисдикцию и не имеют сроков давности. Они были раскрыты прежними правоохранительными органами Беларуси, в соучастии в совершении которых подозревается, прежде всего, сам Лукашенко. Но до сегодняшнего дня он занимается сокрытием этих преступлений на глазах мировой общественности, держит политических заложников в тюрьмах и почти уже убедил даже Запад, что они якобы "преступники". Лукашенко небезуспешно пытается снять без всяких предварительных условий даже смешные санкции в отношении членов своей команды. Возникает вопрос: какими правовыми, нравственными, политическими, дипломатическими и прочими принципами руководствуются лидеры, политики, дипломаты государств, встречаясь на официальных и неофициальных приемах с Лукашенко и пожимая ему руки? Ведь такая позиция только вдохновляет диктатора на новые преступления против собственного народа. Создаются все условия для выращивания еще одного Чаушеску, Каддафи, Асада в цивилизованной Европе. Не должно быть двойных стандартов, особенно в оценке преступлений и деления преступников на хороших и плохих. Аморально устанавливать планку допустимости их жертв, делить убийства и преступления на нравственные и безнравственные.

Пора зазывать диктатора не на саммит "Восточного партнерства", а начинать расследование преступлений против человечности. Страной должен править не пахан, а закон!