Андрей Егоров: Говорить о прорыве на китайском направлении преждевременно

Эдуард Геваркин, UDF.BY

Белорусские власти заявляют, что совершен очередной прорыв в международной политике. Если такие речи мы раньше слышали после поездок в Минск европейских чиновников, то теперь поводом для гордости должен служить визит в белорусскую столицу лидера Китайской Народной Республики Си Цзиньпина.

На встрече в Минске кроме заключения договоров в области экономики лидеры Беларуси и Китая заверили друг друга во взаимной поддержке на мировой арене.

Китай выступает против внешнего вмешательства во внутреннюю политику Беларуси под любым предлогом. Об этом сказано в совместной декларации о дальнейшем развитии и углублении отношений всестороннего стратегического партнерства. В свою очередь белорусская сторона подтвердила приверженность политике "одного Китая".

Зачем Китаю Беларусь, являются ля него отношения с Беларусью стратегическими? Об этом и не только корреспондент UDF.BY расспросил директора Центра европейской трансформации, политолога Андрея Егорова.

- Надо понимать, что сегодняшний Китай – это глобальное государство с глобальными интересами, в том числе и на постсоветском пространстве.
Почему в поле интересов попала Беларусь? Она близка идеологически китайскому режиму, а поэтому руководству наших стран проще находить взаимопонимание. Мы можем наблюдать, что Китай и сотрудничает в основном с такими режимами, которые не задают "лишних" вопросов. И если сегодня поддержка Беларуси Западом будет "плясать от печки", связанной с реформами, европейскими преобразованиями, правами человека, то китайская поддержка не заморачивается на подобных вопросах.

- Увидели ли мы прорыв в нашей внешней политике?

- Говорить о каком-то прорыве белорусской дипломатии не приходится, просто следует констатировать, что Беларусь находится на линии той дипломатии, которую проводит сегодня Китай.

- Как вы считаете, рассматривает ли Китай Беларусь как стратегического партнера?

- Вряд ли стоит говорить о стратегическом партнерстве – уж слишком большая разница между нашими странами. Даже если мы посмотрим на торговый оборот между Беларусью и Китаем и Россией и Китаем, то увидим существенную разницу. Поэтому фраза «стратегическое партнерство» - это, скорее, некая идеологическая формула, которой пользуются китайцы, чтобы поощрить страны, куда приходит Китай с долговременными интересами.

- Вы полагаете, Китай пришел в Беларусь надолго?

- Надо отметить, что Китай сейчас динамично развивающееся государство, которое мыслит категориями в 50, а может и в 100 лет. Поэтому китайское руководство смотрит вперед не на шаг, не на два, а на десять.

Беларусь же не может оперировать такими категориями. Поэтому, могу повторить, нет здесь стратегической составляющей, в том числе и в силу мизерности стратегического влияния Беларуси в регионе.

- Белорусские власти говорят, что предлагают Китаю свои услуги по выходу на рынок ЕАЭС…

- Эти заявления так же смешны, так как нет как такового общего евразийского рынка. Мы же с вами видим, сколько взаимных преград и барьеров существует сегодня в ЕАЭС среди партнеров. Поэтому такие утверждения – это чистой воды спекуляции.

- Отношения с Китаем – это, конечно, неплохо. Но есть же люди, которые видят для Беларуси другой путь развития, связанный с Западом. Вот Китай дает нам кредиты, а что может Запад предложить нашей стране?

- Я бы не стал раньше времени восторгаться кредитами. Скорее, здесь стоит говорить о долгосрочных обещаниях, которые выдает Китай на этот счет.

Если мы посмотрим на прежние обещания, которые звучали в ходе предыдущих визитов, то увидим, что они не были исполнены в той мере, в которой преподносились официальной белорусской пропагандой. Посмотрим, как будет на этот раз. Но мне кажется, что вряд ли и здесь мы увидим какой-то прорыв.

- Но вы же не будете отрицать, что китайские деньги выделяются?

- Конечно, есть какие-то деньги, которые приходят из Китая, но слова о намерениях и объемы поступающихв Беларусь денег очень сильно отличаются. Стоит даже посмотреть на торговых партнеров Беларуси, и мы увидим, что Китай не занимает значительного места во внешней торговле нашей страны. Одним словом – посмотрим, что будет в будущем.

Хотя тот месседж, который прозвучал накануне визита в Минск от китайского лидера, был очень сильным и хорошо выстроенным с точки зрения внешнеполитических отношений. Были перечислены все масштабные проекты, которые Китай реализует в Беларуси – сборка китайских автомобилей, индустриальный парк, поддержка инфраструктурных проектов… Все это выдается как стратегическое направление развития дружбы и сотрудничества.

В сравнении с европейцами, которые инвестируют в Беларусь не меньше, это прозвучало очень сильно и грамотно. Ничего подобного в презентационном и имиджевом плане со стороны Евросоюза мы не видим. Поэтому стоит признать, что Китай пиарится здесь лучше.

- И все же: что Запад может предложить Беларуси?

- Много чего. Но, надо понимать, китайские деньги – это в основном средства государственных монополий, а Запад может предложить инвестиции частного капитала.

Если в Беларуси будет существовать определенная правовая среда, благоприятствующая сохранности инвестиций, гарантирующая право собственника, то, разумеется, западный бизнес придет в Беларусь.

Китай же действует несколько в ином русле и со своей логикой. Потенциально Беларусь может получить от Запада больше, чем от Китая или России, но для этого нужны не слова, а реальные действия, которые имеют свою цену и свои издержки. Нынешние белорусские власти идти на эти изменения не готовы и не хотят.

Повторюсь, для меня очевидно, что Беларусь от Европы получила бы плюсов гораздо больше. Европа сегодня – это край современного развития мира. И Беларусь может присоединиться к этому процессу развития.

Новости по теме

Новости других СМИ