Капкан либерализма для Беларуси

Александр Обухович, специально для TUT.BY

То, что наша "белорусская модель" подлежит демонтажу, – абсолютно неизбежно.

Каковы бы ни были ее достижения в прошлом. Поскольку ее существование сегодня – не только главный тормоз для развития страны, но и она несовместима с системой хозяйствования ни в России, ни в ЕС. А для нашей небольшой страны отгородиться от столь могучих соседей – верный путь к "чучхэ". Который для населения нашей страны заведомо неприемлем.


Пробовали - не пошло

Но что должно быть выстроено на ее месте? Идейная борьба вокруг путей решения этого вопроса – вопрос не только политический. Как раз политические аспекты решения пока оставим в стороне. Исходя из ленинского тезиса, что "политика – лишь концентрированная экономика".

Точно так же оставим в стороне вопросы коррупциеемкости той или иной модели: вопрос хотя и актуальный, но уже не решающий. Коррупция – лишь нелегальная форма раздела дохода между капиталом и чиновным аппаратом. Там, где административное решение приносит частному капиталу дополнительный доход, она возникает всегда. И на Востоке, и на Западе, и на Севере, и на Юге. Вопрос в масштабах. У нас она не самая высокая: нет больших потоков. Размах коррупции в России как раз и обусловлен тем, что госпотоки играют в экономической жизни страны чрезмерно важную роль. Для Беларуси намного актуальнее выглядит вопрос, что доходов от хозяйственной деятельности предприятий всех форм собственности недостаточно для нормального функционирования государства.

И чтобы дальше не возвращаться к этой теме: лучшее, по мировому опыту, средство борьбы с коррупцией – гласность при подготовке и принятии административных решений, имеющих экономический потенциал. Бюрократическая тайна и коррупция всегда идут рука об руку.

Исходная задача, под решение которой требуется выстроить систему государственного управления, выглядит тривиально.

Имеем дефицит валютного баланса страны в текущем году не менее 6-6,5 млрд долларов. Попытки его сократить за счет форсирования производства в имеющейся номенклатуре провалились: емкость имеющихся рынков сбыта оказалась недостаточной, и рост производства привел лишь к росту запасов готовой продукции на складах и окончательной потере оборотного капитала предприятиями.

Попытки увеличить сбыт за счет стимулирования внутреннего спроса (через рост зарплат и социальных трансфертов) провалились: в большей степени вырос спрос населения на импорт и валюту. Рост цен на продукты питания, ЖКХ, рост акцизов прироста зарплат не компенсировал.

Провалена и попытка сократить государственные расходы. Прежде всего за счет сокращения чиновников. Эффект от сокращения растворился в фактическом перемещении, а не сокращении значительной части чиновников и в росте их зарплат. А капитальные расходы государства, как за счет строительства новых дворцов, так и за счет необходимых инвестиций в техперевооружение, только растут.


Дорогая цена

Не сработала и стандартная в таких случаях мера: девальвация. Предполагаемым результатом ее проведения должны были быть снижение зарплат и общего уровня жизни населения и, на этой базе, снижение издержек производства, рост конкурентоспособности продукции и увеличение экспорта и валютной выручки.

Поскольку рынок труда у нас с Россией общий, ответом рабочей силы на девальвацию была массовая трудовая миграция. В условиях возникшего дефицита рабочей силы зарплаты сначала были, по сути, проиндексированы, а потом – продолжили рост. Поскольку большая часть нашей экспортной продукции крайне импортоемка (импортоемкость экспорта колеблется, по разным оценкам, от 45% до 73%), с учетом индексации зарплат издержки производства не сократились. А позже, за счет роста процентов по кредитам и роста закредитованности предприятий вследствие вымывания оборотного капитала, и значительно выросли.

Провалена и попытка сократить дефицит валютного баланса за счет приватизации. Собственно говоря, и спроса на белорусские активы не видно. Самые громкие из намеченных и хоть частично проработанных сделок (МАЗ-КамАЗ, "Интеграл") вовсе не предусматривают денежной выручки: предполагается продажа наших предприятий за миноритарный пакет акций новой структуры, ликвидность которого не очевидна. А спроса на малые и средние предприятия, которые находятся у нас в самом тяжелом положении, вообще нет.

В конечном итоге не принесло пользы и ужесточение кредитно-денежной политики. Которое было нацелено не столько на обеспечение оборота, сколько на поддержание курса рубля.

Поскольку дефицит валютного баланса не сокращается, уровень золотовалютных резервов (ЗВР) напрямую зависит от объема заимствований. Внешних, внутренних – как удастся. Наши основные кредиторы как условие кредитования требуют поддержания ЗВР на неком стабильном уровне (2-3 среднемесячных объема импорта).

Попытки сжать денежную массу под тающий уровень ЗВР и относительно стабильный курс доллара привели к крайнему дефициту денег в экономике. С сопутствующей волной неплатежей, фактическим банкротством множества небольших предприятий всех форм собственности. Денежная масса М2 была снижена до 15% ВВП. В то время как приемлемый уровень развития экономики может быть достигнут при М2 на уровне не ниже 100% ВВП. К примеру, в России на 01.01.2013 г. М2 составлял 45% ВВП, и в течение 9 месяцев этого года вырос еще на 24%. Там запланировано, что до 2020 года М2 вырастет до 100% ВВП. В Китае М2 более 200% ВВП, на Западе – до 300%.

Но такое наращивание М2, без изменения механизма хозяйствования, без роста ЗВР, приведет лишь к повышению курса доллара в 6-7 раз (!!!). И никаких проблем страны не решит.

Одновременно ужесточение кредитно-денежной политики убило в стране кредит. Доступный уровень внешних кредитов для страны – 6-8% годовых. С учетом того, что имидж и страновой рейтинг определил уровень страховки таких кредитов в 4-5% годовых. При нашей инфляции на уровне 15% годовых ставка рефинансирования должна была бы находиться на уровне 25% годовых, а средняя ставка по кредитам – на уровне 27-30% годовых. А с учетом дешевизны кредитов от МВФ и ЕврАзЭС – еще ниже.

У нас частью – за счет выделения госбанками кредитов по госпрограммам на более льготных условиях, частью – за счет политики Нацбанка по сокращению денежной массы, ставки по кредитам намного выше. Но наращивание объемов производства для сокращения дефицита валютного баланса без кредита невозможно. Тем более – для предприятий, уже не имеющих собственных оборотных средств. А сложившиеся ставки по кредитам инвестиционные кредиты (кроме субсидируемых государством) исключают. А без кредитов и роста в сегодняшних условиях быть не может.

Свою роль сыграло и поддержание курса доллара на недопустимо низком уровне. По данным российской прессы, поддержание почти стабильного уровня доллара в этом году обошлось стране в 1,5-2 млрд долларов. Что, по сути, почти равно эффекту от льготных цен на газ. Получается, что и эту льготу мы проедаем. Как ранее проели советское наследство и кредиты МВФ. При том, что хорошо известно, что заниженный курс доллара стимулирует импорт, а завышенный – экспорт. И занижение курса решить проблему дефицита валютного баланса не помогает. Тем более – занижение за счет наращивания долгов.

В целом, на протяжении 2011-2013 гг. правительством были опробованы все стандартные меры по ликвидации дефицита валютного баланса: от масштабной девальвации до ужесточения кредитно-денежной политики. Кроме замены системы хозяйствования, пресловутой "белорусской модели". И все эти меры провалились.

И не могли не провалиться. Поскольку в рамках "белорусской модели" решения проблемы дефицита валютного баланса просто нет. Нравится правительству и населению эта модель или не нравится – уже абсолютно безразлично. Поскольку для ее реализации у страны просто нет ресурсов. Конечно, "быть богатым и здоровым значительно лучше, чем бедным и больным", но страна наша бедна и наша экономика больна. Вклад в такое положение дел внесли и внешние условия, и бездарность хозяйствования, и неадекватность "модели". Можно спорить, кто внес больше, но сути наших проблем это не меняет. Работу придется начинать с этой точки и в имеющихся внешних условиях.

Свои предложения по формированию экономической системы Беларуси, адекватной нашему экономическому потенциалу и внешним условиям, я уже давал. В том числе и в рубрике "Реальный сектор". По ряду направлений (страновая стратегия, промышленная политика, частно-государственное партнерство) правительство даже пыталось делать какие-то шаги, но все свелось к имитации деятельности. Поскольку наш приоритет пропаганды и политиканства перед конкретной экономикой делать реальные шаги не позволяет.


И либерализм - не спасет

Сегодня плавная модернизация нашей экономической системы, вероятно, уже невозможна: слишком далеко зашла деградация, слишком неблагоприятны условия на внешних рынках, слишком мало серьезной подготовительной работы сделано. А времени очень мало, поскольку конкуренты уходят вперед, и догонять их придется все сложнее и дороже. Поэтому рассчитывать на модернизацию с минимальными потерями для государства и населения уже не приходится. Потери уже в любом случае будут. И потери большие.

Тем не менее я категорически против либерального экстремизма. В конце концов у либералов для Беларуси всего три рецепта: массовая приватизация, закрытие всех нерентабельных госпредприятий, свобода частному бизнесу, который и построит новую экономику для страны.

Для массовой приватизации по реальным ценам у нас нет покупателей, по бросовым – имеем печальный опыт России и Украины. Где такая приватизация привела лишь к разрушению производственного аппарата страны. Иностранного капитала нет и не будет: ему у нас нечего предложить. Закрытие всех нерентабельных госпредприятий не означает, что на их обломках будут созданы новые процветающие частные. Более вероятно заполнение и имеющихся пока у нас ниш на рынках импортом. Китайским, турецким, российским. А что касается частного бизнеса – так ведь пока его нет. Тот, что есть – слабосилен. Вновь создаваемый мелкий – так ведь рынок для него во всем мире формируют крупные предприятия, и он не может развиваться без кредита. Которого у нас тоже нет.

Когда-то Петр говорил: "От богословия вши заели!". Я думаю, не последнюю роль в крахе СССР сыграли идеологические отделы КПСС. Из "идейных соображений", препятствовавших и развитию общественных наук (что не позволяло руководству принимать обоснованные решения), и попыткам внедрить элементы рыночной экономики в управление. Мы видим, как пропагандистское и идеологическое обеспечение препятствует реформам в нашей экономике. И для меня либеральные "мантры" - такой же идеологизированный бред, как и мечтания о возврате к сталинским методам управления. Не имеющий никакого отношения к реальным проблемам нашей экономики.

С моей точки зрения, нашей ключевой проблемой является переход от управления предприятиями к управлению капиталом. Главным образом – к управлению капиталом, принадлежащим государству. И выстраиванию системы, обеспечивающей функционирование этого капитала в конкурентной среде нашего внутреннего и внешних рынков.

Этот переход не так прост. Например, я не считаю допустимым расходовать государственный капитал в интересах трудового коллектива. Что являлось и является основным каналом разбазаривания национального капитала. Приоритет эффективности использования государственного капитала означает и перечисление дивидендов в бюджет, и недопустимость содержания лишней численности и мощностей. Управление капиталом не предполагает и отвлечение средств на местные нужды. Типа поддержки местного футбольного клуба. Но о некоторых возможных схемах трансформации управления предприятиями в управление капиталом – в следующей статье. Как и продолжение обсуждения этой темы.

Новости по теме

Новости других СМИ