Чем закончится противостояние в Украине?

Мои детство и юность прошли во Львове. Там случилась первая любовь. Вторая – тоже. Там я учился и работал. Там похоронены мои мама, бабушка, дедушка. Для меня Львов – самый красивый город в мире, а украинским языком владею лучше белорусского. Я езжу туда два раза в году: осенью и весной. Когда приезжаю туда с минскими друзьями, устраиваю им экскурсии по городу, где знаю буквально каждый дом – еще с тех пор, когда в студенчестве разносил телеграммы.

Карпаты – почти дом родной. Исходил десятки километров по их хребтам. Одесса и Крым такие же родные и исхоженные. Да и в Киеве бывал много раз. Я люблю Украину.

Потому нынешние события в Украине для меня не чужие. Безумно жалко людей. Бесит бездарность и слабость власти. Нравственный призыв Евромайдана очевиден. Не разделять его может только безнадежный консерватор. Люди проявляют чудеса взаимопомощи, гражданской солидарности, самоорганизации, мужества, готовности к самопожертвованию.

Впрочем, эмоций хватает и без меня. Объем подробностей зашкаливает, а новости больше напоминают военные сводки. Реальный героизм людей и информационный фон мешают понять суть вещей и заслоняют фундаментальные причины украинского кризиса, самая первая из которых – коррупция, пронизавшая все слои общества и государства.


Коррупция

Взятки в Украине давали и брали всегда. Открыто, не стесняясь. Это было и в СССР, осталось (и возросло в немереных масштабах) теперь. Помню, в 1986 году родственнику нужно было устроиться на работу без львовской прописки. Через знакомых ему велели принести начальнице отдела кадров 150 рублей (по тем временам среднемесячную зарплату) и килограмм хороших конфет. Он пришел в приемную, где сидели начальница и ее секретарша. Начальница буднично бросила: "Давайте!" Он кивком головы молча показал на секретаршу. Начальница, хихикая, сказала: "Наталка, выйди! Видишь, мальчик стесняется... Давайте!" Взяла конфеты, приговаривая: "Это девочкам". Бросила на стол. Затем взяла конверт с деньгами, запустила туда пальцы и ловкими движениями пальцев пересчитала купюры, не вынимая их из конверта. Сказала "спасибо" и спрятала конверт в свою сумочку. Через день друг вышел на работу. Без прописки.

Кто жил при СССР, знает, что подобные вещи с разной частотой случались повсеместно. Однако у нас, в Беларуси, например, был повсеместен блат, но не коррупция: "одолжения" были проявлением кумовства, за которое брали так называемый "подарок". На них редко зарабатывали, а тем более не ставили "бизнес" на поток.

Бытовая коррупция в Украине во все времена была чудовищной. За любой чих – плати. Даже в мелочах. Вы обращали внимание на уникальное свойство украинской розницы – хронический дефицит сдачи? Это особенно заметно в общественном транспорте. Так было и в 70-х годах прошлого века, осталось и посейчас. Распространено и другое: с посетителей берут деньги, а чеки, квитанции и билеты не выдают – и в общественном транспорте, и за услуги, и на различных мероприятиях.

Так что если вы думаете, что коррупцией в Украине поражена только власть, то ошибаетесь. Она процветает даже в частных фирмах. На днях услышал историю расследования уникальной рыночной ситуации: во всем мире продажи одной из автомобильных марок росли и только в Украине падали. Директоров киевского автоцентра меняли каждые несколько месяцев, но толку не было. После многомесячного расследования выяснилось: менеджеры по продажам говорили покупателям, что сейчас нужного им авто нет в наличии, но "вы обратитесь в такую-то фирму – у них должно быть". Сговор охватил весь автоцентр – от директора до мастеров.

Наконец, можете ли представить, чтобы такой критический для экономики страны товар, как природный газ, по межгосударственному контракту закупался через швейцарскую частную фирму, частично принадлежащую украинскому олигарху на паях с государством? В Украине это реальность. Должностное лицо, подписавшее межгосударственный контракт с соседней страной по цене, превышающей западноевропейскую, и угодившее в тюрьму, считается узником совести, а портрет бывшего чиновника висит во многих домах.

Государственные люди и олигархи (что часто совпадает) обделывают свои дела на всю страну, не таясь. Ситуация открыто обсуждается в СМИ, благо свобода слова не имеет границ. Каждое украинское медиа принадлежит какому-нибудь олигарху, который с его помощью "мочит" конкурентов и "крышующих" конкурента чиновников. Свобода слова и демократия, которым завидуют в соседних странах.

А по мелочам "берут" все, кто имеет хоть какую-то, пусть даже временную власть: ГАИ, таможня и прочие контрольные органы, иногда даже не прикрываясь несуществующим нарушением. Распространены откровенные формулы: "А чем я семью кормить буду?" или "Ну, дайте хоть на сигареты". Слышал даже высказывание: "Будет моя семья ждать, пока ты что-нибудь нарушишь?" Рэкет под крышей государства, кормушка для персонала, система сбора дани снизу доверху.


Беспредел

Вторая по счету, но не по значению причина нынешнего украинского кризиса – беспредел правоохранительных органов.

Вот история, случившаяся с моими близкими друзьями в конце 2012 года во Львове. Скромный порядочный 30-летний инженер, за всю жизнь, пожалуй, никогда не переходивший на красный свет, шел днем по тихой улице. Рядом остановился автомобиль. Из него выпрыгнули крепкие ребята, скрутили его и привезли в районное отделение милиции. Там ему показали пакетик с белым порошком и объяснили, что за перевозку наркотиков ему грозит от трех до пяти лет тюрьмы. Но они, так и быть, готовы не составлять протокол и отпустить его с Богом, если в течение четырех часов до конца смены им принесут 7 тысяч долларов.

И принесли ведь. Экстренно собрали по всем знакомым, долги раздают до сих пор. Жизнь и здоровье дороже. Да и кому жаловаться? Где гарантия, что сотрудники службы Национальной безопасности Украины не в сговоре с милицией и в результате сумма выкупа не возрастет многократно либо сам выкуп станет невозможным? Ведь при проверках доблестные милиционеры будут сражаться уже за свою собственную свободу.

Надо ли говорить о том, что сейчас этот инженер и его жена каждый день часами стоят в львовских городских пикетах, а раз в месяц берут на работе отпуск на неделю и ездят в Киев на Евромайдан! Разумеется, за собственные деньги. И племянники моего одногруппника тоже ездят в Киев. Тоже за свои кровные. И в 2004-м ездили на предыдущий Майдан, когда еще были студентами мехмата: деньги на это им давали родители.

Мой бывший одноклассник много лет руководил отделением милиции, на подконтрольной территории которого находится один из известных вещевых рынков Львова. Странное дело, на этом рынке много лет подряд по много раз в день грабили и покупателей, и продавцов, а милиция почему-то никогда не могла найти грабителей, даже с помощью специально выставленных дежурных постов. Об этом писали во львовских газетах с подробностями. Что есть в Украине – так это свобода слова. Только вот на материалы СМИ власть не реагирует.

Любые проблемы в Украине решаются с помощью правоохранительных органов. Были бы деньги. Берут судьи, чиновники, бизнесмены, депутаты. Открыто, не таясь. Еще и хвастаются друг перед другом. Суды решают вопросы в пользу того, кто дает больше, устраивая "тендеры". Кто прав, кто виноват – не имеет значения. Продается и покупается всё.

А что же в политике? Чтобы стать депутатом, нужно пройти круги ада. Если ты неугоден местным властям или конкурент заплатил больше, сделают все, чтобы ты не прошел. Для этого хороши все методы: дискредитация, уличные пикеты, налоговые проверки, блокирование банковских счетов кандидата, конфискация собственности и прочая классика жанра. Детективные романы меркнут перед реальностью. На сей раз обойдусь без подробностей, чтобы не засвечивать источник: бизнесмен в крупном городе восточной Украины, на несколько лет все-таки умудрившийся прорваться в депутаты местного совета. Характерно, что на повторный срок он баллотироваться не стал, хотя мог.

Налоги никто не платит: зачем? Ведь от проверок просто откупиться. Но как в таком случае собрать стабилизационный фонд, позволяющий наплевать на угрозу отказа России от украинских товаров?

О пристойных зарплатах госслужащих и говорить не приходится.


Европейский выбор?

Исследования социологов постсоветских стран убедительно показали, что за желанием интеграции с ЕС у населения (большая часть которого никогда не выезжала за границу) на самом деле стоит желание европейских порядков и особенно европейского благосостояния в своей собственной стране. Так сказать, "евроремонта" у себя дома. Словом, для большинства речь идет не о сознательном политическом или демократическом выборе.

Вот почему доведенный до отчаяния украинский народ воспринял отказ от подписания соглашения об ассоциированном членстве в ЕС как крах надежд на конец беспредела, безвластия и коррупции. Потому, на первый взгляд, рачительное, "хозяйское" решение властей не терять российский рынок (плюс кредит и серьезное снижение цены на газ) народ воспринял как плевок в лицо. В ноябре 2013 года давно созревший нарыв лопнул.


Чем является Евромайдан – и чем он не является?

Для многих украинцев Евромайдан – это не конфликт европейских демократических ценностей с тоталитарными. Тем более что в западных областях умами владеют националисты. Но это и не конфликт между националистической Западной Украиной и пророссийским востоком, хотя из-за разницы в уровне жизни и менталитете на западе протестные настроения сильнее.

Евромайдан – это не только выступления против слабого, бездарного руководства, хотя все требуют отставки президента. Тем более это не происки спецслужб, как упорно пытается внушить российская пропаганда, привычно объявляющая любые негативные общественные явления кознями Запада.

Евромайдан – это массовый стихийный протест украинского народа против беспредела зарвавшейся власти и системной, чудовищных масштабов коррупции, пропитавшей все слои общества.

До тех пор, пока у борцов за лучшую долю не появится надежда на наведение в стране элементарного порядка, они вряд ли разойдутся, если их не разгонят силой. Но даже в случае рассасывания толпы протестные явления в любой момент могут возобновиться, покуда не устранены причины.

А причины – системные… Как искоренить коррупцию, когда она настолько въелась в подсознание, что воспринимается общепринятым инструментом обретения благ? Когда взятка перестает быть событием, почти как покупка в гастрономе? Готовы ли сами украинцы отказаться от возможности ловчить? Например, перестать откупаться от гаишников, начать ездить по правилам, прекратить парковаться на тротуарах и посреди дороги? Начнут ли требовать чек у продавца и сдачу до копейки? Будут ли массово жаловаться на мокрую серую постель и грязь в поездах? Готовы ли предприниматели платить все налоги? Может быть, сыновья обеспеченных родителей безропотно пойдут в армию? Да – господи! – когда же пешеходы начнут обращать внимание на светофоры и дорожную разметку!

Хотят ли украинцы изменить себя? Если нет – боюсь, никакой президент не поможет. Ведь нынешний – уже четвертый по счету. Скоро ему на смену придет пятый, потом шестой. Научил ли чему-то Майдан-2004? Очевидно, нет. Десять лет спустя сценарий повторился, только на этот раз вышел из-под контроля из-за растерянности и бездарности власти.

Чем закончится противостояние в Украине?


2014-й

Итак, что же мы видим сегодня? При поддержке местных силовиков власть сменилась в целых областях Украины. Любая попытка подавления протеста может явиться началом гражданской войны: даже если речь идет не о сознательных гражданах, а о гопниках, для которых народные волнения – лишь повод для хулиганства. Судя по настроениям, на Западной Украине уже практически не признают центральную власть, цели и идеалы которой не разделяют. Разгон Евромайдана в Киеве и подконтрольных центру областях может привести (и возможность эта – не гипотетическая) к объединению восставших областей в суверенное государство. В первые месяцы де-факто, а со временем и де-юре.

Чтобы не допустить распада страны, у Януковича остается два сценария. Самый очевидный – выполнить требования оппозиции, назначив новые выборы и уйдя в отставку. Теоретически возможен и другой сценарий: покаяться перед народом, объявить беспощадную войну коррупции и беззаконию, снять силовых министров и провести тотальную чистку силового аппарата. Но он до этого, во-первых, не додумается; во-вторых, он на это не пойдет; в-третьих, ему вряд ли дадут это сделать. Поэтому скорое исчезновение нынешнего руководителя страны с политического небосклона неизбежно, вопрос лишь в форме его смещения: или уйдет сам, или сметет толпа.

Будут назначены новые президентские выборы. Что дальше?

Совсем новая фигура не имеет шансов. Поэтому наиболее вероятными кандидатами на президентский пост являются пятеро: три нынешних лидера оппозиции (Кличко, Яценюк, Тягнибок), Юлия Тимошенко, которая может выйти из тюрьмы по амнистии, и "темная лошадка" – кандидат от нынешней власти, имя которого пока неизвестно. Каковы их шансы?

Кандидат от власти может выиграть демократические выборы благодаря поддержке востока из-за страха перед национализмом. Однако Западная Украина такого президента больше не признает. Учитывая, что там уже сменились местные власти, это, опять же, приведет к распаду страны и, возможно, со временем – к гражданской войне.

Тимошенко невероятно харизматична, и ее шансы на победу велики. Однако она фактически продолжит политику Януковича (в смысле коррупции и беспредела), и ситуация, приведшая к нынешнему кризису, со временем может повториться.

Националистический кандидат, как и на всех предыдущих выборах, в масштабах страны не пройдет из-за численного преобладания голосов востока. Львовские друзья, вот сейчас, в этот миг, стоящие в пикете, утверждают, что "страшилка" националистами-радикалами сейчас – главное оружие власти на востоке, разумеется, помимо криминальных отрядов "титушек". Восток Украины уже вдоволь нахлебался правлением "своего" президента, и во многом россказни о бандеровцах, от которых их защищает нынешняя власть, помогают ей удерживать влияние в восточных регионах. Правда, нынешняя власть надоела уже не только украинскоязычным, но и русскоязычным гражданам страны: например, во Львове протест против власти активно поддерживает большинство сотрудников кафедры русской филологии. Тем не менее, одно дело – протест, другое – долговременная поддержка националиста-радикала.

Более благоприятный исход видится, если выборы выиграет кто-то из центристских лидеров оппозиции – Кличко (если его не отстранят от выборов из-за тройного гражданства) или Яценюк. Пусть они сегодня недостаточно популярны, однако эти фигуры теоретически могут консолидировать вокруг себя украинский народ. Вопрос в том, смогут ли они побороть беспредел и коррупцию – или история в очередной раз пойдет по кругу.


2015-й и после

Словом, сегодня Украина, как никогда, нуждается в лидере. Возможно, в идейном последователе Саакашвили, который сумел в считанные годы победить бытовую коррупцию и какое-то время выглядеть народным спасителем. Правда, бывший грузинский лидер сделал слишком много ошибок, из-за чего в конечном счете и потерял власть. Так что будущий реформатор украинского государства должен учесть ошибки Саакашвили.

Новый лидер должен ограничить беспредельную власть украинских олигархов, до сих пор достаточно успешно обеспечивавших избрание на высшие посты государственной власти "своих" людей. Ряд экспертов полагает, что если новая верхушка власти перестанет "давить" на нижние уровни, уровень коррупции в системе власти значительно снизится.

Внешнеполитическая дилемма для нового президента остается прежней: выбор между ЕС и Россией. Недружественная политика России в случае ассоциации с ЕС высоко вероятна. Запад же может дать кредиты или инвестиции, но не станет доплачивать за дружбу, как это привыкла делать Россия. А если новая власть не совладает с экономикой, народный бунт будет еще сильнее, чем сейчас. С другой стороны, отказ нового лидера от евроинтеграции может привести к повторению нынешнего бунта.

Но кто назовет имя будущего украинского лидера, у которого получится хотя бы начать развязывать узлы, затянувшиеся на шее народа? Лидера, который сможет обуздать украинских олигархов и которого за это не убьют. Лидера, который поведет народ в светлое будущее и выдержит народное недовольство, вызванное переменами и неизбежной ситуацией "лес рубят – щепки летят". Даже любимый народом законно избранный лидер, не имеющий опыта государственного управления, через год-полтора потеряет власть. Как показали примеры многих стран СНГ в начале 90-х, на фоне управленческих ошибок неопытных народных лидеров старая номенклатура перехватывает инициативу и быстро отбирает власть обратно.

Лидера нужного масштаба, способного провести необходимые реформы, на украинском горизонте пока не видно.

Может, поэтому все большее число людей на Евромайдане не воспринимает нынешних лидеров оппозиции всерьез и не верит им. Лишенный авторитетных лидеров, Евромайдан стал государством в государстве. Уже не очень понятно, кто и зачем пришел сюда и что делает. Каждый – за правдой, но правда у каждого разная. На баррикадах то и дело раздаются выстрелы, страдают и гибнут люди, однако акты насилия выглядят случайными. Майдан утерял цель, ради которой создавался, и начал жить собственной жизнью. Телега оказалась впереди лошади, народ опередил лидеров. Насилие нарастает, а смысл протеста размывается.

Тем не менее, за 10 лет подвижки явственны. Мои друзья, стоящие на Майдане, говорят: отличие Майдана-2014 от Майдана-2004 - в том, что люди стоят не за перемену имен, а за изменение системы. Общество дозрело до понимания того, что невозможно свободно жить в условиях тотальной коррупции и беспредела. Вопрос - в лидере, которому окажется под силу их побороть.

Новости по теме

Последние новости