365 дней Мясниковича, которые потрясли Беларусь

Дмитрий Заяц, "Белорусские новости"

Когда год назад, 28 декабря, президент назначал Михаила Мясниковича премьер-министром, у многих появилось предчувствие, что в стране после этого произойдут какие-то серьезные изменения.

Но никому и в голову не приходило, что Беларусь в 2011 году переживет две девальвации и столкнется с гиперинфляцией. Виновато ли в случившемся новое правительство? Итоги деятельности команды Мясниковича интернет-газета Naviny.by подводит вместе с людьми, которые ранее работали в белорусском правительстве.

Неизбежная девальвация

Михаил Мясникович был назначен премьер-министром аккурат накануне нового, 2011 года. К тому времени золотовалютные резервы Беларуси снизились до 5 млрд. долларов, а отрицательное сальдо торгового баланса (по итогам 2010-го) достигло рекордных 13,6% ВВП.

В первые месяцы после назначения Мясниковича ситуация продолжала усугубляться: к 1 февраля 2011-го ЗВР Беларуси снизились до 4,3 млрд. долларов, к 1 марта — до 4 млрд. долларов. Таяние резервов не оставило равнодушным Александра Лукашенко. 25 февраля на совещании он раскритиковал Мясниковича и тогдашнего главу Нацбанка Петра Прокоповича за то, что они "раздают валюту кому попало". Вскоре после этого были введены ограничения на валютном рынке, страна погрузилась в период валютного дефицита.

На фоне продолжавшегося эмиссионного финансирования экономики, с одной стороны, и валютных ограничений — с другой, уже к концу марта курс доллара вырос на 20%. В апреле и мае девальвационные процессы продолжались. 24 мая Нацбанк попытался выйти на единый курс, однако одной девальвации (до 5000 рублей за доллар) оказалось недостаточно.

"Девальвация рубля была неизбежной, — полагает экс-глава Администрации президента, бывший вице-премьер Леонид Синицын. — К моменту прихода Мясниковича в правительство уже сложилось большое отрицательное сальдо торгового баланса, которое и дестабилизировало ситуацию на валютном рынке".

Схожей точки зрения придерживается и бывший премьер-министр Беларуси Михаил Чигирь.

"У правительства не было возможности избежать девальвации, — убежден он. — Причем если мы не реформируем нашу экономику, то и в будущем мы столкнемся с девальвацией рубля".

Девальвационные процессы в 2011 году серьезно растянулись. После первой девальвации в мае рубль продолжал слабеть и в июне-августе. За летние месяцы курс доллара на черном рынке вырос до 8000 рублей. Введение в сентябре дополнительной биржевой сессии подтвердило этот факт. Окончательно эпопея с выходом на единый курс закончилась 20 октября, когда официальный курс белорусского рубля был приведен в соответствие с рыночным курсом.

Бывший министр экономики, а в настоящее время — руководитель Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. Кунявского Георгий Бадей убежден, что длительность валютного кризиса можно и нужно было сократить.

"Мы вносили свои предложения в Совет безопасности по этому вопросу еще в мае. Тот факт, что валютный кризис растянулся на полгода, не делает чести нашему руководству. В данном случае я не говорю именно о правительстве, потому что главные решения принимаются не там", — говорит Георгий Бадей.

Почему Мясникович не ушел в отставку?

В октябре, когда властям удалось выйти на единый курс белорусского рубля, в правительстве обсуждали уже другую злободневную проблему — инфляцию, которая с каждым месяцев продолжала бить рекорды.

К началу октября Минэкономики положило на стол правительства записку (к проекту прогноза социально-экономического развития на 2012 год), в которой предлагало меры по снижению инфляционных процессов.

К ноябрю предложения Минэкономики поддерживали многие в правительстве, в том числе и премьер-министр. 8 ноября на заседании правительства Михаил Мясникович заявлял, что "первоочередной задачей" правительства является снижение инфляции и даже выражал готовность ради достижения этой цели пожертвовать высокими темпами роста ВВП. Намерения Мясниковича полностью разделял и вице-премьер Сергей Румас. Однако планы правительства, которое предлагало утвердить на 2012 год низкие темпы роста ВВП, не нашли понимания в Администрации президента.

Спустя два дня после смелых заявлений правительства Александр Лукашенко раскритиковал "рыночную экономику Мясниковича-Румаса", а 22 ноября и вовсе назвал предложения правительства "шоковой терапией", которая "недопустима".

В суверенной истории Беларуси бывали случаи, когда члены правительства после критики в свой адрес подавали в отставку. В 1996 году на коллегии с участием президента правительство обвиняли в экономических промахах. Будучи не согласным с критикой, Леонид Синицын тогда подал в отставку с поста вице-премьера.

Сегодня, спустя 15 лет, Леонид Синицын говорит, что не жалеет о принятом тогда решении. "Особых сожалений по этому поводу нет. Сегодня я себя нормально чувствую. За все надо платить, свобода дорогого стоит", — констатирует Леонид Синицын.

Однако следовать примеру Синицына правительство Мясниковича не стало. Может, стоило?

Бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич полагает, что правительству нужно было до конца отстаивать свою точку зрения.

"Надо было положить на плаху свои должности и настаивать на своем. Увы, они этого не сделали", — отмечает Станислав Богданкевич.

В то же время Георгий Бадей считает, что правительству не стоило подавать в отставку. "В конце концов, ведь кому-то в правительстве нужно работать. Я не думаю, что уход правительства в отставку способствовал бы развитию экономки", — говорит Георгий Бадей.

По его мнению, нынешнее белорусское правительство «вполне компетентно, однако "у нас есть высшие госорганы, которые говорят, что нам не нужны реформы Мясниковича-Румаса".

"Поэтому деятельность правительства необходимо оценивать, исходя из тех реальных возможностей, которые у него существуют", — подчеркивает Георгий Бадей.

Аналогичной точки зрения придерживается и Леонид Синицын. "Я бываю в разных странах и могу сравнивать. Наше правительство работает профессионально — в рамках тех возможностей, которые у него есть", — подчеркивает бывший вице-премьер.

В свою очередь, Станислав Богданкевич говорит, что оценивать деятельность правительства Мясниковича достаточно сложно, так как основания для экономических проблем этого года были сформированы в прошлом году — до прихода Мясниковича на должность премьер-министра.

"Кризис на валютном рынке был предопределен еще до прихода Мясниковича в правительство. В 2010 году государство активно использовало эмиссию для разогрева экономика, было напечатано 20 трлн. пустых рублей", — напоминает Богданкевич. С негативными последствиями такой политики, добавляет экс-глава Нацбанка, пришлось бороться команде Мясниковича.

Вообще, как показал этот год, правительство в Беларуси существует для того, чтобы решать перманентно возникающие проблемы в экономике. Вмешиваться в "генеральную линию" и корректировать ее команде Мясниковича, которая попыталась поменять заветы четвертого Всебелорусского народного собрания, не позволили.

"Политика проводилась правильная и в этом ключе будет проводиться", — сказал Александр Лукашенко в ноябре и напомнил правительству, что "вы сформированы президентом под конкретную задачу", а кто не согласен — "пожалуйста, мы найдем другую работу".

Задача на будущий год уже утверждена. Согласно указу от 23 декабря, ВВП в 2012 году должен вырасти на 5-5,5%, инфляцию следует удержать в коридоре 19-22%, рост экспорта должен составить 11,6-12,3%.

Показатели на 2011 год тоже были хорошие. Инфляция, согласно официальному прогнозу, не должна была превысить 7,5%-8,5% (по факту будет под 110%), предельный уровень девальвации белорусского рубля был установлен год назад на уровне 8%, а на самом деле получилось порядка 180%. О чем это говорит?

Показатели в Беларуси утверждаются всегда такие, что другие страны позавидовать могут. Проблема белорусской действительности состоит в том, что выполнить показатели (в частности, по темпу роста ВВП) без тяжелых последствий для населения бывает невозможно. Правительство в этом году попыталось поменять показатели, но ему сказали, что политика проводиться правильная.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров